Суббота, 18 мая 2019 18:26

«Выбрасывал по частям»: как старик-убийца из Ставрополья избежал суда

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Следователи поставили точку в уголовном деле о жестоком убийстве и расчленении двух женщин в Ставропольском крае. Год назад полицейские нашли фрагменты их тел в доме пожилого местного жителя.

И хотя пенсионер сразу сознался в преступлении, он отправится не на тюремные нары, а на больничную койку: судебно-медицинская экспертиза признала его невменяемым, передает ria.ru

Знакомство на празднике

Восемнадцатого марта прошлого года на главной площади небольшого южного городка Георгиевска было многолюдно — давали концерт в честь годовщины воссоединения Крыма с Россией. Был там и 80-летний Дмитрий Федоров (все имена изменены по просьбе следствия. — Прим. ред.). Пенсионер познакомился на празднике с 59-летней Ириной и пригласил ее в гости: он жил в частном доме в пятнадцати минутах пешком от площади.

Почему жертва приняла приглашение, неизвестно. Видимо, дружелюбный на вид старик не вызвал у женщины никаких подозрений. По одной из версий, он успел упомянуть, что живет не один, а с внучкой.

Федоров жестоко расправился с гостьей, тело расчленил. Полицию вызвала внучка Федорова. Она вернулась домой раньше, чем собиралась, и пришла в ужас от увиденного. При обыске оперативники вместе с останками этой женщины обнаружили фрагменты другого тела.

На допросе задержанный сознался, что в ссоре "слишком вспылил" и что это уже второе его знакомство за последние несколько дней, закончившееся трагически. Федоров не смог припомнить имя первой жертвы, ее личность так и не удалось установить. Большую часть фрагментов тела старик незаметно вынес из дома и разбросал по мусорным контейнерам в городе.

"Обычный дед"

аа11350

То, что 80-летний пенсионер оказался кровожадным убийцей и психически нездоровым, потрясло всю округу — по словам знакомых, до этого Федорова было бы сложно заподозрить даже в убийстве мухи.

Самый обычный, неприметный дед. Почти 40 лет проработал электриком. Алкоголем никогда не злоупотреблял, с соседями не конфликтовал. Кроме того, Федоров не был одинок: дочка с семьей жила неподалеку, а недавно к нему переехала старшая внучка.

С точки зрения закона биография тоже безупречна: никаких правонарушений.

Признаков психического расстройства ни родственники, ни знакомые за ним не замечали. Однако экспертиза установила: пенсионер невменяем. Юридически виновным он не признан, поэтому вместо тюремного заключения его ждет принудительное лечение.

Как поясняют специалисты, в его возрасте психическое заболевание не могло возникнуть внезапно, скорее всего, болезнь развивалась постепенно, но близкие вполне могли этого не замечать или списывать на старческую деменцию.

"Около половины психических больных никогда не наблюдались и никуда не обращались до какого-то критического события, — рассказывает РИА Новости заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии МГУ имени Ломоносова Александр Тхостов. — К тому же пациенты часто скрывают симптомы".

Так, например, в июне 2017-го жительница Санкт-Петербурга Марина Миргалеева вышла на прогулку в Юнтоловском заказнике вместе с месячной внучкой и пропала. В поисках участвовали около 200 человек, спустя десять часов пенсионерку нашли: она задушила ребенка и пыталась покончить с собой. Следователям Миргалеева объяснила: избавиться от младенца ее заставили голоса в голове. Сейчас она также проходит принудительное лечение.

Почти тюрьма

Не всех маньяков с психическими расстройствами вместо тюрьмы отправляют в больницу. Эксперты в таких случаях опираются не только на диагноз.

"Ключевой момент — можно ли вменить ответственность за преступление, — поясняет Тхостов. — Понимал ли человек фактический характер совершаемых им действий и мог ли собой управлять? Если эксперт отвечает на этот вопрос отрицательно, человека признают невменяемым".

В какое конкретно учреждение направят Федорова, еще неясно. В России четыре вида принудительного лечения: амбулаторное, стационар общего типа, стационар специализированного типа и стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением. Последних всего семь, в них как раз и содержат тех, кто представляет особую опасность для общества.

Пациенты там находятся в небольших палатах с железными дверями. Постоянное видеонаблюдение, сама больница — за стенами с колючей проволокой.

Каждые полгода суд принимает решение о продлении пребывания в учреждении. Если состояние пациента улучшится, его могут перевести в больницу с менее строгим режимом или вообще отпустить домой. Однако в случае с 80-летним Федоровым это маловероятно: в самых строгих стационарах пациенты проводят как минимум несколько лет.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 1204 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"