Вторник, 28 ноября 2017 12:34

75 лет Черекской трагедии

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Сегодня 75 лет Черекской трагедии, массовому уничтожению балкарцев карательными отрядами СССР в Черекском ущелье Кабардино-Балкарской АССР с 27 ноября по 4 декабря 1942 года и приведшие к уничтожению, силами сводного отряда 11-й СД НКВД, до 1500 мирных жителей. 11-я стрелковая дивизия НКВД получила приказ от командования 37-й армии уничтожить бандповстанческое движение в Средней Балкарии. Поводом к этому послужили захват уклонистами – лица уклонявшиеся от военной службы, и дезертирами Красной Армии разных национальностей из различных селений Кабардино-Балкарии зенитной пушки, районного центра с. Мухол, а также убийства нескольких солдат. Но в результате проведенной операции погибло и мирное население. Основные события имели место в балкарских селах Черекского района Кабардино-Балкарской АССР: Глашево, Сауту (Сылты), Верхняя Балкария, Верхний Чегет и Кунюм.

кандидат исторических наук О.О. АЙШАЕВ «ГЕНОЦИД МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ БАЛКАРСКИХ СЕЛ В НОЯБРЕ-ДЕКАБРЕ 1942 ГОДА», 2007 глд

Рецензент А.Д. Койчуев, д-р ист. Наук, профессор

«…Летом 1942 года в ожесточенных оборонительных боях в Сальских степях сгорела в огне сражений 115-я национальная Кабардино-Балкарская кавалерийская дивизия. Конная дивизия была полностью разбита численно превосходящей ее в десятки раз бронированной фашистской армадой, поддерживаемой воздушной армией. Она потеряла управление. От дивизии остались лишь небольшие группы и подразделения. 600-700 кавалеристов в августе-сентябре вернулись в Кабардино-Балкарию. Одни из них были контужены, тяжело ранены, покалечены. Им требовалась срочная госпитализация, они нуждались в экстренном лечении. Другие окончательно разочаровались и разуверились в победе, потеряли всякую надежду на командование армией, управление фронтом. Последние больше думали о собственном своем спасении, считались дезертирами, уклонившимися от приказа №227, изданного Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным 28 июня 1942 года. Уклонисты знали, что за неповиновение приказу «Ни шагу назад!» будут подвергнуты высшей мере наказания – расстрелу. Поэтому ушли в леса и горы, а большинство скрывались в Черекском ущелье. Здесь они находились на нелегальном положении. Среди них были балкарцы, кабардинцы, грузины, осетины и представители других национальностей...

...Штаб 11-й дивизии НКВД передислоцировался на фанерный завод в районе села Ташлы-Тала, оттуда стал командовать своими частями, давать боевые распоряжения. 22 ноября 1942 года в 16:00 часов командиру 4-го эскадрона 17-го конного полка тов. Каратаеву было приказано: «С получением, немедленно выступит в Среднюю Балкарию на соединение с капитаном Ляшенко, с задачей ликвидировать бандгруппу, находящуюся в селении В.Балкария…принять самые решительные меры вплоть до расстрела на месте, сжигание построек и имущества…». Боевое Распоряжение подписали командир стрелковой дивизии подполковник Шикин, начальник штаба дивизии капитан Тяжелов и начальник 1-го отдела капитан Ожигин….

….Одним из очевидцев трагических событий в селении Сауту является Хусей Османович Бичеев, который в течении 30 лет вел тетрадь 323 расстрелянных, в числе которых были 81 человек Темиржановых: Рахимат – 44 года, Махмуд – 47 лет, Сенсабий – 3 года, Фатимат – 1 год, Зарият – 35 лет, Абукерим – 5 лет, Жамилят – 3 года, Салихат – 1 год, Идрис – 75 лет и т.д.; 116 человек Мисировых: Мухай – 6 лет, Абидат – 4 года, Муса – 62 года, Фатима – 50 лет, Рамазан – 2 года, Мустафа – 5 лет, Батырбий – 85 лет и др.

«В селе Сауту мы спрятались у родственника – Тета Мисирова. Нас было около 50 человек, в основном, женщин, стариков и детей. В дом ворвались красноармейцы, которые пытались выгнать всех на улицу, но не смогли. Тогда они сами вышли и с улицы бросили гранату в переднюю комнату. Многих поубивало, меня оглушило и ранило в правую руку.

Мы скрывались шестеро суток, без еды и воды. Я еле выкарабкался на крышу через дымовое отверстие: село горело, развалины домов еще чадили. Солдаты мародерствовали» - рассказывает Мухадин Магометгериевич Байсиев.

«Мы убегали от одних родственников к другим. Нас скопилось человек шестьдесят. В дом ворвались красноармейцы. Сказав, что хотят провести собрание, они вывели всех во двор. Несколько стариков попытались отделиться, в это время приставили женщин и детей к стене. Стали расстреливать всех подряд. Пожилые люди читали зикир (молитву) и с Аллахом на устах погибали от солдатских пуль. Всех расстреляли. Осталась я одна, раненная в пять мест. Меня спасла материнская шаль, которой я укрывалась. Слышала жалостно просящий воду голос матери. Она умирала, трое суток истекая кровью от полученных ран. А вместе с ней умирали и двое моих сестер…» - вспоминает Тани Магометгериева Байсиева (Мамаева).

«В то время я была молоденькой снохой, еще не успела снять с себя фату, как в нашу с мужем комнату ворвались солдаты. Один из них приказал мужу встать и поднять руки вверх и выстрелил пистолетом прямо в лоб. Муж тут же погиб. Я хотела подойти к нему, но меня остановил приклад автомата солдата. И тут же обратился: «Товарищ Настаев, а в эту женщину стоит стрелять?» - «Конечно, стоит!» - утвердительно ответил тот. Солдат выстрелил мне в голову. Пуля вылетела через глаз. Я упала и осталась лежать без сознания…» - рассказывает Кулизар Глашева. Тогда она по счастливой случайности осталась жива. Потом родила сына, жила вместе с ним и помнила ту горечь до последних дней своей жизни».

Когда энкавэдэшники вошли в Сауту и стали стрелять, Саният Гузоева с двумя малолетними детьми прибежала к соседям. Сюда же собрались и многие другие, у которых семьи остались без мужчин. Мужья всех этих женщин были на фронте.

«Мы еле успели собраться и закрыть дверь на крючок, как тут же раздался сильный стук», - рассказывает Саният.

«Мама! Может это мой отец пришел!» - пятилетний сынишка сорвался с моих рук и бросился к двери. Сильным ударом приклада винтовки широко открылась дверь. Один из солдат автоматной очередью повалил мальчика и стал стрелять по другим…

Я пришла в себя через неделю. Открыла глаза, увидела вокруг лужи крови, трупы многих погибших, а среди них – и моих детишек, свернувшихся в клубочки».

Автоматные пули переломили кости ног Саният. В течение ряда лет доставали пули, застрявшие в ее щеках. В платочке Саният вместе с пулями можно увидеть обломки костей из частей ее тела.

Мухадин Буттукович Газаев, вернувшись в село Шканты, нашел своих родных убитыми: один мальчик сестры был убит на руках ее свекрови, второй пристрелен во дворе, третий, весь обугленный находился на руках расстрелянной матери. А дом был сожжен…».

Nurlan Saltaev

Источник

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 589 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"