Вторник, 21 ноября 2017 16:19

21 ноября 1919 г. был застрелен в спину во время молитвы Абдулгафар Жанбосынов

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Об эмире последнего Кыпчакского ханства, единственное движение Уркуна - восстания тюрков 1916 года, которое не смогли подавать колониальные войска Российской империи.

21 ноября 1919 г. был застрелен в спину красноармейцем во время молитвы Абдулгафар Жанбосынов (Абдигапар Жанбосынулы) (1870 г.р.), не смотря на то, что Абдулгафар не относился враждебно к советской власти и даже участвовал в 1-м Торгайском съезде Советов в марте 1918 года в г. Оренбурге .

"Восстание тургайских казах-киргиз в 1916-1917 годах", материалы, записанные со слов очевидцев, 1 июня 1926 года.

«… Но восточная половина уезда, возглавляемая умным, проницательным и авторитетным Абдугафаром, осталась на прежней позиции. Армия, если и уменьшилась численно, то старались выиграть в качественном отношении. Её отряды обучались строю и ружейным приемам. Правда, последнее производилось на деревянных ружьях, так как настоящих было мало. В феврале 1917 года их было не более 200, причем многие из них были переделаны из охотничьих. Эта армия держалась выжидательной позиции и находилась вдали от Тургая. Штаб её квартировал от города в 170 верстах; ханская ставка находилась в зимовке Сеидгана Турекбаева в 15 верстах от урочища Батпак-кары.

Одновременно с улучшением армии эмир Абдугафар занялся организацией гражданского управления в свое части уезда. Прежде всего, нужно сказать, высшая власть его не была единоличной. Он отказался от звания хана и принял титул эмира в знак того, что желает править не самодержавно, а с помощью народа в лице его представителей. При нем состоял совет из 20 человек, избранных волостнями. В руководимой эмиром и его советом части Тургайского уезда не оставалось на местах ставленников царской власти, как из русских, так и казак-киргиз. Вся власть перешла к местному населению и свободно избиралась из лиц – членам эмирова совета, волостным управителям, сборщикам полатей и др. Подати шли на содержание администрации и национальной армии. Вновь избранные были и народные судьи. Замечено было. Что в этот период самоуправления Тургайских казак-киргиз среди них очень упала цифра преступлений. Даже таких бытовых, как бырмта и кража.

Здесь кстати познакомить читателя с личностью самого Абдулгафара, так как его нравственная физиономия выявляет и его выдвижение большой половиной восставшего уезда на пост главы народа и самый характер руководимого им движения.

Уроженец Кортугайской волости, мужчина лет 45, Абдулгафар принадлежал к сильному, боевому роду, (роду Тлевликцев) и, отстаивая интересы своих сородичей, всю жизнь провел в подвигах и занятиях, которые в старое время составляли славу отдельным казак-киргизам и уважение. Он был известный бармтач, набегами и угоном скота отстаивавшим свои права и укреплявшим свое положение против посягательств недргов. В его роду было несколько волостных управителей. Незадолго до империалистической войны он сам был избран в волостные управители и с честью нес это звание. Уже это обстоятельство показывает. Что он не был враждебным русской власти, которая ему доверяла, и что русская культура ему не была чужда.

С достижением общепризнанного авторитета и высшей власти Абдулгафар продолжал держаться скромно, умеренно и мягко не только по отношению к подчиненным, но и к врагам даже….».

Nurlan Saltaev

Источник

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 1611 раз