Суббота, 02 сентября 2017 11:20

Празднование Ораза байрама в Крымском ханстве и г. Семипалатинск

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Празднование Ораза Байрама войском Крымского ханства во главе с Мухаммед-Гиреем Крымским ханом и Мелек Ахмед-Пашой Великим визарем Османской империи в Ак-Кермане (сейчас Белгород-Днестровский Одесской области), сообщает YviNews

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ «СЕЙАХАТНАМЕ», XVII век

«…Паша тогда же снова вошел к хану, и они по случаю розговения после рамазана вкусили поданные на двухстах фарфоровых блюдах мускусное печенье, леденцы, персики и другие фрукты, благовонные желуди, сахарные [головы в виде] хижин, [сласти] с амброй, пирожные с фиалкой, с гиацинтом... (название изделий из теста с приправами) и [еще] семьдесят видов [различных яств] с мускусом. Затем они вкушали разное варево и мускусные напитки, а закончив трапезу, умыли руки из украшенных жемчугом кувшинов и тазов. После того как были выпиты кофе, вино, чай и анисовый напиток, была подана розовая вода и [воскурен] фимиам.

Затем паша подал знак хранителю казны, и тотчас хану были представлены все дары. Паша сказал: «Хан мой, добро пожаловать, да будет неодолимой твоя борьба за веру. Всегда борись за веру так, [как до сих пор]. Милости просим, в добрый час прильни к моему лицу. Ибо ты — могущественный государь, борец за веру, ты отомстил врагам ее, выполнив повеление падишаха османов», — и с этими словами он повязал голову хана драгоценнейшим шахским тюрбаном.

Затем дошел черед до трех чистокровных арабских коней.. на одном из которых было седло, в изобилии усыпанное драгоценными камнями и жемчугом, до [предназначенных] на поясницу хану сабли из тянутой стали, в ножнах, усыпанных драгоценными камнями и жемчугом, колчана с четырьмя жемчужными крышками, жемчужного пояса султана Мурада IV, кинжала, усыпанного драгоценными камнями и жемчугом, до собольей шубы и пары [белья] — штанов и рубахи.

И тогда хану были поднесены раззолоченные одежды, а калга-султану и нуреддахр-султану, беям [племен] ширин и мансур, мирзам [рода] седжют, аталыкам и от-агам, ханскому везиру Сефер-Гази-аге, прибрежному аге Ислам-аге, Дедеш-аге, Карыш-аге, Абу Ахмед-аге — словом, [всем им] было пожаловано сто семьдесят усыпанных золотом почетных халатов, не считая семнадцати собольих шуб. На аг карачеев и капу-кулу, соответственно чину и рангу каждого, также были надеты почетные халаты, а султанам и вышеупомянутым агам было подарено по коню, некоторым мирзам были подарены позолоченные шлемы, сабли и колчаны.

В тот же день по мусульманскому обычаю в семидесяти местах были расставлены шесть тысяч блюд с различными яствами — кебаб из трехсот баранов, плов в пятидесяти котлах, шафранный плов и прочие блага семидесяти видов, и при всем этом пятьдесят тысяч хлебов. На лужайках Аккермана стояли кебаб, плов, жареное мясо с луком. Татарские воины необычайно раззадорились и в один день поели все кушанья, наготовленные на семь дней, насытились шафранным пловом и похлебкой до [верха] своих шапок да еще потащили к себе На стоянки. Это пиршество до сих пор поминается в Аккермане и Крыму как предание. ..».

И. И. Завалишин «Описание Западной Сибири. Том 3. Сибирско-киргизская степь». — М., 1867 г.

«…Но татары, исстари переселившиеся сюда из губерний Казанской и Вятской, да из промышленной Тюмени — уж совсем иное. Это народ торговый, промышленный, предприимчивый, деятельный, трудолюбивый, зажиточный. Дома их составляют лучшую часть города. Они хорошего росту, крепки, в одежде щеголеваты, вообще красивы. Татарки очень милы: лица нежные и белые, черты правильные, глаза и волосы черные, взгляд веселый. И мужчины, и женщины живого и общительного характера. Летом татарки охотницы гулять за городом, целыми женскими компаниями (мужчины в эти пикники не допускаются, кроме детей-мальчиков). Пьют где-нибудь в лесу или на острову чай, едят сласти, проводят целый день с 10 часов утра до заката солнца.

Ташкентцы, тоже вышедшие сюда встарь из Ташкента, и которых здесь называют «сартами» (сарт), занимают особый квартал в Татарской слободе и имеют свою особую мечеть. Они наружно не походят ни на татар, ни на бухарцев, ни даже на киргизов. У них смуглые лица и большие черные бороды. Халат подпоясывают широкими кушаками, на голове носят чалму из бумажных материй пестрых цветов, а обыденно высокие мерлущатые шапки. Зимой сверх халата — шубу, крытую сукном либо бумажною материей. Главнейшее их занятие — торговля. Есть очень зажиточные. Дома, как и у татар, хорошей постройки, иногда и очень большие. Они имеют здесь своего «старшину». Нынешний Мир-Курбаю-Аупов жалован в 1861 году чином хорунжего, золотою медалью на шею на Владимирской ленте и потомственно землями.

Наконец, здесь тоже живет до 50 семейств «чала-казаков» (слово киргизское, означающее: «неполный киргиз»). Это либо потомки беглых, либо беглые бухарцы, хивинцы и коканцы, почему-либо вынужденные укрыться в степь и уже окиргизившиеся. По положению бывшего сибирского комитета, 19-го марта 1854 года 50 семейств их приписались в мещане, а 626 семейств распределены по внешним округам здешней области.

Татары и ташкенцы строго держатся ислама. У них здесь, как мы сказали выше сего, 8 мечетей. При каменной соборной служит ахун (протоиерей), а при прочих муллы. Мусульманские праздники «байрам и курбан» отправляют они с большим торжеством, и тогда Семипалатинск представляет самую веселую, самую пеструю, самую оживленную картину; ташкентцы, татары и киргизы разгуливают по улицам в дорогих шелковых халатах; женщины в парчовых, канфовых и шелковых платьях с золотыми на груди вышивками и жемчугом (татарки, по обычаю, набеленные и нарумяненные, с насурмленными бровями). Разъезжают все они по гостям, к родным и знакомым. Молодежь же и даже мальчишки лет 10—12 скачут на конях с дорогими седлами по улицам во весь карьер. В домах идет угощение. В комнатах на дорогих бухарских и ташкентских коврах ставят столики вышиною с ½ аршина с пилавом, казой («казы», конские колбасы), жареною бараниной, баурсаком (легкое крупитчатое тесто, вареное в масле). Подают и пряники, сливочное масло, мед, фрукты и азийские сласти. Пьют чай и кумыс (а ныне, от непрерывного общения с русскими, появляются и вина). Бывает и «байга» (бег) с призами, состоящими из сукна, плису, ситцев, платков. Расстояние берется до 30 верст от Семипалатинска, а скачут мальчики лет по 12—14. Мета ставится обыкновенно на степном выезде города.

Вообще, семипалатинские татары и ташкентцы — народ трудолюбивый, деятельный, показывающий добрый образец нашим русским. Но многое ли хорошее переняли наши русские мещане и крестьяне, даже у себя под боком, от отзейских бюргеров либо от немецких колонистов? Ровно ничего!..».

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 770 раз