Среда, 07 апреля 2021 11:08

КОМУ В КАЗАХСТАНЕ ЗАКОН НЕ ПИСАН?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Казалось бы, такая проблема, как несвоевременная выплата заработной платы, осталась в 90-х. Сейчас работодатели в большей своей части следуют букве закона и выполняют свои обязательства перед работниками, с которыми заключают трудовой договор: вовремя производится оплата труда, социальные и пенсионные отчисления, согласно требованиям закона производится расчет при увольнении и т. п. Но… Есть все-таки и недобросовестные работодатели, которым закон, видимо, не писан. Они диктуют свои условия и не торопятся выполнять нормы законодательства. А если еще при этом они являются субъектами малого предпринимательства, то пользуются тем, что, согласно Указу Президента РК от 26.12.2019 г. № 229, с 01.01.2020 г. по 01.01.2023 г. проверки и профилактический надзор субъектов малого (в том числе и микропредпринимательста) не производятся.

О ситуации, сложившейся в г. Ерейменту Акмолинской области, нам рассказали трое бывших сотрудников ТОО «Угольный разрез» (предприятия, занимающегося добычей каменного угля в разрезе Сары-Адыр): Нечитайлов Демьян Николаевич, Налимов Сергей Сергеевич, Загоруйко Егор Александрович, которые работали на данном предприятии водителями самосвала.

До января 2021 года водители работали согласно условиям заключенного с ними трудового договора, и, в принципе, их все устраивало. Правда, заработная плата выплачивалась не до 10 числа последующего после выполнения работ месяца, как оговаривалось в трудовом договоре, а несколько позже, в 20-х числах. И отчисления в пенсионный фонд и фонд обязательного медицинского страхования производились не ежемесячно, как положено по закону, а с опозданием на несколько месяцев. Нарушение трудового законодательства? Бесспорно. Но с этим как-то еще можно было мириться. Однако в январе текущего года руководство предприятия решает изменить условия труда водителей.

Во-первых, в дополнительном соглашении к трудовому договору, которое предлагалось подписать работникам, оговаривалось изменение графика работы. Если раньше вахта составляла 15 дней работы через 15 дней отдыха, то с января она должна была составлять 20 дней работы через 10 дней отдыха. На 3 часа сдвигался и ежедневный график работы - если раньше водители работали с 7 часов утра до 19 часов вечера (и этот график их устраивал), то теперь предлагался график с 11 часов до 23 часов, причем завтрак был запланирован в 10.00-10.30, обед - в 16.30-17.00, ужин - примерно в 23.00-0.00. Соответствует ли это правилам гигиены труда и просто здоровому режиму дня? Вопрос риторический.

Во-вторых, менялась оплата труда – если раньше она начислялась согласно окладу и была фиксированной, то по дополнительному соглашению к трудовому договору оплата становилась сдельной, то есть зависела от произведенных рейсов. Причем конкретных расценок рейсов сотрудникам не указали, сказав, что все нормативы зависят от руководства. Кроме этого, в дополнительном соглашении к трудовому договору теперь оговаривалось, что в случае, если водители в период вахты будут задействованы не в рейсах, а в ремонте вверенной им техники, то по итогам месяца они получат зарплату в размере минимальной заработной платы, установленной в Республике Казахстан, то есть 42 500 тенге. При этом условия для ремонта и обслуживания техники на предприятии не обеспечены – нет специализированных отапливаемых боксов, ремонт техники производится на открытом воздухе.

Еще один интересный момент был отражен в допсоглашении к трудовому договору, которое предлагалось подписать сотрудникам. В случае если работник не уведомит работодателя о невыходе на вахту или намерении об увольнении за 30 календарных дней, то ему при увольнении будет выплачена заработная плата за отработанный период в размере минимальной заработной платы, установленной в Республике Казахстан, то есть 42 500 тенге, а вовсе не та сумма, которая была бы заработана фактически. Это в какой же статье Трудового кодекса прописана такая норма?

Отдельно стоит остановиться на условиях проживания сотрудников в вахтовом городке, которые далеки от всех санитарных норм. Канализационная система, встроенная в местах проживания рабочих (вагончиках), не функционирует должным образом. Качество воды из местной скважины оставляет желать лучшего. Имел место случай, когда медработник произвел кварцевание помещения в то время, когда в нем на отдыхе находился человек (спал после смены) – видимо, была проявлена особая забота о его здоровье. В вагончике, рассчитанном по санитарным нормам максимум на 8 человек, было размещено для проживания 12 рабочих (причем, не только местных, но и приехавших из другой области). Нормально ли это в условиях пандемии и всеобщих требований о дистанцировании?

Если разобраться, собственно с нормами Трудового кодекса РК руководство ТОО «Угольный разрез» не очень-то дружит в принципе. Начнем с того, что об изменении условий труда согласно пункту 2 статьи 46 Трудового кодекса работодатель должен был письменно предупредить работника не позднее чем за 15 календарных дней, если трудовым или коллективным договорами не предусмотрен более длительный срок предупреждения. Никаких уведомлений работники не получали ни за 15 дней, ни, тем паче, за более ранний срок. Их просто поставили перед фактом и предложили подписать дополнительное соглашение к трудовому договору. Однако работников не устроили новые условия труда. По закону они должны были дать письменный отказ (или же должен был быть составлен акт об отказе от продолжения трудовых отношений в связи с изменениями условий труда), и трудовой договор с ними должен был прекратиться по основанию, предусмотренному подпунктом 2) пункта 1 статьи 58 Трудового кодекса. Но процедура была нарушена изначально. До работников было донесено буквально следующее: «Кого не устраивает, пишите заявление на увольнение. Найдем других». И работники, которые не согласились с изменениями условий труда, просто написали заявление о расторжении трудового договора с 10 января 2021 года. Сразу же они подписали обходные листы по передаче вверенной им техники, так как несли за нее материальную ответственность. Но уволиться по соглашению сторон (хотя, по сути, расторжение трудового договора должно было быть оформлено на основании пп. 2) п. 1 ст. 58 Трудового кодекса), не удалось. И тут начались совсем уже необъяснимые действия со стороны директора ТОО «Угольный разрез» Малика Жаукова. Сначала он поставил условие (со слов уволенных водителей): «Пусть выйдут на один день, потом их рассчитаю». Потом вообще обвинил их чуть ли не в саботаже - дословно (из чата коллектива предприятия): «Добрый вечер, коллеги! Сегодня написали заявления на увольнение 7 водителей автосамосвалов. Не доработав вахту, не подписав обходные листы, не передав автотранспорта и имущество надлежащим образом покинули вахтовый городок. План перевозок и отгрузки вагонов на сегодня и на ближайшие дни сорван.

Мне очень жаль ваши семьи, вы ни дня не попробовав поработать по новой системе отказались от возможности зарабатывать и кормить семьи.

Всегда открыт к диалогу, но никто из вас сегодня не подошёл и не предупредил. Моя реакция на ваши действия будет аналогичной и не менее бесчеловечной!» (орфография и пунктуация сохранены – авт.). Угроза? Похоже на то…

Далее «хождение по мукам» продолжилось. Приказ о расторжении трудового договора не был издан своевременно. До 25 января работникам пришлось четырежды обращаться в отдел кадров, но они никак не могли добиться ни издания приказа об увольнении, ни выдачи трудовой книжки. В итоге ребят все-таки уволили, но (!) согласно пп.3 ст.49 (по инициативе работодателя) и на основании пп.8 п.1 ст. 52 – из-за отсутствия работника на работе без уважительной причины в течение трех и более часов подряд за один рабочий день (рабочую смену) – проще говоря, за прогул!

Так называемые «расчетные» (в которые входит сумма заработной платы за отработанное время, в данном случае за декабрь 2020 года и 10 дней января 2021 года, и компенсация за неотработанные дни отпуска) выплатить обещали в течение трех дней, как того и требует закон. Но прошло уже более двух месяцев, а уволенные работники так и не получили ни зарплату за декабрь 2020 года, ни положенных по закону компенсационных выплат.

В поисках хоть какой-то справедливости они обратились за помощью в Ерейментаускую ячейку Народной Партии Казахстана. Представителем ячейки Ю. Каркавиной по данному вопросу через Кокшетауский головной офис партии был сделан запрос в Управление по инспекции труда Акмолинской области. Запрос был направлен далее по инстанциям, и в результате пришел ответ из Управления социального благосостояния г. Алматы (по месту регистрации предприятия), в котором было сказано, что ТОО «Угольный разрез» является субъектом микропредпринимательства, в связи с чем проведение внеплановой поверки данного предприятия не предоставляется возможным. Вот так вот, господа предприниматели, творите беспредел и беззаконие, ничего вам за это не будет - мораторий на проверки. Абсурд? Несомненно.

После этого, по совету Ю. Каркавиной, пострадавшие от беззакония работники обратились к адвокату. Взявшись за это дело, защитница прав человека пыталась решить вопрос в досудебном порядке, но, видимо, переговоры результата не принесли, и в настоящее время по этому вопросу ею готовится иск в суд. Однако по непонятным причинам дело не двигается с мертвой точки, и, воз, как говорится, и ныне там…

В итоге возникает ряд вопросов – в правовом ли государстве мы живем? Все ли равны перед законом? И зачем предоставлять работодателям такие льготы, которые позволяют им нарушать законодательство? Ну, и еще один вопрос – восторжествует ли справедливость?

 

Н. Николаева

 

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 798 раз Последнее изменение Четверг, 08 апреля 2021 12:20