Суббота, 30 января 2021 15:36

Костанаец уже 2 года пытается добиться справедливой компенсации от экс-полицейского, совершившего ДТП

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Мухамедгалы Карамурзин борется за то, чтобы его супруге, пострадавшей в аварии, возместили затраты на лечение.

Мужчина уже дошел до Верховного суда в надежде, что там вынесут справедливое решение и признают, что Сандугаш Ильясовой нанесли тяжкий вред здоровью в результате аварии.

Речь идет о ДТП, произошедшем почти два года назад, – 29 апреля 2019 года на пересечении пр. Аль-Фараби и ул. Чехова. Сандугаш Ильясова переходила дорогу на зеленый свет, когда ее сбил автомобиль. За рулем находился тогда еще сотрудник управления полиции Рудного Айбол Кабдешов. Мужчина совершал поворот и, видимо, не заметил пешехода.

Виновник аварии попытался поднять пострадавшую и усадить ее в свой автомобиль, чтобы увезти в больницу. Но Сандугаш Ильясова, чувствуя боль в ноге и догадываясь, что это может быть перелом, сама ехать отказалась и попросила не трогать ее до приезда скорой.

– Жена потом рассказывала, что он ее за ногу сильно дергал, хотел посадить в машину, хотя ей было больно, – рассказал нам супруг пострадавшей и ее законный представитель в суде Мухамедгалы Карамурзин. – Странно, что сотрудник полиции не знаком с правилами оказания первой медпомощи: если есть угроза перелома, то трогать пострадавшего нельзя! Моя жена работает в медколледже, прекрасно это знает. Мы считаем, что этими действиями полицейский сделал только хуже. Когда ее привезли в больницу, врачи сообщили: перелом шейки бедра со смещением. Супруге сделали операцию, провели эндопротезирование тазобедренного сустава. В больнице она пролежала чуть меньше 21 дня, потому что отделение было переполнено, ее попросили забрать раньше. Первый месяц Сандугаш почти не могла ходить. Мне пришлось дома оборудовать поручни в туалете и поднять полы. Потом она еще полгода ходила только с костылями, затем уже с одним. Морально ее тоже подкосило, поэтому я представляю супругу в суде, чтобы она не нервничала.

Спустя два месяца после аварии участкового инспектора ОМПС Рудного Айбола Кабдешова из полиции уволили. Провели служебное расследование и постановили: он совершил поступок, дискредитирующий правоохранительные органы. Интересно, что сразу после ДТП пресс-служба ведомства сообщала: Кабдешов выехал из Рудного в Костанай по личным делам, то есть находился не при исполнении. Однако Мухамедгалы Карамурзин по запросу получил от ДП оригинал рапорта, который участковый писал в день отъезда. Там сказано: «Прошу вас разрешить выезд в Костанай ДП Костанайской области 29.04.19 г. в связи со служебной необходимостью». Это означает, что Кабдешов все-таки был на работе, но официально этот факт скрыли.

­– Ответственность по возмещению вреда, причиненного при исполнении служебных обязанностей, возлагается на юридическое или физическое лицо, работником которого является виновник ДТП. Об этом гласит п. 1 ст. 921 Гражданского кодекса, – отмечает Мухамедгалы Карамурзин. – Поэтому мы подали иск к департаменту полиции.

Суд первой инстанции, учитывая признание вины Айболом Кабдешовым, назначил ему наказание в виде 80 часов общественных работ с лишением права управлять автомобилем на 2 года. Чтобы определить степень вреда, причиненного здоровью Сандугаш Ильясовой, провели две экспертизы. Первую признали недействительной, вторая показала – причинен вред здоровью средней тяжести. В пользу Ильясовой взыскали 400 тыс. тенге морального вреда и 134 тыс. тенге материального. Но сторона потерпевшей с этим не согласилась.

– Моя супруга перенесла операцию, ей сустав заменили! Это тяжкий вред здоровью, она долгое время не работала, ходила на костылях, – возражает Карамурзин. – Суд отклонил наш иск в части взыскания утраченного заработка и недополученного дохода по преподавательской деятельности и исключил из списка ответчиков департамент полиции!

С мягким наказанием для экс-участкового Карамурзин тоже не согласен. Он считает, что на фоне страданий его супруги приговор обязан был быть более суровым.

И тогда семья пошла дальше: областной суд, отмена приговора первой инстанции, решение о направлении дела в прокуратуру для устранения нарушений уголовно-процессуального закона, затем снова процесс в суде №2 Костаная, проведение уже третьей судмедэкспертизы для определения степени причиненного вреда. И снова многочисленные нарушения.

– Мы настояли на экспертизе в Нур-Султане, думали, что она будет достоверной. Однако ее провели без участия супруги! Нас просто не вызвали! Экспертиза прошла заочно, как обычно делается, если человек уже мертв, – недоумевает представитель потерпевшей. – При этом один из членов комиссии, травматолог-ортопед Сулейменов, указывает, что моей жене был причинен тяжкий вред здоровью. Но весь казус состоит в том, что его мнение не восприняли в качестве экспертного заключения! Сослались на то, что Сулейменов был привлечен к участию в проведении экспертизы в качестве специалиста, а в таком статусе он не вправе давать экспертное заключение! Суд должен разрешать такие противоречия, а он рождает их снова и снова.

Повторное обращение в областной суд тоже результатов не дало. Разве что только обратных: Кабдешова освободили от уголовной ответственности за истечением срока давности преступления.

– Мы хотим справедливости. Моя супруга поддерживает намерение идти до конца, поэтому мы продолжаем бороться, – подытожил Мухамедгалы Карамурзин. – Мы обратились в Генеральную прокуратуру и в Верховный суд. От самого виновника аварии за все это время получили только 40 тыс. тенге…

Мухамедгалы Карамурзин уверен: ответственность за возмещение вреда, причиненного полицейским, лежит на его работодателе, то есть департаменте полиции. Так гласит Гражданский кодекс. Вот только нормы закона у нас работают выборочно.

Источник tobolinfo.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 357 раз