Воскресенье, 18 октября 2020 12:09

Без «бегунков» и «помогает»

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Поводом для этого материала стало обращение одного из руководителей Акмолинского филиала компании «Ustudy» в специальную мониторинговую группу: «Надо как-то пресечь бесконечные звонки с просьбами помочь какому-либо учителю сдать национальный квалификационный тест (НКТ)».

По его словам, иногда такие просьбы поступают «из довольно высоких кабинетов». А если учесть количество родственников и знакомых в нашем небольшом городе, области, то понятно, что молодому человеку приходится непросто. Но достаточно однажды прийти в Центр тестирования (Кокшетау), чтобы убедиться в правоте Тенсела Бакыта: «Искать обходные пути бесполезно. Никто ни при каких условиях помочь не сможет. Это исключено».

К «истории вопроса»

Признаюсь, попытаться разобраться в том, почему так много нареканий у наших педагогов к НКТ хотелось давно. Особенно после многочисленных круглых столов, где предлагалось внести поправки в уже принятый и во многом не устраивающий многих учителей Закон РК «О статусе педагога». В отношении Национального тестирования звучало: «Отменить, изменить», «Зачем вопросы по педагогике». И очень меня удивило такое высказывание учителя, судя по возрасту, с опытом немалым: «Я преподаю математику в среднем звене. А вдруг на тестировании мне попадется вопрос из программы старших классов…».

Успешная сдача тестов — одно из обязательных условий получения категорий «Педагог-модератор», «Педагог-эксперт», «Педагог-исследователь», «Педагог-мастер». А это не только подтверждение профессионального мастерства, но и существенный рост заработной платы.

Так что желающих пройти тестирование всегда было немало. Многие сдавали успешно. Но вот такие не просто интересные, а тревожные цифры. Все они взяты из открытых источников.

В 2018 году, когда тесты были на бумажных носителях, пороговый уровень преодолели 74,7% сдававших тестирование педагогов, а в 2019 (в электронном формате) — 57%. Это в целом по области. В Зерендин-ском районе в 2019 году успешно прошли тестирование всего 54% из общего количества сдававших, в Бурабайском — 66%, Биржан сал — 57%, Степногорском регионе — 67%, Аршалынском районе — 66%. Самый низкий показатель в Целиноградском — всего 43%.

Откуда разница такая и причем здесь коррупционное сознание

То, что такая отрицательная динамика не только в нашем регионе, а в целом по стране, утешение, конечно, слабое.

Но нельзя не обратить внимание на еще больший разрыв показателей в некоторых областях. Судите сами. В Мангистауской области компьютерные тесты прошли только 39% педагогов, а годом ранее — 61,9%. В Атырауской области — 40 и 76,7% и в Нур-Султане (!!!) 47 и 73,8% соответственно. В Туркестанской области низкие показатели и в 2019 (33%), и в 2018 году (52,7%,).

Подчеркиваю, сейчас речь не о том, почему пороговый уровень преодолевают чуть ли не меньше половины педагогов, попытавшихся сдать тесты. Это — предмет анализа для руководителей системы образования.

Но почему в 2019-м в сравнении с годом предшествующим успешно сдавших стало намного меньше?

Тот факт, что именно в прошлом году отказались от бумажных носителей, перешли на электронный формат, сам по себе ответом не является. Вызывает новые вопросы. Тем более, что содержание тестов не изменилось, сложнее они не стали.

Значит ли это, что до того некоторые учителя, уж простите, элементарно списывали, искали (и, очевидно, находили) «помогаек» и «бегунков»? Боюсь, что вопрос, увы, риторический. Факты, как известно, вещь упрямая. Азначит, здесь можно говорить о коррупционном сознании. И у кого?!

Понятия «коррупционное сознание» я в публицистике не нашла. Но давайте прибегнем к методу «от противного». Если «Антикоррупционное сознание — это совокупность чувств, взглядов и эмоций.., выражающих отношение людей к коррупции как социальному злу», то получается, что человек, обладающий коррупционным сознанием, взятки, обходные пути, «договорные» оценки злом не считает, исходит из того, что «Все можно решить», «Как не порадеть родному человечку»…

Понимаю, что кто-то обидится, кто-то будет негодовать, но все-таки массовое — «Тестирование отменить!», «Присваивать категории по прежней системе»… не являются ли подтверждением этому предположению. Скорее (и печальнее) даже не предположению, а констатации. Еще печальнее, что речь идет о части (надеюсь, небольшой) педагогов, призванных детей наших учить и воспитывать.

Коррупция и цифровые технологии — «вещи несовместные»

— Любое постороннее вмешательство в процесс тестирования исключено, — хочется, чтобы в правоте первого руководителя Акмолинского филиала U—FUTURE Тенсела Бакыта как можно скорее убедились не только педагоги, уже сдававшие Нацквалтесты, но и те, кто к этому готовится.

По словам директора Акмолинского филиала организации «Ustudy» Дианы Жакуповой, с начала этого года из 3000 сдававших тестирование педагогов 33 человека допустили нарушения: пресловутые шпаргалки, наушники, переговоры…

Когда понаблюдаешь за организацией процесса тестирования (из коридора, в аудитории находиться постороннему запрещено категорически), то понимаешь, что процедура предварительного досмотра совершенно излишняя. Смартфоны предлагают сдать только для удобства самих тестируемых, чтобы случайный звонок не помешал. А в остальном — проносите не только шпаргалки, но и учебники. Но сдавшие тестирование учителя единодушны: «Бесполезно. Воспользоваться все равно не удастся».

Над каждым(!) компьютером установлена видеокамера. Все происходящее в режиме онлайн транслируется на три больших монитора в центральном офисе организации «Ustudy». Все 3 часа 50 минут за тестируемыми по предметам: математика, физика, химия, информатика, и 3 часа

20 минут за всеми иными педагогами наблюдение ведется непрерывно. Малейшее нарушение — тут же звонок в офис, где тестирование проходит. Нарушителя удаляют из аудитории. Право на повторную попытку через некоторое время он не утрачивает.

Видеозаписи отправляются в МОН РК. Хранятся пять лет. Просматриваются еще не раз. Так что нарушителя могут выявить и через год, и через два… Полученной обманным путем категории уполномоченный орган может лишить, а вместе с этим — вычесть деньги, опять же, полученные незаконно.

Кстати, немаловажно, что для педагогов, сдающих НКТ впервые, процедура абсолютно бесплатна. Более 2000 тенге (точную сумму называть не буду, она периодически изменяется) должны уплатить лишь сдающие повторно.

Преимуществ множество: количество набранных баллов выдается — буквально мгновенно по окончании тестирования. Как и вопросы, ответы на которые признаны ошибочными. Апелляцию можно подать тут же. Этап региональной апелляционной комиссии исключен, заявления попадают сразу на республиканский уровень, рассматриваются тремя независимыми экспертами на следующий день.

Пробное тестирование можно пройти тоже на платной основе. Но как-то сохранить эти тесты на личном компьютере и поделиться с кем-либо не удастся. Набранные баллы увидел — программа закрывается.

Тенсел Бакыт просил помочь донести до всех учителей: «Опасайтесь мошенников, предлагающих тесты с ответами. Это невозможно. Задание формируется, кактолькотестируемый вводит свой ИИН в компьютер. Оно для каждого — индивидуально».

Поговорили мы и с педагогами, тесты сдававшими. Ожидаемо, что набравшие нужное количество баллов говорят: «Ничего страшного. Готовиться надо». У тех, кому это сделать не удалось -точказрения, мягко говоря, несколько иная.

Но и у первых, и у вторых много нареканий к содержанию и формулировкам тестовых заданий. Но это уже — тема отдельного разговора.

Так что же, уважаемые читатели, самое надежное «противоядие» коррупционному сознанию — цифровые технологии, человеческий фактор исключающие? А как же уроки, мероприятия, круглые столы, на которых мы пытаемся воспитать добропорядочность? Нужны? Важны?

Источник apgazeta.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 124 раз
© 2013-2020 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Разработка - Веб студия "IT.KZ"