Суббота, 06 июня 2020 12:52

Местное самоуправление: нужна перезагрузка

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Наталья Милюк — аким Зареченского сельского округа Есильского района, удостоенная в прошлом году звания казахстанского Лидера 11-й цели ЦУР «Устойчивые города и населенные пункты» — нередкий гость нашей газеты.

Беседовать с нею всегда интересно. Рассказывая о несомненных успехах зареченцев, она не замалчивает проблем, волнующих казахстанских сельских акимов. Многие из них касаются развития местного самоуправления.

—  Наталья Казимировна, вы стали сельским акимом в 2009 году. Так совпало, что именно тогда в Закон «О местном государственном управлении и самоуправлении в Республике Казахстан» были внесены существенные изменения, направленные на развитие МСУ. Итак, что изменилось за это время? Главное: люди меняются? Становятся активнее, ответственнее?

— Изменения, конечно, есть. Рада, что уходит в прошлое понятие «карманный маслихат». Что, греха таить, оно родилось не на пустом месте. До переезда в Заречное, я работала в аппарате районного маслихата. Не понаслышке знаю, что многие депутаты воспринимали свою деятельность как общественную нагрузку, мешающую их деятельности по основному месту работы. Руководители районных служб и областных подразделений не воспринимали маслихаты всерьез. Могли не явиться на заседание комиссии, где обсуждался вопрос работы их организаций.

Вместе с ростом полномочий районных маслихатов уровень ответственности тоже стал выше. Сельские акимы помнят, что они получили должность только после того, как за них проголосовали депутаты. А сами народные избранники несут ответственность не только в момент голосования, но и за всю работу одобренной ими кандидатуры.

Конечно, в установлении баланса между исполнительной и представительной властью многое зависит от руководителя. Аким нашего района Серик Балжанов — из генерации руководителей, хорошо понимающих значимость местного самоуправления, содействующих его развитию.

Население, особенно в городах районного значения и крупных сельских населенных пунктах, почувствовало возможности самоуправления с введением 4-го уровня бюджета. Улицы начали преображаться: освещение, благоустройство, ремонт дорог… Но таких сельских округов, как наш, с населением менее двух тысяч человек, это коснулось только в 2020. И наш бюджет очень мал, руки, по сути, связаны. Если бы не мощная поддержка социальной сферы градообразующим предприятием — ТОО «Заречный» — вряд ли мы могли бы похвастаться развитием нашей сельской глубинки.

В округе работает собрание местного сообщества, люди в нем неплохие, но бюджет сельского округа настолько мал (и в ближайшие, по меньшей мере, три года, больше стать не может), что люди разводят руками: «Ну что мы можем сделать?». Поддержку ТОО «Заречный» воспринимают как нечто само собой разумеющееся. Хотя его директор Уалихан Арипов вовсе не обязан вкладывать столь немалые средства в социальную сферу.

Работа советов округа напрямую зависит от активности их членов, но зачастую она заканчивается на стадии принятия плана. Многие начинают разговор с фразы: «А можно было бы сделать вот так….», но когда предлагаешь — давайте попробуем собраться и сделать своими силами, часто слышишь: «Мне что, больше всех надо?». Идей куда больше, чем реальной помощи. И то, что на акима кроме функций местного управления возложены еще и функции главы местного самоуправления накладывает свой отпечаток.

У меня, как у акима сельского округа нет ни финансовых, ни производственных возможностей, чтобы реализовывать проекты по развитию села. Хочется сделать многое, много идей, но когда дело доходит до исполнения, акимат села остается один на один с проблемой. Так что баланса между исполнительной властью и МСУ пока достичь не удается. Думаю, не только у нас.

Я всегда была противницей резких «скачков», сторонницей эволюционного развития. Но представляется, что МСУ развивается медленнее, чем хотелось бы, используются далеко не все возможности, заложенные в законе. Хотя подвижки есть. И во многом они связаны с усилением государственной социальной поддержки малоимущим семьям. А уж когда в период ЧП появилась возможность получить 42500 тенге, то наши самозанятые поняли, что пора «выходить из тени»: недвижимость оформить, договоры трудовые заключать, взносы делать в социальные фонды… Раньше рассуждали: «Живу своим хозяйством, на себя работаю, из дома не выгоняют, зачем тратить лишние деньги». Сейчас на работу акимата по-иному посмотрели, сотрудничать стали.

—  Любой процесс нуждается в должном адекватном законодательном обеспечении. Принятые законы стимулируют развитие МСУ?

— Да, но не в полной мере, нуждаются в дополнении и совершенствовании. Мы как будто боимся и пока движемся по принципу «шаг вперед, два назад». Поступления в четвертый уровень бюджета — минимальные.

Приведу такой пример. Одним из видов налогов, поступающих в бюджет, является налог на имущество физических лиц. В нашем округе на 276 дворов, которые имеют правоустанавливающие документы, налоговые поступления составляют всего 65 тысяч тенге, то есть в среднем 235 тенге с одного дома. Размер налога зависит от того, проведена ли оценка здания. Если дома были оформлены до 2019 года, когда оценка домов была необязательна при изготовлении правоустанавливающих документов, то владельцы оплачивают всего от 2 тенге до 450 тенге. Если дома были оформлены после 2019 года, то налог уже превышает более 1 000 тенге. Как говорится, почувствуйте разницу. И это при том, что дома в нашем селе Заречное при продаже собственники оценивают от 2 миллионов тенге и выше.

При попытке законодательно поднять налог на имущество с физических лиц, изучили различные стороны вопроса, обратились в налоговые органы. Результат таков: в законодательстве нет статьи, которая обязала бы владельцев проводить оценку домостроений хотя бы один раз в 5 лет. И в продолжение. В округе порядка 125 домов юридически не оформлены. Но ответственности владельцев за отсутствие правоустанавливающих документов на домостроения в законодательстве тоже нет. А с внесением изменений в Налоговый кодекс с 2019 года они и налог не платят, так как юридически у них жилья нет. Аналогично-с налогами на транспорт физических лиц. Владельцы автомашин, зарегистрированных в Казахстане, налоги платят исправно, но в округе очень много машин с иностранными номерами, которые также ездят по нашим дорогам, но не платят ни копейки. Вот так мы и работаем!

— Как сформировать у людей потребность в МСУ, и что этому препятствует?

— Чаще всего люди начинают поднимать вопросы местного значения только в случае, если это напрямую затрагивает их интересы. Водопровод плохо работает, дороги «развезло», цены выросли… Во всем начинают обвинять чиновников: «они недоглядели». Причем никто из обвиняющих не вникает в суть проблемы и почему она возникла. Как только проблема начинает потихоньку решаться, все о ней благополучно забывают.

Но многие, называющие себя «активистами», «общественными деятелями» успевают, как говорят сейчас, «хайпануть», популярность приобрести. Не хочу никого оскорбить, но думаю, что точнее их назвать «горлопанами». Они сейчас в основном в социальных сетях, но призывают на митинги отнюдь не виртуальные.

Убеждена: голословные заявления и популистские призывы с местным самоуправлением ничего общего не имеют. Более того, вредят его развитию. Нельзя жить одним днем — ни чиновникам, ни населению. Надо работать на перспективу, вместе с жителями строить реальные планы, предвидеть ситуацию. Нужны не популисты, а серьезные, грамотные люди, подлинные патриоты, умеющие нести ответственность за происходящее не только в своей семье, а в родном крае, во всей стране.

— В январе этого года Вы в составе казахстанской делегации по приглашению Фонда имени Конрада Аденауэра посетили Германию для изучения городского развития в аспектах устойчивости, а также экономических и структурных изменений и диверсификации. Что из немецкого опыта самоуправления произвело наибольшее впечатление?

— Местному самоуправлению в Германии не одна сотня лет. Там испокон веков граждане собирались и сообща решали проблемы своего населенного пункта. МСУ — это и есть представительная власть. Бургомистры или бурмистры — это люди, возглавляющие местное самоуправление, избранные населением на прямых выборах и очень часто работающие на общественных началах, без заработной платы. Они имеют свое дело и параллельно занимаются общественной работой. Они — производственники, а не кабинетные работники. И для них это почетная должность, а не принудительная обязанность. Есть свой аппарат, как у нас в акиматах, для канцелярской работы. В каждой общине — свой бюджет, который также формируется из налогов. Но эти налоги в разы больше чем у нас. Бизнес оплачивает 40% налогов от прибыли, которые идут на содержание и благоустройство, реализацию проектов.

В Германии понятие социальной ответственности бизнеса сводится к своевременной уплате налогов, своевременной выплате заработной платы рабочим, охране окружающей среды и развитию экологически чистого производства. Роль государства в том, чтобы обеспечить равномерное развитие всех территорий. Поэтому если в какой-либо земле налоговые поступления большие, а где-то их не достает по объективным причинам, проводится уравнивание бюджетов.

Но в целом за развитие территории отвечает именно бургомистр, который ведет постоянную работу с населением. Любой проект продумы-вается со всех сторон. Например, достройка старой табачной фабрики для создания новой промышленной зоны требует не просто реконструкции здания, продумывается количество будущих работников, членов их семей, наличие квартир в близлежащих микрорайонах, качество дорог, освещение улиц, наличие развлекательных заведений, столовых, больниц, вместимость детских садов и школ, спортивных площадок и даже площадок для выгула собак. При этом этими структурными преобразованиями занимается не государство, а частные проектные фирмы, которые впоследствии предлагают готовые проекты бизнесу. Да, иногда на разработку таких проектов уходят годы, но зато когда они начинают внедряться, нет необходимости все перестраивать и переделывать. Продуманность до мелочей — вот что привлекает в Германии, их педантичность играет им только на руку.

— Что из немецкого опыта может быть применено у нас, и что для этого надо делать?

Считаю, что необходимо увеличить налоги, поступающие в сельский бюджет от предприятий бизнеса. ТОО «Заречный» вкладывает в социальную сферу до 100 млн тенге ежегодно. Директор ТОО Уалихан Арипов говорит, что предприятие с удовольствием отдало бы эти сред-ства в виде налогов в наш местный бюджет и не отвлекалось бы от своей основной деятельности.

Думаю, настало время, когда нужно разделить государственное управление и местное самоуправление, и за каждое из нихдолжны отвечать конкретные люди. А для этого надо ввести прямые выборы, чтобы население поддерживало избранного руководителя.

Необходимо пересмотреть всю налоговую нагрузку и сопоставить ее с реальными доходами населения. И законодательно закрепить ответственность граждан. У нас есть много хороших законов, которые работают далеко не в полную меру. Взять хотя бы регистрацию граждан по месту жительства. Проводятся единовременные акции, и потом все опять благополучно забывается. В Германии гражданину для регистрации по новому месту жительства дается всего три дня, а потом налагается штраф. Словом, нужны четкая система в работе и долгосрочное планирование.

Источник apgazeta.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 290 раз
Другие материалы в этой категории: « Первый музей акынов и певцов Экологическая чистка »
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Разработка - Веб студия "IT.KZ"