Четверг, 21 мая 2020 19:54

«Я сама воспитала этого зверя»: жена полицейского рассказала как над ней издевался муж

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Асель Алканова сообщила, что подвергалась избиениям со стороны мужа полицейского в течение 6 лет. Она пришла в редакцию «УН», чтобы рассказать, что пережила за эти годы, как ее муж оставался безнаказанным, и кто объявил на нее охоту в интернете.

— Асель, давайте пойдем по порядку. Тот случай, описанный вами в соцсетях, с фотографиями – это первый случай, когда ваш муж избил вас?

— Нет, и до этого было, но до такой степени, до больницы – в первый раз. Мне ещё из прокуратуры звонят и спрашивают: «Ваши фото с гематомами — это Фотошоп?». Обидно слышать такое.

— Мы понимаем, что вам неприятно вспоминать, но… Когда произошел первый факт проявления агрессии по отношению к вам?

— Дочке было 4 месяца. Где-то через год после свадьбы. Тогда я стояла с ребенком на руках, а он подбежал и ударил меня по голове. Вообще старался меня бить так, чтобы на лице не было синяков. Чтобы видно не было: по рукам, ногам, по голове.

— Вы пытались искать какой-то защиты? Рассказать кому-то, пожаловаться в органы, или хотя бы друзьям?

— После первого раза я пожаловалась его матери, на что услышала: «Он для тебя всегда плохой». После этого я поняла, что от нее поддержки мне ждать не стоит. Я не хотела выносить все на всеобщее обозрение. Когда попала в больницу, то друзьям и коллегам сказала, что попала в ДТП. Мы дружили семьями с одной парой. Я рассказала только той жене, а вот её муж ничего не знал, и был в шоке, когда я опубликовала фото в соцсетях. Несмотря на то, что они с моим бывшим мужем друзья, он сказал, что, если бы такое произошло с его сестренкой, он бы убил, отсидел, но не простил бы такого отношения. Эта пара поддержала меня. Сказали, что я правильно поступила, что опубликовала ведь все знали его только с положительной стороны, как работника полиции, который неоднократно награждался, все его хвалили. А тут такое. Неудивительно, что после публикации в социальных сетях его друзья пишут, что я ему изменяла, что у меня внешность девушки лёгкого поведения, что таких как я изменщиц надо убивать, сажать на кол и так далее. Я читаю всё это и реву. Понятно, что каждому не объяснить, но меня это очень ранит. Звонила его сестра, говорит, «Асель, ты тварь! Его уволят!». А я отвечаю: «А на то, что у меня поражение головного мозга, вам все равно?». После перенесенного стресса у меня начался нервный тик на один глаз – он дергается, вы же видите (плачет).

В тот день, когда он меня избил, то хотел утопить в ванной. Воды не было в доме и ванная была набрана, как раз. Я когда поняла, что он меня в ванную тащит, то стала сильно вырываться, оттолкнула его и побежала в подъезд, вниз начала стучать к соседям, мне открыли, там соседка Ляззат, и я попросила позвонить, потому что мой телефон остался дома. Я позвонила отцу, он приехал через 40 минут. Дочка это время оставалась дома, но ей бы он ничего не сделал, мне надо было спасаться самой. Когда приехали мои родители, я забрала ребенка, документы и поехала к ним. Уже дома меня начало рвать, тогда я поехала в травмпункт и меня госпитализировали. Я пролежала в больнице 6 дней.

— Когда вы решили рассказать своим родителям, что вас бьют?

— Был случай, когда я застукала его с любовницей. Дочке было тогда 10 месяцев, это было в 2015 году, в ноябре. Он с ночного дежурства вышел утром, должен был прийти домой, но не пришел. Я позвонила, он сказал, что отмечает получение звания. Я думала, что он придет хотя бы к обеду, но его нет, в три часа – нет, в пять часов – нет. Я знала, что у него были женщины, потому что периодически ездила его забирать. Обычно в те дни он был пьян и за рулём, поэтому и ездила. В этот раз это был дом по улице Мухита, недалеко от ост. Диана. Когда приехала, увидела, что он пьяный спит в заведенной машине. Я начала упрашивать его пересесть назад, говорила, что отвезу его домой, а он меня посылал. Я тоже наговорила ему кучу неприятного, и женщину его обозвала «шлюхой», и тогда он стал меня бить и таскать. Там была стоянка, я цеплялась за ручки какой-то машины, помню там женщины на лавочке сидели, я кричала «Помогите!», но никто не помог – он же в форме был. Потом он меня пинал, разбил телефон. Я сижу вся в грязи, избитая, куртка порвана. На балконе дома появилась какая-то девушка, которая предложила вызвать скорую, а я попросила у нее позвонить. Она вынесла, и я позвонила брату. Тогда-то мои родители и узнали о том, что он меня бил. После этого он приезжал к моим родителям, просил прощения, обещал больше не пить и я возвращалась. Я даже и не помню уже, сколько раз он просил прощения за побои. Много.

— Почему же вы прощали его?

— Потому что я любила. Я была за семью. Ведь сама выросла в семье, где были и мама, и папа. Часто думала, что скажу отцу, как расскажу родственникам. Стыдно ведь. И потом верила, что он изменится, ну, вроде первые три года притирка, но пошел четвертый, ребенок подрос, а он продолжал гулять. Его женщины звонили мне. Один раз ребенок слышал, что звонившая тетя спросила: «А где мой Хайдар?». Я много раз говорила ему: «Хайдар, жизнь одна, если ты меня не любишь, то я тебя не держу. Так бывает в жизни, люди разводятся. Иди к другой, я тоже не буду тратить свою жизнь зря». А он всегда говорил: «Нет, я тебя люблю».

— Наверняка вы знаете, что в таких ситуациях как ваша, оказываются многие женщины. Что они продолжают жить со своими домашними тиранами…

— Не надо! Я сейчас не понимаю, почему я терпела, почему такое допустила, почему позволила себя калечить, мой ребенок из-за этого психологически травмирован (плачет). Когда я смотрю на эти фотографии — я в тот день умерла и заново родилась. Мне Аллах тогда дал вторую жизнь. Нужно брать ребенка и уходить. Не надо продолжать отношения. Уходите, потому что или убьёт, или ты сойдёшь с ума. Я сейчас спокойно сплю. Не жду со страхом, что он вернется домой пьяный и снова меня изобьет. Многие женщины думают, что не смогут вырастить ребенка самостоятельно. Да сможете, я поняла! Ведь когда ушла, он ни копейки на ребенка не дал. Я сама «вкалываю» сейчас, как «папа Карло», но это лучше, чем… В общем, если женщина захочет, то сможет всё. Не надо терпеть. Берите детей и бегите.

— А у вас было совместно нажитое имущество?

— Квартира, мы купили ее в браке, но он предусмотрительно переписал жильё на своего отца, но это ладно. Мне все равно эта квартира не нужна. До этого мы жили в съемной 3,5 года. Свекровь изначально была против меня. Один раз он ударил меня при ней, а она сказала: «Сынок, собирай вещи, иди к той, с кем гуляешь». Я тогда разозлилась и про себя подумала, что буду жить с ним назло ей. Может быть это глупо, и вы меня не поймёте. Сейчас ничего от него не надо, только чтобы наказали его по справедливости.

— Вы говорили, что до родов он вас не бил, замечали ли вы, что что-то не так в его словах или поступках?

— Сейчас я понимаю, что позволяла ему очень многое. Например, пока мы жили на съемной квартире, два с половиной года я стирала руками. Он не покупал стиральную машинку, а мне говорил: «Моя мать руками стирала, и ты будешь». А я соглашалась, любила, «стелилась» перед ним. Наверное, я сама воспитала этого зверя. Чай наливаю и на автомате сахар рядом с ним ставлю. Когда он в душ ходил, то просил помыть его, я ему ногти стригла, уши чистила. Я сама по себе такая, заботливая. У нас в семье так было, мы заботились друг о друге, каждый день созваниваемся, узнаём, как дела. В семье мужа такого нет.

— Многие в соцсетях ссылаются на ответ полиции, о том, что после того, как вы заявили на своего мужа, вы написали ещё одно заявление с просьбой прекратить расследование. Почему вы так поступили?

— Он меня заставил. Он меня повёз в полицию и заставил. После того, что он сделал, ему даже не обязательно что-то говорить. Я только увидев его начинала дрожать, у меня была паника. Когда он пришел и сказал, что мы поедем забирать заявление, я не смогла против ничего сказать. Мы в ДВД (ныне – ДП, прим. ред.) заходили вместе. Поднялись к следователю и тот еле-еле уговорил его выйти. Следователь спросил: «Заявление будете забирать?», а я ответила «Да, наверное». Потом снова зашел Хайдар и уже с ним в одном кабинете я написала это заявление об отказе.

— Кто-то спрашивал у вас, почему вы забираете заявление, спрашивал, было ли это сделано под давлением?

— Особо нет, хотя полицейские видели меня избитой, наверное, должны были разобраться. Но никто ничего не сделал.

— Если на вас подадут в суд, готовы ли вы идти до конца?

— Да, я же не вру. Я рассказываю то, что случилось. У меня есть заключение хирурга, я была 27 февраля в АО «Талап» — диагноз посттравматическое изменение носа – он сломал мне нос, теперь мне надо его исправлять. Я делала МРТ. Поставили поражение сосудов головного мозга после травмы у меня. Врач сказал, что рано или поздно эта травма мне «аукнется».

— Почему столько времени спустя вы решили придать всё это огласке?

— Такая агрессия должна быть наказана. Любой человек, который так поступает с другим человеком, должен быть наказан. Я решила, что это – единственный способ.

После того, как мы поговорили с Асель, редакция по телефону связалась с Хайдаром Жексеновым. Он сообщил, что 18 мая его уволили из органов, и в настоящее время ведется досудебное расследование.

«Мы находимся в состоянии развода. Официально еще не разведены. Сейчас по ее заявлению идет расследование и если суд решит, что она обманывает, то я подам на неё в суд. И на вас тоже», — предупредил он.

В полиции подтвердили, что Хайдар Жексенов был уволен 18 мая по отрицательным мотивам.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 514 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Разработка - Веб студия "IT.KZ"