Среда, 06 мая 2020 13:14

Безработица и дефолт: что еще прогнозируют экономисты Казахстану в период пандемии

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Результаты воздействия коронавирусной инфекции на банковскую систему будут видны к концу июня - начале июля, но самый пик начнется с августа.

Введенные ограничения из-за пандемии коронавируса привели мировую экономику и финансовые рынки к упадку.

В итоге почти все индустрии стали испытывать трудности. Эксперты считают, что если сроки этих ограничений или масштаб пандемии увеличиться, то эффект на экономику тоже будет расти пропорционально, передает Liter.kz.

Менеджер департамента управления рисками Делойт, CRISC, CISA Кенесары Касымов отметил, что из-за пандемии корнавируса индустрия транспорта, торговли и туризма потеряли прежний уровень доходов. А если ее масштабы увеличатся, то будет наблюдаться высокая валатильность финансовых рынков, проблемы с ликвидностью организаций, безработица, уменьшение потребительских расходов, увеличение запасов на складах и нарушение цепочек поставок и все это впоследствии приведет к тому, что банкам нужно будет проводить реструктуризацию проблемных задолженностей.

«HSBC (один из крупнейших финансовых конгломератов в мире, крупнейший банк Великобритании по размеру активов и рыночной капитализации — ред.) в первом квартале опубликовал отчетность и использовал три сценария — умеренный, при котором ожидается краткосрочное рецессия с восстановлением ВВП к третьему кварталу 2020 года, с небольшим увеличением безработицы и возможным наблюдением цен на недвижимость. Второй сценарий — средний, при котором будет более затяжное падение экономики со значительным ростом безработицы и восстановлением экономики в Гонконге к 4 кварталу 2020 года и в Англии и США в 1 квартале 2021 года. Третий сценарий — с более жесткими последствиями — затяжная рецессия, скачок безработицы во всех регионах, снижение цен на ценные бумаги и недвижимость, и восстановление экономики только ко второму кварталу 2021 года», — сказал эксперт.

Партнер Radius Advisory Lab и автор Telegram-канала Risk Takers Тимур Абилкасымов считает, что если говорить о розничном банке, то его можно рассматривать с точки зрения получения 42 500 тенге: для розничных банков, чьи клиенты начали получать эту социальную помощь от государства, нужно подходить намного строже, потому что это дополнительные провизии и 42 500 тенге — это результат падения доходов населения.

«Если посмотреть, то займы без просрочки немного снизились и увеличились сильно займы с просрочкой до 30 дней. Это объясняется тем, что коронавирус раскрылся в Казахстане с полной силой в середине марта. Covid-19 на нас все-таки повлиял. Если посмотреть  на Топ-5 банков, то, к примеру, недавнее падение AO «Tengri Bank» отчасти связано с КВИ в том числе, так как этот банк является одним из лидеров по увеличению кредитов с просрочкой 30+… Мы только начали входить в зону турбулентности с точки зрения просрочки», — считает эксперт.

Он сообщил, что была рассчитана вероятность наступления дефолта в зависимости от заемщика. Согласно этим данным, вероятность дефолта у среднестатистического физлица повысился после пандемии КВИ.

«Он стал 6,7 %, до этого он был в районе 2,5-3%, МСБ — 15,4% — это самая высокая вероятность дефолта и у юрлиц — 7,1%. У тех, кто вышел на просрочку от 1 до 30 дней вероятность дефолта резко возрастает и тех заемщиков, кто вышел на просрочку от 61 до 90 дней почти 100% попадают в NPL (Это объем кредитов в кредитном портфеле банка, по которым не выполняются условия кредитного договора — Ред.). Для малого и среднего бизнеса тоже получилась прогрессивная шкала — 15,4% при отсутствии просрочки, 17,7% с просрочкой до 30 дней, 59,8% с просрочкой до 60 дней и 100% при просрочке до 90% дней. Первые результаты воздействия коронавирусной инфекции по юридическим лицам и в целом по NPL мы полноценно  увидим к концу июня и начале июля, но самый пик начнется с августа и в зависимости от модели банков, то есть в зависимости от того, как они будут договариваться с заемщиками, от этого будет зависеть, как поведет себя NPL дальше», — пояснил Абилкасымов.

Прокомментировал он и вопрос о том, какие сектора экономики имеют потенциал стать драйверами посткризисного периода, за исключением сырьевого сектора в 2021 — 2022 годах.

«Я думаю, как всегда (акцент — ред.) будет на строительном секторе. Это классическая кейнсианская экономика — в любой кризис нужно начинать большую стройку. Наши (наше правительство — ред.) будут двигаться как кейнсианцы и будут начинать стройку и поддерживать строителей и это станет одним из драйверов. Еще один драйвером может стать агропромышленный комплекс, потому что там много людей задействовано, плюс это сезонная работа, которая как раз сейчас начинается», — резюмировал эксперт.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 621 раз