Среда, 18 марта 2020 11:21

«Вразумите ответственных за курс тенге» — Своик

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Пора переходить к действительно новому экономическому курсу.

«Игра на понижение курса тенге губительна. Выиграют от нее разве что сырьевые экспортеры, а это в большинстве своем иностранцы», —сказал экономист.

Тенге от нефти не зависит

Особо эксперт настаивает на тезисе «тенге от стоимости нефти не зависит». Только косвенно, через платежный баланс.

— Наша нефть продается не в Казахстане, не в национальной валюте, да и нефть не наша.

На курс тенге давит платежный баланс, который тем дефицитнее, чем ниже стоимость нефти,— аргументировал Своик.

Кроме того, на местном валютном рынке торги не свободные, а «понизительные» (по выражению самого экономиста), причем до бесконечности. Потому что продают валютную выручку сырьевые экспортеры.

— Они как покупали иностранное на иностранную валюту, так и покупают, независимо от курса местных денег. Зато чем ниже курс, тем меньше затраты в стране пребывания и тем больше выручки можно оставлять за рубежом,— отметил Своик.

Также эксперт объявил ложным тезис, что государство не вмешивается в «свободный» курс тенге. Поскольку именно оно «постоянно и в решающих объемах проводит обменные операции на валютном рынке».

— Это и валютные затраты в рамках местных и республиканского бюджетов, и участие квазигоссектора в огромной массе прямых и обратных валютных операций, и операции с ценными бумагами. Наконец, Минфин регулярно как конвертирует в валюту собираемые в тенге поступления в Национальный фонд от экспортеров, так и наоборот, конвертирует транши в бюджет из Национального фонда, — перечислил Своик.

Фактор рубля

Одно из главных утверждений эксперта гласит, что курс тенге определяется не экономическими, а политическими ориентирами, главным из которых является курс рубля.

При этом Россия хорошо подготовилась к нефтяной ценовой войне. В бюджете на 2020 год у них заложена цена 40 долларов за баррель, а у нас 55. Кроме того, российский платежный баланс с крупным профицитом, в отличие от нас. Впрочем, мнение Своика об отечественном платежном балансе приведем чуть дальше.

Эксперт напомнил, что какое-то время тенге неизменно придерживался соотношения один к пяти.

— Никакого сакрального смысла именно в таком арифметическом масштабе не было – важна была неизменность масштаба. Но в догоняющей девальвации 2015 года произошло небывалое: тенге не только восстановил соотношение 1:5, но и отполз далее – до 1:6. А это тревожный звоночек! И если какие-то рыночные ухари утверждают, что «оптимальнее» отползти, например, до семи к рублю, их желательно успокоить любыми методами! — подчеркнул Своик.

Будут ли глубокие реформы?

Если валюты в платежном балансе все более не хватает, это закончится понижением валютного курса. Причем до бесконечности.

— Есть, конечно, варианты такой государственной политики, которая перестает быть образцово индифферентной по отношению к «свободно складывающемуся» платежному балансу, праву экспортеров торговать где-то там и возвращать лишь часть валютной выручки, и вообще, переход к действительно новому экономическому курсу. Может быть именно это и имел в виду президент Токаев, устанавливая для правительства срок 15 мая для программы глубоких, возможно, радикальных реформ. А может быть что-то другое, это еще предстоит понять, — добавил эксперт.

О состоянии платежного баланса как основного фактора, определяющего курс тенге, Своик высказался подробнее, даже с небольшим экскурсом в прошлое.

В 2019 прибыль от экспорта товаров — 57 млрд долларов, расходы на товарный же импорт – 38 млрд, итого плюс 19 млрд. В бюджет 2020 года заложен экспорт 55 млрд и импорт 34 млрд долларов США. Оба параметра снижаются, но чуть вырастет сальдо.

Своик подчеркнул, что результаты 2019 года хуже, чем десять лет назад. В 2010 году экспорт — 60 млрд долларов, импорт — 31 млрд, положительное сальдо — 29 млрд долларов. Общее сальдо в 2010 плюс 1,4 млрд долларов, в 2011 из-за высоких нефтяных цен плюс 10,2 млрд. А в 2019 — минус 5,5 млрд долларов.

Внешний долг в два раза больше накопленных резервов

Десять лет назад внешний долг Казахстана был 120 млрд долларов, а теперь почти 160 млрд.

— Платежи по обслуживанию и погашению внешнего долга в 2010 году забрали из валютного баланса 25,4 млрд долларов. Сравните с 29 млрд плюсового торгового сальдо. То есть уже тогда такого типа внешне ориентированная экономика почти осуществила мечту иностранных инвесторов и кредиторов: отдача от внешнего финансирования стала сравнима с доходами от вывоза собственно природных ресурсов, — подчеркнул Своик.

За первые три квартала 2019 года обслуживание внешнего долга обошлось в 27,2 млрд долларов. То есть эта графа расходов особо не возросла.

— Потому что последние годы и этот источник внешнего финансирования стал пересыхать. Долг уже не растет, а снижается. Но и набранного объема долгового изъятия валюты из экономики Казахстана уже достаточно, чтобы обнулять и переводить в минусы любые достижения сырьевых экспортеров, — утверждает Своик.

Заодно эксперт напомнил, что сальдо экспорта-импорта услуг у нас традиционно отрицательное, и по-крупному. Например, в 2019 — минус 3,5 млрд долларов.

Также он высказался и насчет резервов.

На начало 2020 года в ЗВР Национального банка и запасах Нацфонда в сумме 91,1 млрд долларов, а по итогам февраля — 89,9 млрд. Внешний долг в два раза больше накопленных резервов.

— И вот при всех таких платежных раскладах какой курс нам светит, если его действительно отпустить в «свободное» плавание? — задался вопросом Своик.

Нет никакого «сбалансированного» курса

Эксперт категорически возражает против пропаганды «свободного» плавания тенге якобы в поисках «равновесного» курса.

— Никакого «сбалансированного» курса, «недооцененной» или «переоцененной» стоимости национальной валюты не существует. Работает не арифметическая номинация местной валюты, а ее сдвижка — изменение относительно стоимости той валюты, в которой осуществляются внешнеэкономические операции

Причем работает эта сдвижка лишь на то время, в течение которого она сказывается на внешнеэкономических расчетах. Пока расходуются складские товарные запасы и заключаются новые контракты, пересматриваются инвестиционные и кредитные соглашения.

Любая курсовая сдвижка дает ощутимый эффект на несколько месяцев, а через полгода уже не важно, сколько нулей в новой стоимости – пора делать новый девальвационный сдвиг. И если в платежном балансе не затягиваемая дыра – так до бесконечности, — заявил экономист.

Роман Иванов 365info.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 814 раз
© 2013-2020 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Разработка - Веб студия "IT.KZ"