Суббота, 01 февраля 2020 12:46

«ВИЧ, массовое самоубийство, побеги»: что происходит в казахстанских колониях

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Восемь заключенных учреждения минимальной безопасности АК 159/20, которое находится в поселке Долинка Карагандинской области, заразились ВИЧ. Пока полиция выясняет, как осужденные подхватили инфекцию, ИА «NewTimes.kz».

В Казахстане заключенные регулярно жалуются на условия содержания в исправительных учреждениях — они устраивают бунт, зашивают рты и объявляют голодовки.

В марте 2010 года 27-летний бывший офицер Министерства обороны Жандос Сагатов, который на тот момент отбывал наказание за сбыт наркотиков, был жестоко избит в колонии строгого режима ЛА-155/8 в поселке Заречный Алматинской области.

«Тогда правозащитники зафиксировали кровавые следы от наручников, распухшую и синюю от ударов правую пятку, сплошной синяк на спине, мочеиспускание с кровью и кровотечение, сильную опухоль в паху - результат ударов резиновой дубинкой», — писала газета «Время».

На суде пострадавший заявил, что ему разорвали прямую кишку и мочевой пузырь дубинкой. На скамье подсудимых оказались пятеро сотрудников колонии и четверо заключенных. Их признали виновными в пытках и приговорили к длительным срокам лишения свободы.

Президент Нурсултан Назарбаев помиловал осужденного Жандоса Сагатова по состоянию здоровья.

Это не единственный случай с пытками над осужденными в колонии ЛА 155/8. Летом 2019 года в Сети распространилось видео, на котором люди в форме пытали заключенных.

Министерство внутренних дел вскоре отреагировало на противоправные действия сотрудников колонии. КУИС провел служебное расследование. Курирующего заместителя начальника департамента уголовно-исполнительной системы по Алматинской области и начальника ЛА-155/8 отстранили от занимаемых должностей. 14 сотрудников наказали, семерых из них уволили из органов внутренних дел по отрицательным мотивам и арестовали.

«Изучено 40 видео- и аудиозаписей, сделанных в этой колонии, по которым можно судить, что в двух случаях применялись пытки к осужденным, в остальных — злоупотребление и превышение полномочий, а также нарушение режима содержания со стороны работников ЛА-155/8», — сообщал министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев.

Были случаи и со смертельным исходом

10 марта 2017 года на территории АК-159/6 в Шахтинске один из осужденных, Валерий Чупин, оскорбил учителя английского языка во время занятий в вечерней школе. Педагог сообщила о ненадлежащем поведении заключенного директору школы, та в свою очередь исполняющему обязанности начальника колонии Баурбеку Шотаеву.

По версии следствия, на следующий день Чупина вызвали для разбирательства в кабинет оперуполномоченного оперативного отдела АК-159/7 Виталия Зарецкого. Затем этот же сотрудник дал указание осужденному Тимуру Кирбаеву наказать Чупина за недостойное поведение на уроке. Группа из шестерых осужденных подвергла его пыткам, включая удушение и применение электротока, а также удары палками и механическое повреждение внутренних органов, писал КазТАГ.

Мужчина скончался в центральной городской больнице Шахтинска от травматического повреждения прямой кишки и интоксикации организма. Суд установил, что Чупину не оказали своевременно медицинскую помощь.

«На крики о помощи никто из контролеров в колонии не реагировал. Восемь дней Чупин умирал в подсобном помещении. Когда администрация поняла, что ситуация критическая, вызвала врачей. Но мужчину не спасли: из пробитой насквозь прямой кишки фекалии распространились по организму, произошла тяжелая интоксикация, он скончался», — говорится в материале Nur.kz.

Дело рассматривалось в Шахтинском городском суде. Баурбеку Шотаеву и Виталию Зарецкому дали по семь лет лишения свободы за организацию пыток. Исполнителей приговорили к 8-10 годам колонии.

Сотрудников колонии обвиняли в сексуальных домогательствах

В июле женщина-трансгендер Виктория Беркходжаева (в прошлом Каримжан Беркходжаев), осужденная за вымогательство, обратилась с заявлением в полицию. Она сообщила, что подвергалась в колонии сексуальному домогательству со стороны сотрудника КНБ. Интересы заключенной взялась представлять известный адвокат Айман Умарова.

й2

Министерство внутренних дел взяло дело о насилии в колонии на контроль. Беркходжаева была вывезена из учреждения в следственный изолятор для обеспечения безопасности.

Сотрудника КНБ арестовали по подозрению в насилии. Дело расследуется по статье 121 части 2 «Насильственные действия сексуального характера».

В 2010 году Сабина Махинина была осуждена за распространение наркотиков в особо крупных размерах и приговорена к шести годам лишения свободы. Спустя два года за примерное поведение девушку перевели из шымкентской колонии в павлодарскую колонию-поселение АП 162/10.

й3

10 октября 2012 года 25-летняя заключенная объявила голодовку. Видеообращение девушки, в котором она рассказывает о беззаконии, происходящем в колонии, появилось в Сети. Махинина обвинила сотрудников учреждения в домогательствах и избиении. Голодовка продлилась несколько недель, в результате ее направили в больницу Экибастуза.

По озвученным девушкой обвинениям провели внутреннее служебное расследование. Информация не подтвердилась. Более того, в департаменте КУИС по Павлодарской области предположили, что на самом деле заключенная объявила голодовку из-за неоднократных взысканий за нарушение режима содержания.

Суд принял решение о возвращении Махининой из колонии-поселения в женскую колонию общего режима в Шымкенте.

Были в казахстанских колониях и бунты

К примеру, в августе 2010 года сидельцы исправительного учреждения ЕЦ 166/25 Акмолинской области, более известного в народе как «Гранитка», устроили бунт. Колония стала местом противостояния заключенных и полицейских. Пострадало более 80 осужденных, двое погибли.

Подробный расклад произошедшего можно прочитать в материале Sputnik-Kazakhstan.

Мятеж начался вечером 9 августа, когда до отбоя оставалось несколько часов. Заключенные захватили одну из локальных зон пенитенциарного учреждения. За бунтом стояли четыре «зэка»: Арман Жумагельдиев, Тимур Кушаулиев, Дастан Кабылбеков и Алибек Ильясов.

«О том, что акция была спланирована, говорило то, что к моменту начала бунта заключенные подготовились заранее. Одна их часть закрылась в бараке, соорудив из подручных средств мощнейшие баррикады на случай штурма, а другая пробралась на крышу здания, где устроила самый настоящий спектакль. На развернутых белых простынях ярко-красной краской, напоминающей кровь, огромными буквами были написаны просьбы о помощи и коротко изложены основные требования», — писал портал.

Для начала заключенные требовали, чтобы из учреждения убрали так называемые локальные зоны, на которые были поделены все колонии. Переход из одной локальной зоны в другую считался нарушением. Этим условия мятежников не ограничились: они хотели смотреть телевизор сутками напролет, свободно перемещаться по территории колонии и не работать на производстве. Одним словом, осужденные не понимали, что колония — это не курорт.

Переговоры не дали желаемых результатов. Бунтовщики грозились устроить массовое членовредительство в случае штурма. Особо активные мятежники не жалели никого: они вырезали на телах заключенных свои требования и выпускали их к полицейским, а затем и вовсе подожгли троих осужденных, одного из которых чудом удалось спасти врачам.

Бунт продлился три дня, мятежников взяли штурмом. На расследование дела ушел почти год.

Перед судом предстали 14 человек — четыре лидера мятежа и еще десять заключенных, которые принимали в нем активное участие. Каждый из них получил по несколько лет добавочного срока. Самый большой срок — 19 лет колонии получил Алибек Ильясов, признанный виновным в гибели двух человек.

Попытки побега

В июне 2010 года рано утром из колонии строгого режима ГМ 172/1 в Актау сбежал 21 заключенный. Им помогли сообщники, обстрелявшие охрану и отключившие электроэнергию. Двое военнослужащих получили ранения.

Пятеро беглецов были убиты при задержании, восемь задержаны. Управление криминальной полиции объявило в розыск и распространило ориентировку на остальных сбежавших заключенных. В свое время они были осуждены за убийство, бандитизм и терроризм. Всех поймали в течение недели, но при задержании часть была убита.

Дело передали в суд.  В итоге перед судом предстали выжившие шесть заключенных и их пособник. Решением суда города Актау их приговорили к лишению свободы сроком от 9 до 14 лет с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Должностных лиц колонии обвинили в халатности. Бывший начальник колонии Мухит Джанахметов приговорен к пяти годам лишения свободы, его заместитель Шаяхмет Халменов — к четырем, дежурный помощник колонии Мухтар Нурсеитов — к трем.

После ЧП подали в отставку глава комитета уголовно-исполнительной системы Минюста Казахстана Мейрам Аюбаев и два его заместителя.

В июле 2011 года группа осужденных в учреждении АК-159/21 в Балхаше совершила вооруженное нападение на часового поста внутренних войск МВД. Сотрудники колонии пытались предотвратить побег осужденных, но получили огнестрельные ранения. Сержант контролерской службы учреждения скончался от полученных ранений. Он был посмертно представлен к государственной награде.

Групповой побег заключенных удалось предотвратить. Но преступники укрылись в промзоне учреждения. Осужденным предлагали сдаться добровольно, но те отказались. Было принято решение брать их штурмом. Когда бойцы спецподразделения «Арлан» приблизились к промзоне, злоумышленники совершили самоподрыв, предположительно, при помощи кислородного баллона. Все они погибли, их тела нашли под завалами.

По версии следствия, оружие и боеприпасы на территорию колонии попали вместе со стройматериалами, которые якобы предназначались для ремонта мечети в колонии. Контролеры же пропустили грузовик, не заметив тайники.

Троих руководителей колонии, в том числе начальника учреждения, осудили на различные сроки за служебное бездействие, повлекшее тяжкие последствия.

Сотрудников колонии изобличали в покровительстве осужденным. Яркий пример — условия содержания бывшего руководителя нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» Талгата Ермегияева, осужденного в 2016 году за коррупцию. 

Его покровители — начальник исправительного учреждения ЕЦ-166/10 Нурлан Абен и его заместитель Талгат Мусаев — предстали перед судом в 2018 году. На судебном заседании у судьи ушло несколько минут только на перечисление вещей, которыми незаконно обеспечили Ермегияева. Список внушителен: 19 пар обуви, презервативы, плазменный телевизор, коврики для йоги, электровафельница, ампулы, электроплита, кондиционер, микроволновая печь, электрический чайник, двухкамерный холодильник, стиральная машина, махровые халаты и полотенца, скатерть, спортивные ролики, гантели, спортивная лапа, скакалка. И это еще не весь перечень.

Должностных лиц осудили на несколько лет.

2020 год только начался, но казахстанские колонии уже успели озадачить полицейских. Помимо ВИЧ-инфицированных карагандинцев, им предстоит выяснить, что происходит в уральском учреждении.

30 января Радио «Азаттык» сообщило, что 246 осужденных колонии максимальной безопасности РУ-170/3 в Уральске обратились в местное представительство Казахстанского бюро по правам человека с жалобами на пытки и издевательства во время обыска. По словам заключенных, их избили, раздели догола и несколько часов продержали на морозе. Сейчас ДУИС по Западно-Казахстанской области проверяет информацию.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 1138 раз