Четверг, 16 января 2020 16:35

«Что вы там молотите?»: приписки в сельском хозяйстве превзошли советские масштабы

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Согласно сводке Министерства сельского хозяйства, в стране в 2019 году намолочено 19,7 млн тонн зерна. В то же время Международный совет по зерну в сезоне-2019/2020 оценил объем производства всех видов зерна в Казахстане в 16,8 млн тонн - это на три миллиона тонн меньше, чем цифры нашего Минсельхоза. Годом ранее ситуация была аналогичная - данные расходились на 3,6 млн тонн.

Любой аграрий в Северо-Казахстанской области скажет, что приписать к реальной урожайности даже 10-20 центнеров с гектара не проблема, особенно если за это дадут какие-то конфеты-бонусы ну или хотя бы не отберут.

Чиновникам, видно, греют душу рекордные цифры собранного урожая. Они ими хвалятся перед вышестоящим начальством. Аграрии принимают правила игры государственных мужей, потому что это ничего не стоит - налоги крестьянского хозяйства или товарищества с ограниченной ответственностью сегодня законодательно никоим образом не зависят от урожайности, а соответственно, от приписок.

Есть мнение, что в советское время тоже приписывали урожай, но центнерами. А сейчас - тоннами! Бывшие директора совхозов вспоминают, что раньше искажение статистики было чревато последствиями - за приписки можно было и в тюрьму загреметь на пару лет.

Сегодня приписки превратились в традицию…

Еще в 2012 году Минсельхоз, сверив статистику с данными космического мониторинга, обнаружил, что цифры по урожаю не сошлись почти на 1,5 миллиона тонн. Выяснилось, что три основных зерносеющих региона страны предоставили данные о сборе урожая в объеме 11,2 миллиона тонн зерновых, а космический мониторинг показал всего 9,8 миллиона тонн. По Северо-Казахстанской области расхождение составляло 525 тысяч, по Акмолинской области - 276 тысяч, по Костанайской  - 598 тысяч тонн. Напомним, что эти регионы - главные житницы страны.

Еще раньше, в начале двухтысячных годов, представитель Минсельхоза Арман ЕВНИЕВ заявлял, что показатели производства зерна в стране завышаются на 35-40 процентов. Тогдашний глава аграрного ведомства и одновременно вице-премьер Ахметжан ЕСИМОВ говорил, что объем приписанного зерна в 2002-2003 годах превысил два миллиона тонн!

Чтобы сегодня хотя бы косвенно оценить объем приписок, достаточно сопоставить данные статистики. Так, по данным Минсельхоза, урожай зерна за 10 лет, с 2008 по 2018 год, составил порядка 203 млн тонн, а средний показатель экспорта по зерну за десятилетие - примерно 51 млн тонн. Отняв от полученной цифры вала ушедшие, по официальным данным, на экспорт 51 млн тонн, получаем 152 млн тонн.

Судя по выступлению нынешнего министра сельского хозяйства Сапархана ОМАРОВА, внутреннее потребление составляет 5,9 миллиона тонн, на семена уходит около 2 млн тонн, на фуражные цели - 1 млн тонн, остальное идет на экспорт. Поэтому от 152 млн тонн отнимаем 69 млн тонн, идущих на внутреннее потребление и фураж, еще 20 млн - на семена за 10 лет и примерно 19 млн тонн - на экспорт муки за десять лет. Итого остается 44 млн тонн. Даже если скинуть 4 млн тонн на возможные потери за 10 лет, то остается еще 40 млн тонн зерна переходящего остатка. Но по оперативным данным о наличии зерна в республике самого Минсельхоза на 1 июля 2019 года, в стране было всего 3,5 млн тонн зерна. То есть потерялось за 10 лет около 36 млн тонн, как раз 3-4 миллиона тонн в год.

Бывший министр сельского хозяйства Асылжан МАМЫТ­БЕКОВ, работавший на этом посту с 2011 по 2016 год, в своем Фейсбуке недавно написал, что не исключает приписок и сам пытался с ними бороться.

“Вы думаете, у нас есть армия госслужащих - землемеров и учетчиков с землемерными циркулями, весами и другими измерительными приборами, которые ходят по всей стране, мерят площади посевов, полученный урожай, взвешивают надоенное молоко, забитые туши и рисуют нужные цифры?

Нет! Эти данные собираются через статистическую отчетность самих производителей. Есть ли на них влияние чиновников? Есть ли там приписки? Я думаю, что есть. Но это не влияние МСХ. По крайней мере, так не было в мою бытность и в последующем. Почему? Потому что нет мотивов для этого. Наоборот, искаженная статистика причиняет множество неудобств, так как МСХ принимает решения по интервенционным закупкам и продажам зерна, в зависимости от ситуации иногда приходится принимать решения по ограничению или стимулированию экспорта”, - написал он.

Мамытбеков, говоря о вреде приписок, напомнил события 2008 года, когда в стране вводили ограничение на экспорт зерна.

“При этом статистика показывала достаточное наличие зерна - более 8,1 млн тонн. Госресурсы “Продкорпорации” тоже были достаточными для того, чтобы страна не осталась без хлеба до нового урожая, который был не за горами. Однако, зная, что реальные цифры сильно отличаются от бумажных, по принципу “подальше от греха” и “лучше перебдеть, чем недобдеть”, на фоне резкого повышения цен на муку и хлеб правительство по предложению МСХ ввело запрет на отгрузку пшеницы. Вся проблема была в том, что реальных цифр не знал никто - ни МСХ, ни акиматы, ни статорганы”, - разоткровенничался экс-министр в Фейсбуке.

г20

После введения запрета цены внутри страны на пшеницу резко упали. Но даже по этим низким ценам фермеры не могли найти покупателей на весь объем. Абсолютно ликвидный товар стал невостребованным и остался на складах у фермеров. Это неправильное управленческое решение, повлекшее множество проблем для отрасли, он связывает именно с ложными данными. В итоге чересчур большой переходящий остаток вкупе с большим урожаем 2009 года “помог” обрушить цены на внутреннем рынке осенью того же года.

“Я далек от мысли, что проблема с воздушными цифрами решена. Они были, продолжаются и, скорее всего, будут продолжаться. Еще много что надо сделать, чтобы хоть как-то обуздать эту проблему. Например, в налоговой сфере. Так как режим единого земельного налога, которым пользуются многие КФХ, никак не дестимулирует приписки, на которые фермеры идут по различным причинам, в том числе по настоятельной просьбе местных акимов. Если бы рост урожайности и, соответственно, доходов пропорционально влиял и на его увеличение расходов по налогам, многие фермеры вынуждены были бы крепко задуматься и отказать в этих просьбах. Ну а кто захочет портить отношения с местной властью, тем более если это ему ничего не стоит.

Причины таких “просьб” сельских, районных акиматов тоже не просты и не на поверхности. Это не их прихоть и желание выделиться. Глубинные причины (как ни парадоксально) идут наверх.

Во-первых, они втянуты в систему, что вынь да положь, а покажи рост, рост во всем. Рост индекса физического объема, рост урожайности, надоев, привесов. Индикаторы оценки их деятельности выстроены так, что они вынуждены все время демонстрировать положительную динамику. Вне зависимости от реалий.

Во-вторых, что кроется за заседаниями и совещаниями в министерствах и правительстве, особенно в последние дни квартала и отчетного года по вопросам принятия мер по росту экономики. Эти совещания в акиматах воспринимают как четкий сигнал по соответствующей работе с бизнесом. Потому и появляются эти просьбы по увеличению надоя, привеса, урожайности.

Соответственно, эти правила игры формируются не в регионах, а в центре. Поэтому делать крайними, демонизировать акиматы в вопросе искажения статистики неправильно. Ну а то, что есть акимы, которые могут снести голову, когда им велят всего лишь подстричь, так это было всегда. И то, что гонки между собой начинают устраивать уже по ходу, это тоже можно списать на человеческие слабости. Ну азартен, ну что поделать, не привык он отставать даже в этом вопросе. Куда смотрело тогда МСХ, спросите вы. МСХ и все другие министерства тоже втянуты в эту карусель и как белки в колесе должны все время бежать. Куда? Не важно. Бежать и демонстрировать рост и хорошие цифры”, - объяснил довольно подробно и популярно экс-министр, откуда растут ноги массовых приписок урожая.

Аким Северо-Казахстанской области Кумар АКСАКАЛОВ, подводя итоги уборочной кампании 2019 года, специально остановился на вопросах цифровизации отрасли сельского хозяйства и внедрения космического мониторинга, который может помочь искоренить приписки.

- Сегодня оцифровано 100 процентов пашни. Мы теперь знаем каждое поле, его границы, кто и что там сеет. Мы должны видеть урожайность по каждому полю, чтобы космически либо беспилотниками это мониторить. Без присутствия человека. Все поля не обойдешь, не проверишь, - отметил аким области. - Чтобы у нас был не тот отчет, который сдают сельхозпроизводители в стат­управление, а мы беспилотниками видели реальную урожайность каждого поля. И тогда мы будем предъявлять претензии к тем, кто плохо работает. От штрафов до изъятия участка. Нужно, чтобы земля работала во благо народа. Сегодня вносится ряд изменений в законодательство, будут наказывать тех, у кого урожайность ниже среднерайонной.

Екатерина НАЗАРЕНКО time.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 681 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Разработка - Веб студия "IT.KZ"