Вторник, 07 января 2020 12:08

«Огромное счастье видеть сына живым»: мать пострадавшего малыша при крушении самолета Bek Air

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Крушение самолета в Алматы: родители 9-месячного пострадавшего согласились на интервью с журналистом портала NUR.KZ. Айсулу Гатиат до сих пор не может забыть то, что пришлось пережить ее семье в канун Нового года.

Айсулу и ее муж Максут работают в университете Сулеймена Демиреля. Максут - директор Центра непрерывного образования при университете, преподает английский язык. Он родом из Восточно-Казахстанской области, родители живут в Нур-Султане.

Айсулу с родителями в 2009 году переехала из Сатпаева в Алматы. Молодые супруги сами купили однокомнатную квартиру и в будущем планируют обучаться за рубежом.

Они решили полететь к родителям Максута в столицу, чтобы отметить Новый год в кругу семьи.

"В первую очередь, мне хочется выразить соболезнования родственникам погибших. Мы все сидели вместе, в одном самолете. Я и мой супруг Максут сидели в одном ряду. Мы планировали встретить Новый год вместе с родителями в Нур-Султане. И я, и мой супруг часто пользовались услугами авиакомпаний. Поэтому высчитали заранее время и купили билеты на рейс Bek Air по низкой цене.

У меня были сомнения, поэтому я несколько раз просила мужа поменять билеты. Но он заверил меня, что уже пользовался услугами авиакомпании и пообещал, что все будет хорошо. Летом 2019 года мы часто летали в разные города и сталкивались с такими ситуациями, когда нужно было поменять билеты. Возможно, из-за этого Максут не захотел их менять. Но в день вылета моя интуиция подсказывала мне, что что-то произойдет", - вспоминает Айсулу.

Она одной из первых оказалась внутри самолета.

"Какое-то чувство тревоги не давало мне покоя. Регистрация проходила с задержкой. На улице было очень холодно. Я одной из первых прошла на борт. Заметила, что там было довольно прохладно. Мы сидели на местах 17А и 17В. Это приблизительно хвостовая часть самолета. Перед вылетом Максут пытался пройти регистрацию онлайн.

Он выбрал для меня место в передней части, а когда начал выбирать место для себя, сайт завис. Мы сразу позвонили в службу поддержки компании Bek Air и сообщили, что онлайн-регистрация не работает. Сын был зарегистрирован с отцом, а в передней части не было третьей маски, поэтому мы решили оставаться на своих местах. Я думаю, мы остались в живых только из-за этого. Если бы нам удалось пройти регистрацию онлайн, мы бы сидели на передних рядах", - говорит она.

Женщина до сих пор с ужасом вспоминает все, что происходило в момент крушения.

"Все произошло очень быстро. Так как на борту было прохладно, мы все сидели в верхней одежде. Завелись моторы, и самолет начал набирать скорость. В этот момент я принялась кормить сына, чтобы он не начал беспокоиться. Но я не успела, он начал сильно капризничать, и самолет стало качать. Я испугалась и начала кричать имя своего мужа. Он выхватил из моих рук сына и прижал его к своей груди. В тот момент мне показалось, что самолет немного сбавил скорость, но через несколько секунд он снова начал набирать высоту.

Максут пытался меня успокоить, но это было невозможно. На борту было очень много детей, все они начали кричать и плакать. Мой сын тоже плакал, Максут пытался его успокоить, но в тот момент самолет начал сильно раскачиваться и рухнул. Был такой шум, потом появился дым. Прямо за нами сидела пара среднего возраста. Они тоже пытались меня успокоить. Но потом начался ажиотаж и все бросились к аварийному выходу. Всем было страшно, потому что самолет мог взорваться.

Я не видела никого из авиакомпании. Только пассажиры помогали друг другу выйти. Мы выбрались наружу по правому крылу. Так как было очень скользко, муж взял сына, а я потихоньку спустилась сама. Я не чувствовала никакой боли, меня беспокоило только то, что мой сын громко плакал. Я молилась, чтобы у него все было хорошо, переживала, что у него может быть перелом или еще какая-нибудь травма", - вспоминает Айсулу.

Пассажиры выбравшиеся наружу, начали бежать в разные стороны. Спустившись на землю, Айсулу увидела, что самолет рухнул на дом, а среди развалин лежат окровавленные люди. Семья побежала к ближайшему дому, но там никого не было и они вернулись обратно к самолету.

"По пути заметили машину, в машине лежала девочка, ей было примерно 7-8 лет. Она сказал, что ее зовут Айгерим. А машина принадлежала мужчине, который работает неподалеку. Он одним из первых пришел к нам на помощь. Он быстро доставил нас в аэропорт и снова поехал помогать пострадавшим. Мне казалось, что это никогда не закончится. Айгерим была вся в крови и все время теряла сознание.

Мой муж пытался с ней разговаривать, задавал ей вопросы, чтобы она не закрывала глаза. Уже в медпункте я почувствовала, что у меня болит все. Когда самолет рухнул, мое кресло сдвинулось вперед и меня зажало между рядами. Я так и не смогла встать со своего места, пока не приехала бригада скорой помощи. Меня и сына забрали в разные больницы", - говорит Айсулу.

Врачи поставили ее сыну диагноз "закрытая черепно-мозговая травма". Сама она повредила позвоночник. Максут Гатиат отказался от госпитализации, несмотря на наличие травмы.

"Этот случай был самым страшным испытанием для нас. Мне было больно оттого, что мой малыш там один. Я умоляла врачей отпустить меня к сыну. Адильжан очень испугался. Рядом с ним находились Максут и моя мама. Для меня было огромным счастьем увидеть своего сына живым.

После катастрофы у нас остался осадок. Хотелось бы обратиться с просьбой о снижении цен на внутренние рейсы. Так как в нашей стране полет в один город и обратно обходится в 150 тысяч тенге. Это очень дорого.

Теперь я буду уделять больше внимания сыну и приложу все свои усилия, чтобы реабилитация прошла успешно", - заключила Айсулу.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 1026 раз