Понедельник, 06 января 2020 13:42

«Молодым не всем у нас дорога»: Туманные перспективы молодёжи в грядущем десятилетии

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

В начале новой декады многие экономисты и политики строят различные прогнозы того, как будет развиваться мир в ближайшие десять лет. К сожалению, у нас нет хрустального шара, чтобы заглянуть в будущее и узнать наперёд, что же нас там ожидает.

Тем интересней понять, какие факторы будут влиять на будущее людей, особенно тех, кто только начинает самостоятельную жизнь. Поэтому предлагаю порассуждать о том, что же ждёт в ближайшие десять лет тех, кому сегодня 15-25 лет - так называемое поколение Z. Предыдущее поколение миллениалов (люди, родившиеся в период между 1981 и 1996 гг) испытало немало трудностей в момент старта своей трудовой деятельности. Бывший директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард даже назвала их «поколением отложенной мечты». Почему мечты откладываются и сможет ли поколение Z избежать проблем с которыми столкнулись миллениалы?

В каком мире предстоит жить молодым?

Наблюдательные люди давно заметили небывалый рост напряжённости в мире. Незатихающие торговые войны, рост протекционизма и региональные конфликты буквально не сходят с экранов и газетных полос. Протестами охвачена вся Латинская Америка - от Перу и Чили до Колумбии и Венесуэлы. В Аргентине к власти вернулись перонисты. Вспышки социальной нестабильности наблюдаются во Франции, в Каталонии, на Ближнем Востоке и Гонконге. Среди основных причин - недовольство широких масс все больше растущим неравенством доходов (income inequality gap) и повальной коррупцией. Тем же США сложно остаться в стороне повестки, когда 1% самых богатых людей владеют активами большими, чем у всего среднего класса страны, а коэффициент Джини (показатель неравенства доходов) достиг рекордных значений за последние 50 лет. Этим, пожалуй, и объясняется небывалый подъем популизма и левых настроений в западном мире. К примеру, Берни Сандерс, социал-демократ нового толка, пользуется небывалой поддержкой среди молодёжи Америки.

Помимо растущего неравенства доходов экономисты все чаще указывают на опасность роста совокупного мирового долга. Долгое время правительства многих стран жили не по средствам, пытаясь обеспечить растущие затраты на поддержку здравоохранения, образования, энергетики и социальных выплат за счёт внутренних и иностранных займов. Долговая нагрузка постоянно растёт и, по всей видимости, по всем этим долгам предстоит платить будущим поколениям. Стагнирующая экономика и стареющее население только усугубляют эту нагрузку. Уже сейчас во многих странах мира на плечи молодых людей ложится небывалая экономическая тяжесть в виде огромных студенческих кредитов и социальных налогов.

Неравенство доходов и мировой долг растут, и Казахстан, к сожалению, идёт в общем тренде. И хоть госдолг страны достаточно низкий, смущает постоянно растущая доля социальных расходов и, как следствие, растущий дефицит бюджета страны. Ну и конечно многие помнят, как в сентябре активно обсуждался отчёт аудиторской компании KPMG, согласно которому 162 казахстанца владеют 55% всех богатств страны, а доход 96,6% населения не превышает 10 тысяч долларов в год.

Ловушка низких доходов

Неравенство доходов наиболее сильно проявляется среди молодёжи. При этом проблема низких доходов молодых людей продолжает оставаться нерешенной на протяжении целого десятилетия после мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. После резкого снижения доходов домохозяйств по всему миру в период кризиса, благодаря политике сверхнизких процентных ставок, большая часть населения развитых и развивающихся стран за последние десять лет все же сумела восстановить доходы и даже показала рост. Однако это коснулось далеко не всех возрастных групп. По данным МВФ, средний уровень доходов молодых людей 18-24 лет едва ли достигает докризисных значений. Молодёжь ввиду отсутствия профессионального опыта была и остаётся первым кандидатом на увольнение. Те, кто сумел найти работу, как правило вынуждены соглашаться на меньшую оплату или работать не полный рабочий день.

Влияние безработицы на молодых имеет гораздо более глубокие последствия: после длительных периодов отсутствия работы, не имея достаточного опыта, молодые люди с меньшей вероятностью смогут получить высококвалифицированную работу. При этом, работая долгое время на низкооплачиваемой работе, они все больше рискуют «застрять» на этом уровне и окончательно утратить профессиональные навыки и знания. По мнению экспертов, молодому человеку крайне сложно, практически невозможно в более позднем возрасте компенсировать те деньги, которые он мог заработать раньше, и те сбережения, которые нельзя было в свое время отложить. Многие вынуждены влезать в долги, тем самым занимая у самих себя в будущем. Не имея устойчивой платежеспособности, молодые люди теряют уверенность в завтрашнем дне. Все меньше молодых людей стремится открывать свой бизнес, покупать жильё, создавать семьи. По сути, они откладывают свои мечты на неопределённое будущее.

В будущем рост низкоквалифицированной молодёжи с низкими доходами может стать реальной проблемой для Казахстана, так как для роста экономики важно улучшать производительность труда, а для этого нужна подпитка квалифицированными кадрами. Другая проблема состоит в том, что в Казахстане слабые системы социальной защиты и перераспределения доходов. В случае сильных внешних экономических шоков (к примеру, падения цен на нефть) именно молодежь станет наиболее уязвимой частью общества. При этом есть риск, что это поколение может никогда не оправиться.

Что требует рынок труда?

На фоне стагнирующего роста мировой экономики перспективы трудоустройства для молодых в большинстве стран не внушают большого оптимизма. И хотя общий уровень безработицы по данным МОТ в целом невысок и составляет 4,94%, для категории от 15-24 лет он гораздо выше - 12,8%. А если посмотреть на этот показатель с иной стороны, то становится совсем тревожно: 40% от числа всех безработных составляют люди в возрасте до 25 лет. Сегодня почти каждый пятый юнец в Европе находится в поиске вакансии, в странах Ближнего Востока и Северной Африки в поиске пребывает каждый четвертый. В Казахстане, если верить официальным данным, ситуация лучше: число безработных людей до 29 лет составляет всего 3,7%. Но стоит отметить, что большая часть работающей молодежи не является высококвалифицированной рабочей силой, занятой в производительных секторах экономики, что вызывает некие опасения, учитывая будущие тренды рынка труда.

Один из таких трендов - развитие цифровых технологий. Если ещё десять лет назад замена людей технологиями была предметом обсуждения в основном в развитых экономиках, то сейчас очевидно, что остальной мир не является исключением. Уже сейчас можно наблюдать, как крупные международные банки значительно сокращают штат трейдеров, отдавая предпочтение сложным алгоритмам; на складах Amazon всю основную работу делают роботы; искусственный интеллект лучше опытных врачей способен диагностировать рак по рентгеновским снимкам. И хотя в среде экономистов пока нет однозначного ответа касательно угрозы т.н. диджитализации (стандартный экономический аргумент состоит в том, что технологии увеличивают безработицу в краткосрочной перспективе, но рост производительности положительно скажется на росте благосостояния, что, в свою очередь, создаст спрос на труд в долгосрочной перспективе), многие сходятся во мнении, что экономика будущего потребует от людей новых знаний и навыков.

Здесь наиболее актуальным вопросом становится качество образования страны. Для Казахстана это довольно болезненный вопрос. Мы все помним, как комментируя «успехи» отечественного образования Президент назвал частные вузы конторами по печатанию дипломов, а постоянный рост количества грантов миной замедленного действия. Но самой большой проблемой отечественного образования является то, что отсутствует прямая связь между системой образования и реальным рынком труда. Многие вузы готовят специалистов, которые никогда не будут востребованы. А работодатели не могут получить специалистов в тех отраслях, где они действительно нужны. В мире по-разному пытаются подходить к этой проблеме. К примеру, многие страны внедряют знаменитую немецкую модель производственного обучения, которая помогает уменьшить подобные дисбалансы. Словом, государству в ближайшее время предстоит сделать ещё много для повышения качества образования и обеспечения рынка труда. Но одно можно сказать точно - молодым людям надо перестать надеяться на значимость своих дипломов. Вместо этого нужно самим заняться собственным образованием. Придётся учиться всему новому: новым способам управления, новым видам финансовых инструментов, новым способам обмена информацией.

Ещё один важный аспект - владение английским языком. Английский язык прочно ассоциируется с развитием технологий, обменом информацией и инновациями. Недавно компания Education First, международный лидер в области языкового обучения, опубликовала обновлённый рейтинг владения английским языком среди не-англоговорящих стран. В рейтинг вошли 100 стран, в которых компания имеет собственные офисы. Интересный факт, что 90% опрошенных были людьми моложе 40 лет. Казахстан занял 93 место из 100 попав в категорию “very low” (очень низкий). Более того, компания провела аналогичный рейтинг среди городов. Ожидаемо, в рейтинг вошли только два наших города: Алматы и Нур-Султан. Оба попали в категорию “very low”, заняв 9 и 11 места с конца. Попадание двух наиболее прогрессивных городов страны в самую низкую категорию довольно наглядно показывает общий уровень владения английским по всей стране. Будем надеяться, что усилия Министерства Образования и Науки по развитию трёхъязычия когда-нибудь дадут свои плоды. Но для тех, кто понимает свою ответственность за собственное будущее, мой совет - начинать уже сейчас.

Азамат Естемесов platon.asia

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 547 раз