Четверг, 21 ноября 2019 15:58

Тревожный звонок: почему молодежь выбирает зарубежные вузы?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Образование в Казахстане направлено на подготовку высокоэффективного человеческого капитала — такова официальная позиция профильного ведомства. Эксперты Информационно-Аналитического центра МГУ (ИАЦ) задались вопросом — так ли это на самом деле?

Ежегодно около 100 тысяч казахстанских выпускников выбирают  зарубежные учебные заведения. При этом только в прошлом году 42% молодых людей, закончивших иностранный вуз, поменяли студенческую визу на рабочую. То есть остались работать в стране обучения.

Премьер-министр Аскар Мамин в ответе на запрос депутата мажилиса Натальи Жумадильдаевой рассказал, как в Казахстане борются с оттоком талантливой молодежи. Он отметил, что содействие предоставляется всем обратившимся выпускникам независимо от страны, где проходило обучение.

За последние три года до 1,8 раза увеличен объем госзаказа на подготовку кадров с высшим образованием. Абитуриенты могут до четырех раз пройти ЕНТ, снято требование сдачи ЕНТ при переводе граждан Казахстана из зарубежных вузов

Но по мнению экспертов, существующей проблемы это не решает.

«Постоянно за рубежом учится около 100 тысяч, бурный рост начался с 2013 года и сейчас уже стабилизировался. Скорее всего, потому что студенты закончились», — цитирует ИАЦ председателя Попечительского совета Общественного фонда «Транспаренси Казахстан» Марата Шибутова.

По его словам, казахстанская молодежь выбирает зарубежные вузы по следующим причинам:

качественное образование;

наличие вузовской науки;

известные преподаватели, не берущие взяток;

трудоустройство после обучения.

Соответственно, чтобы развернуть поток, надо то же самое и даже лучше сделать в Казахстане.

«Шансов на это практически нет, и я думаю, что вряд ли они появятся в будущем», — заключил Шибутов.

Статус — ниже плинтуса

Корень проблем системы высшего образования Казахстана заключается в излишней монетизации процесса. Студента в стране рассматривают как клиента, а вуз — как центр «образовательных услуг».

Поэтому студент воспринимает преподавателя не как носителя знания, а как человека, предоставляющего ему услуги

Пропала «священность» знания и статуса преподавателя. Об уровне квалификации и статусе педагогов, по мнению международных экспертов, говорит заработная плата. Преподаватели вузов получают на 5% меньше, чем в среднем работники по стране.

Но наиболее показательным стало октябрьское ЧП в Евразийском Национальном университете. Там во время занятий обвалился потолок. Из студентов никто не пострадал, но травму получил преподаватель. Несмотря на плохое самочувствие, она все же довела занятие до конца. Однако ее отсутствие на следующей паре диспетчерский отдел зафиксировал как срыв занятия.

«В моем случае я хотела обратить внимание не только на потолок, а на статус преподавателей, педагогов. Кто мы, какое место занимаем, что такое наша жизнь по сравнению с этими диспетчерами из главного корпуса? Разве у меня были другие претензии? Разве я просила возместить какой-то моральный или материальный ущерб?

Чтобы защитить себя, университет пойдет на все, и я для них никто, обычный преподаватель без поддержки (…) А со стороны руководства были только упреки и давление… По их мнению, я опозорила университет, я показываю факультет и кафедру с негативной стороны. И вообще, я должна была молчать, и сидеть, дальше терпеть», — написала пострадавшая Дана Копежанова в своем аккаунте на Фэйсбуке.

Просто нужен диплом

Этот случай ярко иллюстрирует отношение вузовского руководства к преподовательскому составу. Они не учителя, а инструмент заработка. Сами же вузы их храмов знаний превратились в станок для денег. И такой подход не может не отразиться на студентах.

По мнению Шибутова, у многих абитуриентов нет цели учиться, в вуз они идут просто получить диплом. Соответственно, им не нужен хороший преподаватель, можно поставить любого, подходящего по формальным признакам.

«Пока студентам не будет нужно настоящее образование, а не просто времяпровождение в стенах вуза, ситуация не изменится. Важна здесь и позиция правительства. Когда поток желающих учиться за рубежом стал увеличиваться, вместо того чтобы улучшить работу вузов, оно просто дало дополнительные 20 тысяч грантов в год. Конечно, после такого никаких повышений статуса вузовского педагога не предвидится. Да и сами педагоги хороши – профсоюз молчит, коллеги молчат. Так и будут их дальше топтать ногами», — считает Шибутов.

Системный кризис

В течении года в Министерстве образования и науки один за другим разгорались скандалы: май — задержан бывший директор Национального центра тестирования Рамазан Алимкулов;

июль — суд признал виновной в злоупотреблении должностными полномочиями и незаконном участии в предпринимательской деятельности бывшего вице-министра образования Эльмиру Суханбердиеву;

сотрудница МОН Анар Каирбекова обвинила высокопоставленных представителей ведомства в коррупции и давлении, также она обвинила вице-министра образования Фатиму Жакыпову в том, что ее диссертация является плагиатом.

«Этот кризис идет уже с 2000 года и никак не прекращается. Можно сказать, что это перманентное состояние. Это гигантская коррупционная пирамида, которую надо разрушить. Оставить за каким-нибудь РГП написание и выпуск учебников. Школы, колледжи и детские сады отдать акиматам. Вузы вообще не контролировать. Науку отдать во вновь созданную Академию,» — поделился Шибутов.

«Максимальный успех в модерниза­ции системы образования Казахстана может быть достигнут лишь при условии, что все программные установки, положенные в образовательную политику, сумеют вобрать в себя максимум возможного из положительного потенциала, накопленного мировым опытом.

И поэтому перед многими государствами, в особенности Центральной Азии, по-прежнему вопрос модернизации образовательной системы остается актуальным», — считает эксперт.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 262 раз