Вторник, 19 ноября 2019 11:32

Бейсебаев: Для нас главное - произвести впечатление на мировое сообщество

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Казахстанский политолог-международник о внешней политике страны.

«Если и говорить о главной ошибке нашей внешней политики, то это высокая самооценка и отсюда неправильное восприятие реальной международной обстановки. В конце концов, пора понять, что международные проблемы созданы не нами и не нам их решать. Внешняя политика должна быть прагматичной и служить интересам страны» - интервью для Platon.asia известного аналитика, эксперта-международника Казыбека Бейсебаева.

- Вы около 20 лет работали в структурах МИД Казахстана и, наверное, знаете, как устроена наша внешняя политика? Поэтому хотелось бы знать, как она формируется, как происходит отбор кадров внутри нее, назначения на руководящие посты в МИД? Говорят, что попасть на хорошие должности в системе МИД «человеку с улицы», не из «хорошей семьи», практически невозможно. Так ли это?

- В 2007 году президент Назарбаев, представляя коллективу МИД нового министра иностранных дел Марата Тажина, сказал, что внешнюю политику страны определяет он сам, а МИД реализует. Сейчас внешняя политика по-прежнему в компетенции теперь уже действующего президента. Тем более, он по профессии дипломат и в течение многих лет лично отвечал за внешнюю политику Казахстана. Конкретнее говоря, в АП этим вопросом занимается отдел внешней политики и международных связей.

Согласно Конституции, президент самостоятельно, без согласования с парламентом, назначает министра иностранных дел. Помимо этого, в соответствии с действующими положениями, заместители министров иностранных дел и послы назначаются президентом. Это тоже показывает, что внешняя политика находится исключительно в ведении главы государства.

Есть определенные требования к работникам МИД, как например, знание иностранных языков. На работу в МИД попадают также как в любой государственный орган, т.е. через конкурс. Так должно быть. Однако МИД, как любой наш государственный орган, подвержен одинаковым «болезням», когда прием на работу и назначения на должности происходят по принципу знакомства и непотизма. Конечно, «человеку с улицы» трудно попасть в систему МИД, но и утверждать, что двери закрыты тоже нельзя. Условно говорят, если кандидат прекрасно владеет каким-то очень нужным для МИД языком, то у него шансов попасть в МИД много.

Надо отметить, что работа в МИД состоит из двух частей: одна в центральном аппарате, а другая в посольстве. Так вот, работать в посольствах во всех отношениях, особенно в материальном плане, гораздо предпочтительнее. Поэтому все желают сразу попасть на работу в посольство. Были случаи, когда новые сотрудники, минуя центральный аппарат, оказывались в наших посольствах в какой-то европейской стране.

- Сейчас, когда президентом стал К. Токаев, не вполне понятно, за кем последнее слово в принятии решений по внешнеполитическим вопросам – за Акордой или Библиотекой?

- Думаю, что здесь как раз всё понятно. За внешнюю политику отвечает действующий президент. Скажем так, внешняя политика – это как раз тот участок, на который меньше всего претендует Библиотека. Кроме того, все наши партнеры будут иметь дела только с Ак Ордой.

- Много говорят о многовекторности внешней политики Казахстана. А что, действительно, мы во внешней политике всегда стремимся балансировать между интересами и мнениями всех основных международных игроков по разным внешнеполитическим вопросам, проблемам?

- Мы вынуждены были балансировать между основными международными игроками потому, потому что мы сами этому способствовали. Говоря простым языком, не надо было идти туда, где интересы этих международных игроков не совпадают. Мы же сами выпросили председательство в ОБСЕ и пытались решать нерешаемые проблемы Европы. Сейчас у нас мало кто вспоминает то наше председательство в ОБСЕ. Мы постоянно выдвигаем глобальные инициативы, претендуем на лидерство и, как бы этим привлекаем внимание мировых игроков.

Наше недавнее временное членство в Совете безопасности ООН власти назвали триумфом казахстанской дипломатии. На деле, при рассмотрении острых вопросов по Украине, нам пришлось метаться между Россией и Западом. Таким образом, в том, что нам приходилось балансировать между основными международными игроками по разным внешнеполитическим вопросам, мы виноваты сами.

Касательно нашей многовекторной внешней политики, я сказал бы так: Сегодня наша многовекторная внешняя политика постепенно превращается в политику несколько векторов, где этими векторами являются наши соседи. В принципе, так и должно быть с самого начала.

- Складывается впечатление, что Запад на самом деле не стремится содействовать развитию демократии в Казахстане и его больше интересует прибыльность своих разных проектов в нашей стране. Так ли это, или Запад просто не хочет вмешиваться в наши внутренние дела?

- Действительно, это так. В отношениях между странами действует один принцип – это собственные национальные интересы. Надо понимать, что западные страны это, прежде всего, бизнес, а где интересы бизнеса, то внутренние дела страны мало интересуют. Необходимо также отметить, что у нас Запад в экономике представлен, но недостаточно. Кроме этого, мы ничего особо не делали, чтобы эти западные страны у себя закрепить экономически. Имея благоприятную конъюнктуру и, главное, финансовые возможности, надо было побольше создавать масштабные совместные проекты с Германией, Францией, другими европейским странами, а также с Японией, Республикой Корея и другими развитыми странами. Однако мы как-то не очень были активными в этом деле и теперь вместо Запада нашим главным экономическим партнером становится Китай.

Надо также учитывать, что исторически мы не были связаны с Западом и не входили в зону их интересов. Сейчас у стран Европы и США своих проблем хватает. Скажем прямо, в их внешней политике мы у них не в приоритете, следовательно, их мало интересуют наши внутренние дела.

- В последнее время часто можно услышать мнение о том, что Казахстану, дескать, не удастся больше усидеть на двух-трех стульях и скоро ему нужно будет выбирать одного внешнеполитического союзника-наставленика, то есть либо Запад, либо Россию. Что вы думаете касательно всех этих разговоров, прогнозов?

- Такая постановка вопроса не совсем правильная. Во-первых, не надо пытаться усидеть на двух-трех стульях и, таким образом, ставить себя перед дилеммой – выбирать какого-то внешнего наставника. Во-вторых, не надо искать свои какие-то интересы далеко, наши интересы – это сотрудничество с нашими соседями. Надо просто развивать торгово-экономическое сотрудничество с теми странами, кто этого желает. Тем более, у Казахстана нет каких-то серьезных проблем с другим странами.

- На Ваш взгляд, как далеко зашел конфликт Запада и России, можно ли его рассматривать не просто как геополитическое противостояние, а как столкновение двух систем ценностей? И тем самым этот конфликт будет длиться долго – до полного поражения одной из сторон? И что нам делать в этой битве титанов, не станем ли мы жертвой этого противостояния, или уже стали?

- Действительно, мы все стали свидетелями конфликта Запада и России. Можно рассматривать это как геополитическое противостояние и как столкновение двух ценностей. Вместе с тем мы наблюдаем и определенное сближение ведущих стран Европы и России. Несмотря на разные санкции и противоречия, работа по Северному потоку идет по плану. Как я отметил ранее, для Запада в отношениях с другим странами всегда на первом месте были интересы бизнеса.

Сближению также способствует такие угрозы Европе, как поток нелегальной миграции. Мы видим, как изменилась риторика президента Франции в отношении России, он неоднократно подчёркивает, что несмотря на разногласия, Россия - это часть Европы. Многие лидеры признают роль России в решении международных проблем.

Есть еще один момент, про который в силу политкорректности многие стараются избегать говорить. Европа и Россия, несмотря на все разногласия и различия, являются странами, где живут европейцы, т.е. люди европейской расы и по вере христиане. Этот фактор, особенно на фоне роста миграции и возникающих отсюда разных проблем, в последнее время тоже способствует сближению Европы и России.

В странах Запада своих проблем хватает. Вспомним, что Трамп стал президентом на обещании решить накопившиеся внутренние проблемы и сделать Америку снова великой. Во Франции Макрон тоже является несистемным президентом. Причиной регулярных акций «желтых жилетов» во Франции стали накопившиеся социально-экономические проблемы. Внутренние проблемы накопились в Германии. Великобритания по этой причине затеяла Брекзит. Таким образом, у Европы на первом месте стоят своим проблемы, а не постоянное противостояние с Россией. Не так активен Запад по Украине, как это было несколько лет назад.

Сейчас вся Америка больше озабочена борьбой демократов против президента Трампа, чем противостоянием с Россией. В глобальной экономической конкуренции Китай, как новая экономическая держава, тоже больше волнует США, чем Россия. В своих противоречиях Россия и Запад без нас разберутся. Не надо загонять себя в позицию выбора между ними и давно надо было это понять.

- Казбек Жумабекович, в чем вам видится главная ущербная сторона нашей внешней политики, как все это можно исправить?

- На мой взгляд, нас расслабили легкие нефтяные деньги и последовавший за ними благоприятный период, который у нас получил название «тучные годы». Нам казалось, что так будет всегда. Это повлияло на нашу внешнюю политику и сказалось на восприятии в целом международной ситуации. Мы стали думать, что по степени влияния и по весу мы такие же, как ведущие станы мира. Этим можно объяснить все наши глобальные инициативы, председательство в ОБСЕ, непостоянное членство в Совете безопасности ООН, нашу постоянную борьбу за ядерное разоружение, съезды мировых религий, желание решать проблемы стран Африки и Афганистана, инициативы создать платформу евразийской безопасности на базе ОБСЕ и ШОС, постоянные попытки что-то решать и много другое.

Одним из важных направлений внешней политики стала имиджевая работа, куда выделяются немалые деньги из бюджета. На это направлены усилия всего МИДа, на нее работают все наши посольства. Это говорит о том, что для нас во внешней политике главным стало желание произвести впечатление на мировое сообщество.

Поэтому, если и говорить о главной ошибке нашей внешней политики, то это высокая самооценка и отсюда неправильное восприятие реальной международной обстановки. Часто наши экономические интересы подменялись какими-то непонятными временными конъюнктурными интересами. Непонятно, чем объяснить наличие наших посольств в некоторых странах Африки и Латинской Америки, с которыми нас ничего не связывает и нет никакой торговли.

Надо отходить от рассмотрения во внешней политике только ее внешней стороны. Нужно выстраивать отношения с другими странами исходя из наших национальных интересов и необходимости торгово-экономического сотрудничества. В конце концов, пора понять, что международные проблемы созданы не нами и не нам их решать. Внешняя политика должна быть прагматичной и служить интересам страны. Вот на это должны быть направлены все ее усилия. Нам во внешней политике много чего надо проанализировать и внести определенные коррективы.

Талгат Мамырайымов platon.asia

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 223 раз