Пятница, 18 октября 2019 12:36

«Обманчивая статистика»: почему в казахстанских роддомах скрывают реальные данные о детях, которые рождаются живыми, а потом умирают

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Председатель комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Министерства здравоохранения, сопредседатель комиссии Минздрава, которая сейчас работает в Атырауской области, Людмила БЮРАБЕКОВА рассказала о проверке в Атырауском областном перинатальном центре (ПЦ) и о том, зачем в роддомах корректируют статистику по мертворожденным младенцам.

чч43

- Первую в этом году проверку Атырауского областного ПЦ наши специалисты проводили с 10 по 28 марта, - рассказывает Людмила Витальевна. - Именно тогда было выявлено большинство нарушений, о которых на пресс-конференции в минувшую пятницу говорили представители департамента Агентства по противодействию коррупции по Атырауской области. Это и неработающая вентиляция, и отсутствие прачечной, и положительные результаты микробиологических исследований.

- Если они были выявлены в марте, почему еще тогда вы не приняли меры?

- Мы оштрафовали директора перинатального центра Куаныша НЫСАНБАЕВА на 20 МРП (после того как в силу вступили поправки в Административный кодекс, сумма штрафа возросла, на тот момент она была именно такой). Нысанбаев воспользовался правом на 50-процентную скидку при погашении долга в течение трех дней, оплатил 25 250 тенге и на этом успокоился.

- А вы? Неужели ничего нельзя было сделать?

- По закону мы могли наложить штраф и выдать предписание об устранении нарушений в течение двух месяцев, что мы и сделали. У нас нет других рычагов влияния и полномочий. Проверить, выполнено ли предписание, наши специалисты пришли 3 июля 2019 года. Не все нарушения, указанные в нем, были устранены - в частности, все так же не работала вентиляция, не было прачечной. Поэтому в июле 2019 года мы передали материалы в административный специализированный суд Атырауской области. Решением суда от 1 августа дело было прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения. У перинатального центра отсутствовало финансирование, соответственно, там не могли произвести ремонт. Все, больше мы ничего не могли сделать.

По плану у департамента контро­ля качества и безопасности товаров и услуг по Атырауской области в октябре стояла еще одна проверка. Как раз в это время произошла история с гибелью младенца. В перинатальном центре уже проходили следственные действия. В итоге была создана комиссия Минздрава, которая будет заниматься анализом ситуации в целом по региону, а не только по перинатальному центру. Окончательных данных, опираясь на которые можно было бы сказать, из-за чего с начала года в ПЦ умерли 98 (по последним данным, цифра именно такая, а не 99 детей, как сообщалось раньше. - О. А.) новорожденных, еще нет. В пятницу у нас будет полная картина по анализу фармпрепаратов, смывам, которые мы брали у сотрудников в оперблоке, реанимации и т. д. И мы будем их оглашать.

Кроме этого проверим данные о состоянии роддомов и перинатальных центров по всей стране. Если говорить об Атырауском ПЦ, то здесь проблема именно в менеджменте: в руководстве больницы, областном управлении здравоохранения, недостаточном контроле со стороны акимата. Врачи в какой-то степени стали заложниками ситуации. Они работали с тем, что у них было.

- Но если они видели, что происходит…

- Они направляли групповое заявление в управление здравоохранения, когда на место главного врача пришел Нысанбаев, но на это не обратили внимания. Повторяю, проблема в менеджменте. Что там происходило, мы пока точно сказать не можем. Возможно, рост смертности произошел в том числе и из-за участившихся случаев сепсиса, которые больница тщательно скрывала.

- Разве такие факты можно скрыть?

- По опыту проверок прошлых лет выявлялись случаи, когда ребенка, скончавшегося от сепсиса, записывали как умершего от внутриутробной пневмонии. Именно в ходе проверок мы узнаем о способах сокрытия информации и принимаем меры, чтобы предотвратить такие факты в будущем.

- Вы проверяете, все ли данные о мертворожденных и живорожденных детях в Атырауском ПЦ соответствуют действительности?

- Да, мы всегда в ходе аудита проверяем все случаи смертности. В Атырау сейчас изучаем документы на каждого ребенка. Результат также будет чуть позже. Показатели живорожденности по всей стране скрывают, потому что они влия­ют на общую статистику. Кроме того, если ребенок родился живым и умер (как правило, это происходит почти сразу, ведь речь идет о недоношенных, слабых детях), то этот факт проверяют, выясняя, что произошло, а если мертвым - нет. Но мы во время проверок можем выявить случаи подлога.

В конце августа в столице проходил координационный совет при Минздраве, на котором Бюрабекова рассказывала о результатах анализа мертворожденности по Казахстану за 2018 год. Это очень любопытный документ. В прошлом году в нашей республике было зарегистрировано 3624 мертворож­денных. Для анализа регионами было предоставлено только 2939 материалов (это всего 81 процент) - стеклопрепараты, которые используются при патологоанатомических исследованиях (благодаря им можно понять, раскрылись ли легкие младенца и дышал ли он), и протоколы. Мангистауская область, например, вообще не предоставила стеклопрепараты - там их утилизировали. Другие регионы передали неполные данные, где-то всплыли факты, когда умершим младенцам вообще не проводили вскрытие, хотя по закону это должны делать. Тем не менее было выявлено 277 случаев неучтенной ранней неонатальной смертности - это 9,4 процента от общего числа. Вот список “передовых” по этим показателям регионов.

Кызылординская область - из 141 случая мертворожденных в 34 была предоставлена недостоверная информация (24 процента).

Жамбылская область - из 171 случая - в 32 (18,7 процента).

Атырауская - из 136 случаев - в 22 (16 процентов).

Алматинская - из 207 случаев в 26 (12,6 процента).

Туркестанская область - из 773 случаев - в 87 (11 процентов).

Западный Казахстан - из 95 случаев - в 9 случаях (9,5 процента).

В итоге была произведена корректировка показателя младенческой смертности (смертность детей до года) за 2018 год. Он составил 8,7 ребенка на тысячу новорожденных. Это на 8,3 процента выше, чем было. А показатель ранней неонатальной смертности (смертность детей, проживших не более семи дней) на тысячу детей, родившихся живыми, изменился с 2,8 до 3,5 и увеличился на 20 процентов.

Материнская и младенческая смертность, уровень заболевания ВИЧ и туберкулезом, продолжительность жизни влияют на место Казахстана в мировом рейтинге, - продолжает Людмила Витальевна. - За это очень серьезно спрашивают с акимов, это влияет на их рейтинг, а те в свою очередь - с руководителей управлений здравоохранения и главных врачей больниц. Но статистика должна быть реальной, это позиция Минздрава. Мы должны анализировать эти факты, делать выводы и, опираясь на них, работать лучше. Сейчас Минздрав обвиняют в том, что в Казахстане идет рост младенческой и материнской смертности, но на самом деле эти показатели остаются на прежнем уровне, где-то даже снижаются, просто мы перестали скрывать эти факты.

- Насколько реальные цифры выше тех, что отражены в официальной статистике?

- Пока я не могу об этом говорить, но они точно выше. Сейчас мы совместно с коллегами из других министерств анализируем ситуацию по младенческой и материнской смертности и в целом по продолжительности жизни. Во время подготовки к введению обязательного соцмедстрахования было выявлено много умерших людей, которые числились живыми. Родственники (это распространено в сельской местности) не получали на них свидетельство о смерти. Все эти данные нужно собрать и актуализировать.

Оксана АКУЛОВА time.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 458 раз