Суббота, 12 октября 2019 10:55

Конфликт горожан и сельчан: точки соприкосновения

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(2 голосов)

Внутренние мигранты – «протестная бомба»?

В начале недели на совещании по дальнейшему развитию столицы К. Токаев призвал «установить строжайший контроль над внутренними миграционными процессами». Этот тезис нашел одобрительный отклик во многих СМИ, выдавших на-гора публикации в духе того, что неконтролируемая внутренняя миграция приводит к повышению нагрузки на социальную инфраструктуру городов Нур-Султан, Алматы. Получается, социальное благополучие горожан более приоритетно, нежели социальные права сельчан? Кроме того, конституционное право свободного передвижения по стране еще никто не отменял. В свое время в Советском Союзе ограничивалось передвижение крестьян по стране, тем самым они, по сути, были «государственными крепостными». В нашей стране хотят возродить такие практики?

Сельчане ведь едут в город в поисках работы, из-за более хороших условий жизни. Многие из них, устав от безысходности на селе, уезжают в большой город, чтобы попытаться там «пробиться в люди». Неважно, будут ли теперь обеспечиваться более хорошие условия жизни в селах, но ограничивать передвижение людей по стране – это дыхание советского тоталитаризма. Все люди, вне зависимости от их социального происхождения, имеют право на получение хорошего образования, творческое саморазвитие, что более доступно именно в больших городах. В этом плане вопрос нужно ставить не только в русле создания условий на селе, но и также в русле развития городов, настоящей урбанизации.

Миграция сельчан в города у нас часто рассматривается как процесс урбанизации Казахстана. Первый президент вчера в интервью телеканалу «Хабар» сказал, что урбанизация является естественным процессом, но им нужно управлять, контролировать прописку. На самом деле – это больше «ложная урбанизация», поскольку рост населения наших городов «не сопровождается соразмерным ростом городских функций, способных обеспечить адекватный уровень включения новых горожан в городскую культурно-экономическую среду». Если следовать критериям урбанистов и подходу С. Кордонского, то у нас нет полноценных городов, а есть большие слободы. Соответственно, главным инструментом решения этой проблемы является не контроль за передвижением мигрантов, а разрешение проблемы ложной урбанизации.

Внутренняя миграция в свое время стала составной частью экономического развития многих современных держав мира, обеспечив перемещение необходимых трудовых ресурсов на реализацию крупных промышленных проектов. Наши мигранты, как правило, относятся к наиболее мобильным простым казахам. Собственно, сам процесс миграции для многих из них – это стремление открывать новые жизненные перспективы, что не что иное, как готовность к разносторонней модернизации. В этом аспекте внутренняя миграция может стать одной из основ успешности инфраструктурных и других индустриальных проектов, включая развитие промышленных агломераций крупных городов. В тех же США половина страны – внутренние мигранты. Практически во всех фильмах вы можете видеть, как их главные герои снимают жилье, и никто не приходит и не проверяет прямо на дому их документы, наличие прописки. И ничего там из-за этого катастрофически плохого не случилось - их страна живет и развивается во многом благодаря такой мобильности населения.

А у нас же после очередного официального наезда на внутренних мигрантов последовали статьи, с такими, например, цитатами: «Сегодня в Алматы около 170 тыс. человек относится к молодёжи категории NEET (не учатся и не работают), и это потенциальная протестная бомба». При этом как будто смягчая данный тезис: «А вообще мобильность населения - это его право. Но это право нужно осуществлять законно - без серых схем и взяток». То есть аккуратно призывают правоохранительные органы более жестче контролировать функционирование режима прописки. Такая форма казуистического, софистического толкования прав человека на свободное передвижение, а также априорного рассмотрения внутренних мигрантов как «потенциально протестной бомбы». Теперь, наверное, следует ждать очередной масштабной операции МВД, когда мигранту за отсутствие прописки по месту жительства можно получить штраф, а в некоторых случаях полиция может и задержать «для выяснения вашей личности».

Мигранты-сельчане в городах уже давно стали «обузой», конкурентами на рынке труда, помехой для более комфортной жизни горожан. Социологические исследования показывают, что многие горожане относятся к мигрантам-сельчанам с большим предубеждением, делая в отношении них субъективные оценки, относясь к ним с заведомой неприязнью и пренебрежением. Проявления преступности, «бескультурья» у некоторой части внутренних мигрантов усиливают такое к ним отношение горожан, «интеллигенции». Социальная психология показала, что мы сами порой вынуждаем людей вести себя так, как мы ожидаем от них. Вот, например, мы считаем кого-то невежей, невеждой только по его внешнему виду. И этот человек, носитель комплексов неполноценности, чувствуя такое к себе отношение, начинает вести себя приблизительно таким образом. Это еще такая форма протеста, вызова против несправедливости…И просто непростительно «образованным», «интеллигентным», «высокодуховным» горожанам не понимать такие простые вещи.

В действительности мигранты из села готовы интегрироваться в городскую культуру. Не случайно в городах они зачастую стесняются говорить на казахском языке и подражают горожанам практически во всем. Но горожане не принимают их в свой круг, делая в отношении них стигматизацию в виде социальных ярлыков «мамбеты», «маргиналы», «понаехавшие». Стигматизация в нашем обществе в большинстве своем ведет к дискриминации, то есть к ограничению прав разных «неблагонадежных» групп, с попытками загнать их в «гетто», «резервации». А все потому, что для горожан, крупных чиновников внутренние мигранты – это «другие», чужие. В результате экспертами-горожанами пишется аналитика для руководства страны о необходимости жесткого контроля передвижений сельчан по стране. Во многом поэтому власти рассматривают внутренних мигрантов как главный источник протестных выступлений, главную угрозу политической стабильности.

В этом смысле, может быть, дело не только во внутренних мигрантах, а в попытке блокировать миграцию протестов по стране, прежде всего, в столицу и Алматы? Подобно тому, как борьба с экстремизмом и терроризмом является хорошим предлогом для того, чтобы закручивать гайки «до конца». Однако сколько можно зачищать и блокировать политическое участие казахстанцев. Оно и так на низком уровне - абсентеизм и политическая апатия стали уже привычным явлением нашей политической сферы, поскольку она до предела стерилизована. Можно уже говорить о массовой деполитизации казахстанцев.

Из-за такого рода «блокировок» потенциальных протестных групп (внутренних мигрантов) и происходит деполитизация населения. Ведь основной метод работы нашей власти в социально-политической сфере - это блокировка проблем, когда они загоняются в «черный ящик», сжимая их внутреннюю «пружину» до отказа. Но она может разжаться при появлении новых обстоятельств, факторов, преодоление которых не заложено в предметно-объектной методике власти: нет предмета, объекта, являющегося непосредственным источником проблемы – нет проблемы. Данная методика власти в конечном итоге приведет к ухудшению проблемы внутренней миграции, ее перерастанию в более сложные формы, как это произошло с появлением организованной преступности (ОПГ), мафии в США, когда там был введен запрет на продажу спиртных напитков («Сухой закон»).

Деполитизация людей приводит к потери основополагающих атрибутов гражданина – способности и готовности работать во благо общества, даже в ущерб своим личным интересам. В таком случае мы уже имеем дело не с гражданами, а с простыми мещанами-временщиками. Сейчас уже большинство казахстанцев проявляют слабую заинтересованность в открытом обсуждении общественно-политических проблем. А это означает, что казахстанцы неудержимо отдаляются от способности созидать во благо общества, заниматься политикой в смысле конкретного обустройства государства, общества. Такая практика очень пагубна – власть в таком режиме словно работает для себя. Это напоминает человека, страдающего аутизмом, который живет в собственном мире, плохо воспринимая реальность и от этого имеющего разные неприятности. Отчуждение от общественно-политического процесса формирует в корне непатриотичность, отчужденность от стратегических национальных интересов, поскольку табуируется и блокируется гражданское политическое участие. А кто тогда будет завтра, например, защищать страну от внешнего агрессора? Сегодня ведь основная масса служащих в армии – это сельчане…

Аналитический отдел Platon.asia

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 669 раз