Пятница, 11 октября 2019 11:02

Сначала будет больно

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Даже такие концептуально разные экономические модели, как у Казахстана и Узбекистана, одинаково нуждаются в интеграции.

Но процесс вхождения Ташкента в ЕАЭС будет сопровождаться многочисленными шоками. Причем лечиться шоковой терапией придется не только нашим соседям. Но никакого другого лекарства, кроме интеграции, просто не существует.

“Мы знаем, что президент Узбекистана принял решение и сейчас прорабатывается вопрос о присоединении Узбекистана к Евразийскому экономическому союзу” - известие от председателя Совета Федерации России Валентины МАТВИЕНКО в ходе ее визита в Ташкент. Со стороны официального Узбекистана мы о подобном не слышали, но сомневаться не приходится: коль скоро встречавшая­ся с Шавкатом МИРЗИЁЕВЫМ глава Совета Федерации РФ сочла возможным не держать при себе такую весть, выступая перед олий мажлисом (парламент Узбекистана), значит, между ними это уже обговорено.

Собственно, фактическое подтверждение с узбекской стороны тоже имеется: уже создана рабочая группа для изучения возможностей и рисков при вступлении РУ в ЕАЭС. А отменяемая граница для товаров, рабочей силы и капиталов между Узбекистаном и Евразийским союзом - это как раз наша граница, и нам тоже пора всмотреться в возможности и риски.

Мы в шоке!

Сразу скажу: вступление Узбекистана в ЕАЭС - это шок, и практический, и концептуальный.

Практический, потому что со стороны Узбекистана условием вступления станет демонтаж выстраиваемой с постсоветских времен заградительной стены из высоких таможенных пошлин и акцизов на иностранные товары, защищающих местного производителя. Это как вдруг разрушенная плотина. Или Берлинская стена, десятилетиями делившая исторический город и разобранная за одну ночь: вчера за попытку преодоления получали пулю, а сегодня - ходи куда хочешь!

Нет, конечно, взрывного демонтажа не будет, к тому же таможенные пошлины в Узбекистане уже сейчас понижаются, но даже плавное приближение к стандартам ЕАЭС чревато сильными шоками, причем по обе стороны упраздняемой таможенной границы.

Только один пример: сейчас в России работает порядка 2,2 млн граждан Узбекистана, в массе своей неквалифицированных (с высшим образованием только 0,7%). И этот пока еще сдерживаемый экспорт дешевой рабочей силы составляет важную статью платежного баланса - приносит свыше 4 млрд долларов в год только в виде проходящих через банки переводов на родину. А чтобы лучше понимать силу разности потенциалов, поддерживающих, как ток в батарее, полулегальный, но устойчивый поток рабочих рук в одну сторону и денег - в другую, вот вам сравнение ВВП по ППС. В России подушевой ВВП по паритету покупательной способности - 27,2 тыс. долларов, а в Узбекистане - 7 тыс. долларов. Разрыв четырехкратный.

При чем тут мы? При том, что у Казахстана валовой внутренний продукт по покупательной способности (а это показатель не только объемов экономики, но и уровня жизни в стране) даже больше российского - 27,8 тыс. долларов в год на человека.

И еще заметим, что в Узбекистане население уже свыше 30 миллионов, а в следующие 15-20 лет прогнозируется рост до 50 миллионов, после чего только ожидается стабилизация. Отсюда узбекские экономисты делают вывод: чтобы не допустить взрыва в собственном котле, экономика в те же сроки должна вырасти минимум вдвое. Отсюда, кстати, и понимание необходимости вхождения в ЕАЭС.

Но это на перспективу. Пока же открытие границ создаст дополнительную волну дешевой рабочей силы, которая, хотя и затронет Казахстан в основном транзитом, все же приведет к демпингу и на нашем не очень богатом рабочими местами и зарплатами рынке.

Модернизация сознания

Но еще важнее концептуальный шок как перелом целой исторической эпохи, можно сказать, мировоззрения.

Ведь что есть классическое узбекское жилище, над которым пролетели эпохи Чингисхана и Тамерлана, белых и большевистских царей, коллективизации и индустриализации? Это сплошной дувал без единого окошка наружу, с большим домом на семью из нескольких поколений и тщательно возделываемым садом-огородом внутри. И это образуемая такими дворами-крепостями квартальная махалля с обязательными муллой и мечетью. В той же традиции была выстроена и узбекская экономика, вся сосредоточенная на импортозамещении. К примеру, первый президент Узбекистана Ислам КАРИМОВ внутри таможенного дувала создал отдельное автомобилестроение мощностью под 200 тысяч авто в год. И что будет, когда узбекский рынок откроется для двух миллионов собираемых в России плюс под сотню тысяч наших автомобилей?

Заметим, что президент Мирзиёев отнюдь не новая метла - он долго был главой правительства, наверняка вкладывая в создание узбекской экономической автономии не только все силы, но и веру и душу - иначе президент Каримов не держал бы такого премьера. И коль скоро этот человек решается на демонтаж границ, это перелом не только в экономической политике.

Нам все говорят, что мы в месте...

Но давайте, глядя в узбекское зеркало, всмотримся в себя: мы ведь тоже на концептуальном переломе, причем наши противоположности сходятся!

Разве не мы в негласном соревновании с историческим братом-соседом выстраивали симметрично противоположную в экономических и идеологических координатах модель, полностью ориентированную на экспорт и открытую для разно­образного импорта? И разве не мы пытались (и пытаемся) через программу ФИИР уйти от экспортно-сырьевой направленности и подтянуть импортозамещение? Тоже без особого успеха.

Объективно и наша открытая “всему миру” экономическая модель вместе со всей ее идеологической основой тоже уперлась в тупик развития. Ну добьемся мы наращивания экспорта мяса и зерна в Китай, дождемся скольких-то китайских заводов на своей территории, станем транзитом на китайском пути в Европу... Как-то недостаточно для поддержания экономического и национального самочувствия.

Короче, Казахстан ничуть не в меньшей степени, чем Узбекистан, нуждается в евразийском прорыве. Хотя мы уже как бы внутри, а узбеки - снаружи.

Внутри чего? Пока мы внутри банального торгового союза, хотя торговля в эдаких постсоветских остатках существовала и до образования ТС и ЕАЭС. Наоборот, из-за вызванных созданием Таможенного и Евразийского союзов гео­политических катавасий товарооборот внутри ЕАЭС сейчас меньше, чем до его создания. Экспорт в Россию в 2013 году у Казахстана был 5,8 млрд долларов, в 2018-м стал 5,2 млрд. Импорт был 17,7 млрд, стал 12,4 млрд долларов.

Заметьте, в торговле с Россией у нас зияющий провал - минусовое сальдо 2018 года 7,2 млрд долларов! С Евросоюзом у нас великолепные 24,2 млрд долларов. С Китаем, Турцией, даже с Японией плюсовые сальдо, а вот по евразийскому направлению разоряемся. И вообще, когда я первый раз увидел эту статистику, был в шоке. Вот ужаснитесь: товарооборот участников ЕАЭС между собой в 13 (!) раз меньше, чем с третьими странами!

Конкретно для Казахстана пропорция меньше, но тоже шокирующая: с бывшими союзными республиками объем торговли в пять (!) раз меньше, чем с внешними парт­нерами. По отдельности приспосабливающиеся к мировому рынку постсоветские экономики растопырились в разные стороны!

То же по Узбекистану: мало того что у него в целом отрицательный торговый баланс, особенно с Россией, так еще и торговля с государствами СНГ едва превышает треть от общей.

Отсюда и цель совместного прорыва: выстраивание взаимных производств, выравнивающих уровни развития и торговые дисбалансы.

Пётр СВОИК time.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 355 раз

Похожие материалы (по тегу)