Воскресенье, 30 июня 2019 16:59

«За уход за бабушкой дали квартиру» : как жительница Уральска получила жилье

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

53-летняя Елена из Уральска всю свою жизнь работает сиделкой, ухаживая за лежачими больными. Несколько лет назад за работу женщина получила… квартиру от своей клиентки, передает корреспондент NUR.KZ.

Елена по профессии медсестра, однако долгое время не работает в больницах и госпиталях. Вместо этого женщина работает сиделкой, ухаживая за больным человеком и получая заработную плату в разы больше, чем в больницах.

«Еще в начале нулевых я стала работать сиделкой, за это время я сменила четырех пациентов. Специфика моей работы такова, что я меняю пациента только в связи с его кончиной.

Мой рабочий день начинается ранним утром и заканчивается поздно ночью, иногда я остаюсь на работе с ночевкой. Мой последний пациент – это бабушка, за которой я ухаживала 5 лет.

Бабушка была лежачая, не ходила из-за проблем с позвоночником, и ее дети, люди очень занятые, наняли меня, чтобы я оказывала ей всестороннюю помощь и поддержку», - рассказывает Елена.

По словам женщины, ее работа очень сложная для человека, никогда не работавшего в этой сфере. Однако для нее этот труд привычен.

«Мой рабочий день начинается с того, что я проветриваю комнату, где лежит пациент. После этого вместе с ним мы идем принимать душ. Это сделать довольно сложно, потому что мне приходится поднимать человека, пересаживать его на коляску, везти в ванную, пересаживать, мыть и опять сажать на коляску.

Последняя моя пациентка, 80-летняя Анна Николаевна, весила всего 60 килограммов, но из-за того, что она плохо держала свое тело, создавалось ощущение, что она весит все 100 килограммов. После душа я веду пациента на завтрак.

Завтрак готовили дети Анны Николаевны, и одним из главных их требований было то, чтобы она завтракала и ужинала вместе с ними. У бабушки, помимо всего прочего, плохо работали руки, поэтому я кормила ее с ложки. После завтрака, когда дети Анны Николаевны расходились, я оставалась с бабушкой одна», - рассказывает Елена.

В течение дня у Елены не было свободной минуты – больной человек требует к себе постоянного внимания.

«После завтрака мы с Анной Николаевной шли на прогулку, у меня была обязанность – ходить с ней гулять два раза в день, утром и вечером. Утром, примерно в течение часа мы гуляли по двору, и Анна Николаевна общалась со своими подругами –пенсионерками, хотя разговаривала она плохо, но как-то они друг друга понимали.

После прогулки Анна Николаевна смотрела телевизор, или читала книгу, а я в это время прибиралась дома, готовила обед, стирала одежду. Готовить приходилось отдельно, потому что бабушка была на диете – могла есть только все протертое и в пюреобразном состоянии.

Помимо этого, я периодически меняла подгузники бабушке и переворачивала ее, когда она лежала в постели, чтобы не было пролежней. Также я следила за своевременным приемом лекарств, а если нужно было ездить в больницу, то возила ее на такси», - рассказывает Елена.

По словам женщины, дети бабушки старались не обременять себя уходом за старушкой, предпочитая платить деньги сиделке.

«Конечно, у меня вызывает уважение то, что ни сын, ни дочь не сдали мать в интернат для престарелых, а тратили деньги на ее уход. Вообще, семья у них зажиточная – они живут в большом коттедже и имеют свой бизнес.

В одном доме живет и сын пенсионерки с женой, и дочь с мужем, а также их маленькие дети. В течение дня они заняты работой, а в свободное время, такое ощущение, что общаются со своей мамой «по графику» - за обедом и за ужином, и то, «для галочки».

Внуки вообще бабушкой не интересовались, не обнимали, не целовали, не разговаривали с ней. Такое ощущение, что они откупались от своей мамы – покупали ей хорошую одежду, возили в гости, опять-таки, мне заработную плату платили, раз в год вывозили в Турцию, Египет, мне, соответственно, тоже путевку оплачивали», - рассказывает Елена.

Со слов женщины, перед наймом на работу, ее работодатели заключили с ней договор ренты пожизненного содержания, согласно которому, Елена была обязана ухаживать за бабушкой, а взамен, после смерти, получить ее квартиру. За исполнением договора строго следили.

«Договор был на 2-комнатную квартиру в центре города, в панельном доме. Помимо этого, мне ежемесячно платили заработную плату – 70 тысяч тенге, плюс питание и иногда проживание. За эти деньги я работала 6 дней в неделю, кроме воскресенья.

Если меня вызывали в воскресенье – платили 10 000 тенге, за то, что я лежала в больнице с бабушкой - тоже платили отдельно, за поездки на курорты также оплачивали, плюс за саму путевку.

После смерти Анны Николаевны я также участвовала в организации похорон и поминального обеда, мне за это заплатили 150 000 тенге. Свою квартиру я уже получила, сейчас в ней делается ремонт, а к концу лета в нее заедет мой сын со снохой», - рассказывает Елена.

По словам Елены, ее работа была сложной морально и более она не хочет работать сиделкой и сейчас подыскивает себе другую работу.

«Работа с тяжелобольными людьми очень нервная. Эти люди ведут себя как маленькие, они обижаются на все, нервничают, жалуются, часто «сливают» тебе весь негатив и повторяют одни и те же истории, как заезженные пластинки.

От больных людей всегда плохо пахнет, и они всегда недовольны, потому что им хотелось бы, чтобы они умирали на руках родных детей, а не на руках чужого человека.

Каждый день мне приходилось работать с людьми, которые знали, что они скоро умрут. Это все понимали, понимали, что сейчас они не живут, а просто доживают», - резюмировала женщина.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 560 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"