Пятница, 19 апреля 2019 08:54

Ашимбаев: В период транзита всем нужна стабильность – и Токаев для этого подходит идеально

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Мы продолжаем обсуждение с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ  о разворачивающейся в Казахстане президентской электоральной кампании.

«Темной лошадки» на предстоящих выборах не будет - Данияр Рахманович, внимание казахстанского общества приковано к предстоящим съездам партий, однако правом выдвигать кандидатов обладают и республиканские общественные организации – например, на президентских выборах 2015 года от Федерации профсоюзов Республики Казахстан баллотировался Абельгази КУСАИНОВ. Можно ли, на ваш взгляд, ожидать выдвижение альтернативного кандидата, «темной лошадки» от лица одной из республиканских общественных организаций? - Признаться, нынешнее руководство Федерации профсоюзов РК совершенно бесцветно и блекло. А после ее скандального исключения из Международной конфедерации профсоюзов лишний раз попадаться на глаза для руководства ФПРК смысла не имеет. Тем более, что сейчас все только и ждут его смены, чтобы преодолеть тяжелейший кризис, в котором находится профсоюзное движение в стране. К тому же, судя по информации, размещенной на официальном сайте, Федерация полностью поддерживает мудрое решение Елбасы. Полагаю, вариант выдвижения председателя профсоюзной организации Бакытжана АБДИРАЙЫМА выглядит маловероятным, передает ia-centr.ru.

- Тем не менее, недееспособность нынешнего руководства Федерации профсоюзов может не помешать ей выдвинуть другого, стороннего кандидата. - Технически, да. Теоретически, Федерация может выдвинуть некоего Пупкина, который наберет свой 1% голосов и о котором забудут на следующий день после выборов. Если бы задача состояла в том, чтобы Касым-Жомарт ТОКАЕВ набрал на предстоящих выборах 99% голосов, возможно, в качестве его спарринг-партнеров были бы выдвинуты малоизвестные кандидаты. Однако все прекрасно понимают, что второй президент не может набрать голосов больше, чем первый. К тому же наличие некоего конкурентного поля стимулирует интерес к выборам и обеспечит явку избирателей. Задача по моделированию конкурентного поля на предстоящих выборах достаточно сложная. И главное в ней – правильно распределить голоса. Чтобы получилось и красиво, и демократично, и в то же время некритично для итогового результата.

- Таким образом, вы полностью отрицаете вероятность того, что представитель правящей элиты, имеющий собственные амбиции стать вторым президентом, может выдвинуть свою кандидатуру и составить конкуренцию Токаеву?

- Эту вероятность отрицает весь ход событий начиная с 19-20 марта Фактически мы видим реализацию тщательно подготовленного сценария. 19 марта, еще в день заявления о досрочном сложении с себя полномочий, Назарбаев подписал явно заранее подготовленный указ о структуре Канцелярии первого президента. Очевидно, что этот документ родился не за пять минут. Сразу практически было принято распоряжение о созыве 29 апреля Ассамблеи народа Казахстана – а надо помнить, что хотя председателем Ассамблеи является первый президент – Елбасы, ее созыв является прерогативой действующего президента.

К тому же, судя по тем назначениям, которые делает Токаев – в течение месяца едва ли не ежедневно издается по два-три указа или распоряжения, в том числе очень интересных и серьезных – у действующего президента должны были быть определенные «заготовки» до его вступления в должность.

Помимо этого, мы видим, что у Токаева достаточно хорошо проработанная международная и внутриполитическая программа. Правда, аким Мангистауской области Ералы ТУГЖАНОВ оказал президенту медвежью услугу с баннерами, однако это можно списать на стиль работы мангистауского акимата, в адрес которого в последнее время звучит много критики.

Наконец, в истеблишменте, пришло понимание того, что курс первого президента, конечно же, остается незыблемым, однако решения по основным кадровым вопросам второй президент принимает самостоятельно. Значительные перестановки произошли в Администрации президента. Была проведена ротация ответственных секретарей центральных госорганов – а это один из ключевых элементов президентского контроля над министерствами. В трех силовых органах – министерстве обороны, Генеральной прокуратуре и МВД – назначены новые первые замы (Мурат БЕКТАНОВ, Берик АСЫЛОВ и Марат КОЖАЕВ – прим. Ред.) – при этом подчеркнуто оставлены на своих позициях руководители этих ведомств. Эта серия назначений и кадровых перестановок важна как сигнал истеблишменту: система баллов, которая обеспечивала казахстанским высокопоставленным чиновникам карьерный рост при прежнем президенте – их договоренности, заслуги и цели – 19 марта автоматически обнулились. Возник некий вакуум, который Токаев начал оперативно заполнять, проводя новые назначения и выдвигая на новые позиции Марата ТАЖИНА, Дархана КАЛЕТАЕВА, Бакытжана САГИНТАЕВА, Ержана БАБАКУМАРОВА, Ерлана КАРИНА и других.

Таким образом, в короткий срок была создана новая конфигурация управленческого аппарата, сама по себе достаточно интересная. Очевидно, что Акорда не расслабляется. И истеблишменту дали понять, что у власти находится новый президент - Касым-Жомарт Токаев, и именно он будет принимать решения о назначении руководителей центральных органов. Впрочем, пока никого из Кабинета министров и корпуса акимов Токаев не трогал, однако это не отменяет того, что им нужно демонстрировать свою лояльность уже второму президенту. Если в нынешних условиях, меньше, чем за квартал до выборов, переключить весь госаппарат на некоего альтернативного кандидата от правящей элиты, то очевидно, что это способно вызвать только непонимание и растерянность в рядах истеблишмента.

Елбасы держит ситуацию под контролем

- Как тогда можно объяснить назначение Дариги НАЗАРБАЕВОЙ на должность спикера Сената – второго, согласно казахстанской Конституции, лица в государстве, условного вице-президента?

- Очевидно, что выдвижение Дариги НАЗАРБАЕВОЙ на пост спикера Сената было некоей частью пакетных договоренностей первого и второго президента. Для Елбасы уход с должности главы государства после тридцати лет пребывания у власти, скорее всего, стал довольно болезненным процессом. Об этом можно судить по тому, что, практически не отдохнув после отставки, он приступил к работе, проводя один за другим совещания, рабочие встречи, звонки и визиты. Видимо, Назарбаев не чувствует себя пенсионером и не хочет провести заслуженный отдых на курорте. Вероятно, для него мысль о том, что в Акорде находится другой президент, подписывает указы и совершает международные визиты, является непростым испытанием.

Конечно, определенные договоренности, которые должны были в случае чего обеспечить ему контроль над ситуацией, имеют полную силу. То есть, если бы гипотетически Токаев проявил не свойственную ему недипломатичность и предпринял действия, входящие вразрез с курсом и пожеланиями Елбасы, то очевидно, что в запасе имелось несколько сценариев для возврата ситуации в контролируемое русло. Не надо напоминать, что силовики лояльны первому президенту, также как партийный и госаппарат.

Очевидно, что Касым-Жомарт Кемелевич соблюдает все оговоренные ранее с первым президентом условия передачи власти.

Резкие движения – это не стиль Токаева

- Получается, что все действия Токаева, прежде всего, его энергичные действия по обновлению управленческого аппарата, не противоречат установкам Елбасы? - Возможно, что смена руководителя Администрации президента и Госсекретаря заранее проговаривалась. Но заметьте, что указа о новом составе Совета безопасности так и не было подписано – технически действует старый указ с прежним должностным составом. Хотя Закон «О Совете безопасности» требует его формирования вторым президентом по согласованию с первым. Этот вопрос пока обходят молчанием.

Опять-таки в том же законе предусмотрено, что кандидатуры руководителей госорганов, непосредственно подотчетных президенту, должны обсуждаться на заседании Совбеза. То есть назначение нового руководителя Администрации президента и управляющего делами президента должно было пройти процесс согласования в Совбезе. Однако этот вопрос остался без внимания. Причем он достаточно чувствителен и болезнен уже для второго президента, поскольку указывает на его несамостоятельность в кадровых решениях.

В настоящий момент можно констатировать, что оба президента стараются вести себя достаточно активно, при этом не мешая друг другу работать.

Очевидно, что пакетные договоренности, которые приняты до 19 марта были ориентированы на те, первоначальные, исходные условия – часть из них устаревает, часть – обрастает новыми деталями. Как показывает развитие событий, процедура политического транзита, несмотря на многолетнее обсуждение, имеет некоторые юридические огрехи, возникает определенное политическое недопонимание – то есть процедура транзита нуждается в доводке.

Однако ожидать, что на президентских выборах будет другой кандидат от правящей партии, помимо Токаева, не стоит.

Населению проще презентовать уже действующего – пусть даже на протяжении всего двух-трех месяцев – президента. Токаев только набирает обороты и выходит на более высокий уровень узнавания электоратом. И в этих условиях убирать его и выдвигать Даригу Нурсултановну или кого-либо еще – было бы нелогично.

При этом надо подчеркнуть, что Токаев, хотя и он не лишен определенных недостатков, – это, прежде всего, взвешенный, стабильный и предсказуемый политик. И это выделяет его из числа потенциальных преемников, кандидатуры которых обсуждались многие годы, особенностью которых являются наличие определенного элемента непредсказуемости и повышенная эмоциональность. Сейчас всем нужна спокойная и стабильная атмосфера – и Токаев для той задачи подходит идеально. Не потому, что он якобы «никакой» или «бесцветный». На самом деле он себя на прежних позициях проявил как решительный и сильный управленец с хорошими бойцовскими качествами. Все запомнили Касым-Жомарта Кемелевича в качестве спикера Сената, однако забыли, что он возглавлял правительство в самые тяжелые и кризисные 1999 – 2002 годы. То есть он прошел большие политические испытания. И если он и не подавал виду, то это вовсе не значит, что он все эти годы был в стороне от политических процессов в стране. Определенно: резкие движение – это не стиль Токаева. И при этом он оказался готов к тому, чтобы уже в день своего вступления в должность президента стать главным ньюсмейкером страны.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 366 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"