Домой Новости Казахстана В СКО пандусы сравнили со взлётной площадкой

В СКО пандусы сравнили со взлётной площадкой

474
0

Даже Эйфелеву башню смогли приспособить для инвалидов, а социальные объекты СКО – почему-то нет — Ratel.kz

О результатах работы мониторинговых групп по улучшению и адаптации объектов социальной инфраструктуры для людей с особыми потребностями рассказал руководитель департамента Комитета труда, социальной защиты и миграции по Северо-Казахстанской области Мереке МУХАМЕДЬЯРОВ. По его словам, в большинстве случаев установленные в зданиях пандусы не соответствуют нормам, имеются барьеры на пути передвижения, не предусмотрены парковочные места для транспорта инвалидов.

 — Пандусы у нас, мягко говоря, оставляют желать лучшего, — отметила заведующая отделом политической работы Северо-Казахстанского областного филиала партии Nur Otan Гульнара ХАЛЫКОВА. — Угол уклона порой превосходит все мыслимые и немыслимые показатели. Согласно нормативам с изменениями, внесенными в 2018 году, продольный уклон пандуса не должен превышать 5%, в исключительных случаях — не более 8%. В большинстве обследованных нами объектов уклон пандуса превышает 12%. Порой доходит до 20-40%. Это же настоящая взлетная площадка! Кем надо быть, какой силой в руках обладать, чтобы взобраться по такому пандусу!

По словам проверяющих, не всегда точно рассчитана высота поручней, есть пандусы, вовсе не имеющие поручней. Кнопки вызова имеются не на всех соцобъектах. Тогда инвалид, передвигающийся на кресле-коляске, не может даже вызвать персонал для оказания помощи.

О таких элементах доступности, как предупреждающие знаки на стеклянных поверхностях дверей, вывески рельефно-точечным шрифтом по системе Брайля, удобные дверные ручки, звуковое оповещение, информационные табло, тактильные направляющие, адаптированные уборные, и мечтать не приходится.

В зоне внимания мониторинговых групп оказались здания районных судов. Далеко не все из них адаптированы для нужд людей с ограниченными возможностями. Например, в Есильском районном суде пандус не соответствует нормативам. Зал судебных заседаний находится на втором этаже и абсолютно недоступен для лиц, передвигающихся на кресле-коляске. Правда, есть фронт-офис, откуда можно по видеосвязи принимать участие в заседании. Санузел находится в одном помещении с конвоируемыми, то есть не доступен ни для одной категории граждан.

— Жамбылский районный суд полностью недоступен для маломобильных групп населения, в которые помимо лиц с инвалидностью входят граждане престарелого возраста, мамы с колясками, беременные женщины, — отметила Халыкова. —  Двери в здании суда двухстворчатые. Однако вторая половина приколочена так, что специалисты суда не смогли их открыть. Здание старое —  бывший детский сад —  совершенно не приспособлено принимать данную категорию. Можно хотя бы попытаться обеспечить доступность. Но кроме выцветшего желтого круга на входной двери там ничего нет. Ротация кадров мешает найти ответчиков. Каждый новый председатель суда говорит о том, что он не знает, что было до него. Помимо этого, руководители порой ведут себя по-хамски. В этом году новый председатель суда, а работает он с января, вел себя откровенно вызывающе, разговаривал с нами высокомерно. С его слов, ходатайство в администрацию судов было направлено еще в первом квартале, но предоставить копию документа отказался. Отсюда можно сделать вывод, что никакого письма не было.

Раскритиковали проверяющие медпункт в селе Чапаево, ряд объектов образования в селах, где совсем недавно прошел капремон, в ходе которого об адаптации никто и не подумал. Не исполняется закон и представителями малого и среднего бизнеса. Некоторые предприниматели неадекватно отнеслись к появлению мониторинговых групп, устраивали «настоящие истерики».

— Самый распространенный ответ всех балансодержателей и собственников зданий – невозможно провести реконструкцию, — сказала Халыкова. – Но сегодня технически все объекты можно переоборудовать для возможности их использования маломобильными группами населения. Примерами обеспечения доступности для инвалидов могут послужить памятники мировой архитектуры —  Эйфелева башня (построена в 1889 году), Нотр Дам де Пари ( 1163-1345 годы), Капитолий (достроен в 1820-1827 годах). Одним словом, невозможное возможно. Наши объекты, в большинстве своем, построены в прошлом веке. Почему же объекты, построенные в X, XVII веках, можно было адаптировать, а объекты советского периода – нельзя?

Фото: РСК СКО.