Домой Новости Казахстана Трудности перевода: признался ли судья Верховного суда в получении 25 тысяч долларов

Трудности перевода: признался ли судья Верховного суда в получении 25 тысяч долларов

685
0

Какие выводы сделала эксперт из попыток Абдусаттарова уговорить Жангуттинова признать получение денег — Ratel.kz

В четверг, 18 ноября, в суде №2 района Байқоңыр города Нур-Султана были допрошены переводчик и эксперт, которым следователи антикоррупционной службы поручили сделать анализ разговоров между судьёй Верховного суда Мейрамом ЖАНГУТТИНОВЫМ и Даулетом АБДУСАТТАРОВЫМ, которые происходили в основном на казахском языке. К некоторым нюансам перевода и экспертизы возникли вопросы у адвоката Асемгуль ДАНИАЛОВОЙ.

Напомним, Мейрам Жангуттинов, полномочия судьи Верховного суда которого временно приостановлены, предан суду по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьёй 190 частью 4 пунктом 2 УК – мошенничество, совершенное должностным лицом в особо крупном размере, а судья Специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Туркестанской области Лиза ТУРГУНБАЕВА — по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 367 частью 3 пунктом 2 УК РК – дача взятки должностному лицу в крупном размере. Жангуттинов свою вину не признал. По его словам, 25 тысяч долларов присвоил главный свидетель обвинения Даулет Абдусаттаров, позже написавший заявление в Антикор на Жангуттинова и Тургунбаеву, как только последняя решила взыскать через суд переданные под расписку деньги.

Главный эксперт института судебных экспертиз по городу Нур-Султану Заида АБДУЛЖАНОВА пояснила суду, что для дачи ответов на поставленные перед ней вопросы изучала видео и аудиозаписи, а не только тексты стенограмм, что дало возможность правильно понять суть беседы и её эмоциональное содержание. Напомним, что заключение было сделано на казахском языке, а после переведено на русский. Потому возникли некоторые вопросы в правильности перевода ряда важных моментов.

Судя по выводам эксперта, бывший финполовец, экс-судья и адвокат Абдусаттаров весьма посредственно справился с задачей разболтать Жангуттинова на нужные для оперов ответы. В частности, ему в приватных беседах так и не удалось добиться от судьи Верховного суда признания в том, что тот получил от него 25 тысяч долларов.

— В словах Жангуттинова на записях присутствуют слова о том, что он получил 25 тысяч долларов от Абдусаттарова? – задала вопрос адвокат Даниалова.

— Нет, таких слова на записях не встречается, — пояснила эксперт.

В разговорах фигурирует и другая сумма – 11 тысяч долларов. Фигуранты дела её упоминают в беседе очень часто и в какой-то момент создаётся впечатление, что Жангуттинов соглашается в получении этих денег от Абдусаттарова. Но эксперт, отвечая на вопросы суда и адвоката, заявила:

— В словах Жангуттинова нет утверждения, что он соглашается в получении 11 тысяч долларов. Он всего лишь предполагает: допустим. Он не подтверждает, что получал 11 тысяч. Слово «жарайды» в данном контексте просто связывает слова.

При этом эксперт несколько раз, отвечая на вопросы, сообщила, что даже в отношении суммы 11 тысяч речь идёт в предположительной, а не утвердительной форме.

На вопрос адвоката Владимира РУСИНА, который защищает интересы Тургунбаевой, эксперт также дала однозначный ответ:

— При просмотре видео и прослушивании фонограмм из фраз, сказанных Жангуттиновым, можно ли утверждать, что он получил хотя бы половину из 25 тысяч. С какой суммой он согласился, что она была передана ему Абдусаттаровым?

— Общее содержание разговоров – обсуждение денежных средств в сумме 25 тысяч долларов. Во второй беседе в основном обсуждается именно сумма 11 тысяч, но со стороны Жангуттинова нет слов, в которых он бы соглашался, что получил их, — пояснила эксперт.

И хотя эксперт в заключении делает вывод, что между участниками разговора имеется скрытый смысл, но «В речи Жангуттинова сведений о получении от Абдусаттарова денежных средств за перевод Тургунбаевой в содержании разговоров не установлено. Также контекстуальным анализом разговоров достоверные сведения о получении денежных средств Жангуттиновым за положительное прохождение Тургунбаевой оценки профессиональной деятельности установить не представилось возможным«.

При этом о 25 тысячах долларов утвердительно говорит лишь сам Абдусаттаров: «В речи Абдусаттарова встречаются сведения о передаче им Жангуттинову денежных средств в сумме 25 тысяч долларов, полученных ранее от Тургунбаевой«.

Эксперт в заключении пришла к выводу, что в процессе передачи мыслей между фигурантами дела происходит параллельное употребление казахского и русского языков, в словоупотреблении не используется много возможностей языка, преобладают отклонения от точностей, встречаются элементы неполной передачи мысли, использование ненормативной лексики, обильное употребление указательных междометий, недоведение до конца мыслей, а также сленговые слова.

Переводчик Роза ЖАНЫСПАЕВА во время допроса в суде вновь была заметно раздражена. Ей определённо не нравилось, что адвокат ставит под сомнение точность сделанного ею перевода. При этом некоторые детали как раз могут быть трактованы в пользу защиты. Этого переводчик не смогла понять и постоянно пререкалась с адвокатом, хотя Даниалова задавала уточняющие вопросы максимально корректно и всячески успокаивала Жаныспаеву.

— Уважаемый переводчик, дело очень серьезное и каждое слово имеет важное значение, — пояснил судья, пытаясь снизить градус напряжения в общении.

В первую очередь были вопросы по родам некоторых слов. Как известно, в казахском языке родов нет. Потому, к кому адресована некоторые фразы, мужчине или женщине, и была задача установить у защиты. Так как это имеет принципиальное значение.

— Они сами не до конца выговаривают некоторые слова. Поэтому я так и перевожу, как они говорят, — в конце концов сообщила переводчик.

По её словам, она делала перевод по тексту стенограмм, а потому установить, в отношении кого звучат те или иные фразы, просто не могла.

В конце судебного заседания по просьбе подсудимого были осмотрены его ежедневники. Так, удалось установить, что 31 мая 2019 года вечером Жангуттинов был в бассейне с внуком. То есть его местонахождение с учётом показаний Абдусаттарова можно реально перепроверить. Были записи в ежедневнике и на 7 и 8 ноября 2019. Всего подсудимый назвал семь дат, записи по которым могут иметь значение в подтверждение его невиновности.

Суд отправит переводчику снимки страниц ежедневника Жангуттинова, которые он указал, чтобы сделать точный перевод его расписания. Подсудимый к тому же еще и вёл дневник. Так что какие-то события из 2019 года защита рассчитывает восстановить по этим записям.

Кроме того, антикоррупционная служба не предоставила суду выписку с книги регистрации посетителей. Поэтому судья попросил гособвинителя посодействовать в решении этого вопроса до следующего заседания. Если этого не будет сделано, то доводы защиты о том, что Абдусаттаров не находился в здании Антикора, окажутся верны.

Фото: Ⓒ Ratel.kz / Сергей Перхальский.

Если вы хотите поддержать Kokshetau.asia, то вы можете сделать перечисление на любую сумму