Домой Новости Казахстана Несовременная экономика

Несовременная экономика

130
0

Грустные мысли после знакомства с Национальным проектом «Технологический рывок за счет цифровизации, науки и инноваций» — Ratel.kz

«Современная экономика означает не экономику наших дней, а экономику со значительным уровнем динамизма, то есть воли, способности и стремления к инновациям». Эдмунд ФЕЛПС, лауреат Нобелевской премии по экономике.           

Если бы Эварист ГАЛУА жил в наше время в Казахстане, то он вряд ли бы получил грант в рамках проекта «Жас ғалым». Мало того, что он был оппозиционер, постоянно критиковал власть, так еще и занимался неизвестно чем: разрабатывал какую-то Теорию групп, чья научная ценность была более чем сомнительна. А еще при жизни он не опубликовал ни единой статьи в индексируемом журнале. Как ему выдать грант на постдокторантуру? Да он и диссертации не защитил бы.

Об этом невольно задумаешься после знакомства с Национальным проектом «Технологический рывок за счет цифровизации, науки и инноваций». В нем отсутствует главное: понимание того, что наука имеет дело с неизведанным, что никогда невозможно заранее определить ценность того или иного научного открытия. Идеи того же Галуа, изложенные им в своей записке в ночь перед гибелью на дуэли, были оценены спустя более чем десять лет после его смерти.

Попытка найти способ такого государственного администрирования науки, которая способствовала бы ее развитию, сродни попытке изобрести вечный двигатель – то есть обречена на заведомую неудачу.

И не то, чтобы мероприятия, предусмотренные Национальным проектом, являются бесполезными или бессмысленными. На самом деле трудно возразить, например, против такого мероприятия: «Включение в Базовое финансирование заработной платы ученых и прямое финансирование научно-исследовательских институтов, занимающихся фундаментальными исследованиями«. Ученым необходимо получать зарплату, желательно хорошую, а науке требуется финансирование. Но нет ни слова про академическую свободу, про право на риск, право, в конце концов, на ошибку. А без всего этого настоящее развитие науки невозможно.

Но, с другой стороны, мы все понимаем, что при нашем уровне коррупции, предоставление таких прав приведет только к росту злоупотреблений и хищений. И получается, что первым шагом в развитие науки должно стать искоренение коррупции. Но, к слову, о реальной борьбе с коррупцией ни в этом, ни в других национальных проектах ничего, кроме ритуальных фраз, нет.

И это самый главный недостаток не только обозреваемого национального проекта, но и всех остальных.

Итак, в национальном проекте нет главного: академической свободы, права на риск, права на ошибку. А что же есть? По исключительно субъективным оценкам автора, преобладают мероприятия полезные, но рутинные, по своему масштабу не дотягивающие до уровня национальных проектов.

Национальный проект «Технологический рывок за счет цифровизации, науки и инноваций» разбит на 10 направлений, которые включают в себя 26 задач, решение которых распределено на 211 мероприятий.

Рутинное мероприятие – это такое мероприятие, которое должно быть реализовано вне зависимости от того, включено оно в состав Национального проекта или нет. Пример такого мероприятия: «Переориентация ЦОНов на онлайн-консультирование граждан для самостоятельного получения услуг в электронном виде«. Никаких сомнений в пользе от реализации такого мероприятия нет. Но, во-первых, оно реализуется в любом случае, даже если бы его не было в национальном проекте. Во-вторых, на вкус автора, это мероприятие не масштаба национального проекта.

Таких мероприятий в национальном проекте 63 из 211, чуть меньше трети.

Есть и довольно сомнительные мероприятия, вроде такого: «Создание 85 научно-производственных центров, площадок для проведения лабораторных испытаний, проектно-конструкторских работ, полупромышленных испытаний и т.д. в рамках «шефства» бизнеса над университетами«. Оно сомнительное, потому что непонятно, а захочет ли бизнес брать на себя такое шефство? Или его будут насильно принуждать?

Или такое мероприятие: «Формирование и реализация технологической политики (внедрение стандартов по внедрению инноваций, участие в международных проектах, методология по целевым технологическим программам, технологическим платформам, отраслевым центрам технологических компетенций, создание инновационной обсерватории)«. Любая инновация, в первую очередь, риск. И поэтому — всегда эксклюзивное решение, которое не может быть заперто в рамках технологической политики.

Всего такого рода мероприятий – 39 из 211.

Есть мероприятия, которые, при правильной реализации, будут стимулировать внедрение инноваций. Например, такое: «Внедрение механизма двойного коэффициента амортизации для промышленных предприятий с целью стимулирования промышленных предприятий, использующих отечественные цифровые технологии«. Если предприниматель использует отечественные цифровые технологии, то получает возможность на дополнительные налоговые вычеты. Это хороший стимул.

Есть мероприятия, которые могут способствовать значительному росту открытости государства и защищенности граждан: «Введение сплошного видеонаблюдения в пенитенциарных учреждениях и служебных помещениях полиции и во всех оперативно-следственных подразделениях, осуществляющих взаимодействие с населением«. Если к материалам будет обеспечен доступ представителям правозащитных организаций и адвокатам, то это будет серьезный шаг к защите граждан.

Таких мероприятий, полезных и не рутинных, в национальном проекте 26.

Остальные мероприятия не смог оценить из-за недостатка компетентности.

Подводя итоги. Национальный проект не решает главной задачи: создание, по определению Фелпса, это просторного имаджинариума, то есть пространства для изобретения новых товаров и методов, способов их производства и использования, в котором люди трансформируются в «людей идей», в котором потенциал Галуа мог бы быть оценен по заслугам.

Национальный проект перегружен мелкими, пусть и важными, и полезными, мероприятиями. Но есть среди мероприятий и действительно важные, которые могут способствовать развитию страны.

Фото: kapital.kz.