Домой Новости Казахстана Как судью ломали в Антикоре сливом информации в СМИ и чего стоит...

Как судью ломали в Антикоре сливом информации в СМИ и чего стоит слово генерала

657
0

К чему привёл моральный ущерб в 7 тысяч долларов судью Жангуттинова — Ratel.kz

Во вторник, 26 октября, в суде №2 района Байқоңыр города Нур-Султан был вновь допрошен главный свидетель обвинения – Даулет АБДУСАТТАРОВ. Дополнительные вопросы к нему появились после просмотра записей с камер наружного наблюдения торгового центра, сделанных 6 февраля 2021 года. Тогда готовилась провокация против судьи Жангуттинова, но по какой-то причине Абдусаттаров не передал ему пакет, в котором, скорее всего, лежали меченые купюры. Потому в тот день задержания не случилось, и в уголовном деле в отношении судьи Верховного суда Мейрама ЖАНГУТТИНОВА и судьи Специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Туркестанской области Лизы ТУРГУНБАЕВОЙ этот эпизод отсутствует. Но защита добыла записи и предъявила их в суде.

Напомним, Мейрам Жангуттинов предан суду по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьёй 190 частью 4 пунктом 2 УК – мошенничество, совершенное должностным лицом в особо крупном размере, а Лиза Тургунбаева — по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 367 частью 3 пунктом 2 УК РК – дача взятки должностному лицу в особо крупном размере. При этом Жангуттинов свою вину не признал.

До этого без проблем подключавшийся к ZOOM свидетель Абдусаттаров не смог к нему подключиться, хотя был заранее предупреждён о заседании. Не было стабильной связи с ним и по WhatsApp, потому что он почему-то выехал за пределы города.

— Вас предупредили, что будет заседание. Почему вы не находитесь дома и не подключаетесь по нормальной связи? – спросил судья суда №2 района Байқоңыр города Нур-Султан Нурлан БАЯХМЕТОВ.

Спустя некоторое время свидетель всё же подключился к процессу по ZOOM.

Первой уточняющие вопросы начала задавать адвокат Асемгуль ДАНИАЛОВА, представляющая интересы подсудимого Жангуттинова. Сначала она вернулась к стенограммам разговоров между Абдусаттаровым и Тургунбаевой. Потом уточнила, почему свидетель просил прилететь в Нур-Султан именно 6 февраля 2021.

— Может, потому что выходной. Чтобы мы вместе пошли к Жангуттинову, — ответил Абдусаттаров.

— Но вы же с Жангуттиновым 6 февраля встречались? 

— Возможно. Мы с ним неоднократно встречались, — ответил свидетель.

— Но мы просмотрели видеозапись в судебном процессе, где вы встречались с подсудимым в районе рынка, — добавила адвокат.

После чего вопросы начал задавать свидетелю судья Баяхметов:

— Так вы встречались с Жангуттиновым 6 февраля?

— Дату я не помню. Но мы встречались с ним на рынке.

— В связи с чем вы встречались? Какова была цель?

— Мне позвонили оперативники, сказали, чтобы я приехал. Я переодел куртку и пошёл встречаться с Жангуттиновым. Он там был с внуками.

— У вас же не было договоренности? Чем оперативники мотивировали?

— Я должен был записать разговор, как он вымогал с меня деньги. Я для этого переоделся в куртку, в которую были встроены спецсредства.

Свидетель крайне неохотно и кратко отвечал на поставленные вопросы. При этом пояснил, что в пакете была его куртка. Он её якобы не хотел оставлять в машине оперативника. Но факт того, что его вели оперативники, Абдусаттаров подтвердил. При этом уверял, что в помещении торгового центра был только один сотрудник антикоррупционной службы, фамилию которого он не помнит.

— 6 февраля ты стоял в проходе и подходил ко мне. У тебя бледный был вид. Я точно помню, что у тебя был пустой пакет. Ты ещё хотел мне его подсунуть. Что было в пакете? – задал вопрос сам Жангуттинов, когда дошла очередь до него.

— Я вас уверяю, что там ничего не было. Там не было ни денег, ни наркотиков. Как вас ещё убедить? – вспылил изрядно раздражённый свидетель.

— Уважаемый суд, в пакете не было куртки! – сказал подсудимый.

Чуть позже Жангуттинов добавил, что в этой же куртке Абдусаттаров присутствует на записи при проведении показаний на месте.

— Насчёт куртки – это абсурд. Неужели он и тогда был в куртке с диктофоном? – добавил подсудимый.

После дополнительных вопросов свидетелю в суде вновь приступили к даче показаний Жангуттинова. Адвокат попросила его подробно дать пояснения по всем датам, когда, по словам свидетеля, ему якобы передавались деньги.

Насчёт передачи первой суммы в 5 тысяч долларов в конце мая или начале июня 2019 года Жангуттинов сослался, что как раз в это время он держал оразу и не стал бы ни при каких условиях встречаться с Абдусаттаровым. Попросил суд проверить записи в его ежедневнике, где он был вечером 31 мая и 2 июня. К тому же базовая станция в его дворе не зафиксировала появление там свидетеля, хотя он уверяет, что деньги передал именно во дворе дома.

24 июля 2021 года показания геолокации тоже сработали не в пользу версии следствия. До обеда Жангуттинов был в физиокабинете больнице управления делами президента.

С якобы передачей денег 7 и 8 ноября 2019 года, когда Тургунбаева была на аттестации в Нур-Султане, тоже вышел казус.

— В октябре 2019 годы вы узнали, что у Турсунбаевой будут плохие показатели, она не прошла предварительный этап и она приедет на дополнительные задания в Астану, — продолжила адвокат Даниалова.

— В октябре я не мог узнать об этом. Тургунбаева и сама не знала про поездку в Нур-Султан. Она об этом узнала только 1 ноября, а я 7 ноября вечером узнал, что она приехала на аттестацию, — пояснил Жангуттинов.

Затем подробно вспомнил события 7 и 8 ноября 2019, опираясь опять же на данные геолокации, приложенные к делу.

— Согласно детализации моих звонков, 7 ноября 2019 меня не было до обеда в Верховном суде и Высшем судебном совете. Согласно геолокации, до обеда я был в академии правосудия, где меня поздравили с днём рождения. Из академии я ехал домой и до обеда пробыл дома. После обеда зашёл в Высший судебный совет и оттуда вышел в 18:56. Это доказательство, добытое самим следствием, что до обеда я не встречался с Абдусаттаровым возле здания и не просил у него денег.

— А после обеда? Вы же после 14.00 приехали в Высший судебный совет, – переспросил судья.

На что подсудимый пояснил, что здания не покидал, но рассказал, когда он видел свидетеля и Тургунбаеву:

— Вечером 7 ноября мы с семьей поехали в ресторан, чтобы там отметить мой день рождения. Когда уже уходили, то я увидел Абдусаттарова и Тургунбаеву за столиком. Я поздоровался и пошел на выход. За мной побежал Абдусаттарова. Мы с ним о чём-то кратко переговорили.

При этом, по словам Жангуттинова, он не помнит, дарили ли они ему 200 или 300 долларов.

— Я посмотрел на Тургунбаеву, потому что подумал: где жена Абдусаттарова, — добавил подсудимый.

По поводу 8 ноября 2019 свои показания Жангуттинов также огласил с учётом добытых следствием данных:

— 8 ноября в 8:45 я зашел в Верховный суд. Оттуда вышел в 10:39. В Верховном суде меня поздравляли с днем рождения. В этот день я вышел с цветами. Как раз в это время Тургунбаева и Абдусаттаров меня и видели.

— Абдусаттаров уверяет, что передал вам деньги, — уточнила адвокат.

— Мы поздоровались и всё. Он со мной наедине не разговаривал. Я пошел в здание Высшего судебного совета, откуда вышел в 12:28 на обед и поехал домой. Вернулся с обеда в 14:29 в здание совета. Как я входил и выходил зафиксировал турникет. И в 17:00 я поехал домой. А Абдусаттаров уверяет, что якобы передавал мне деньги в промежутке с 15:00 или 16:00. Это ещё раз доказывает, что он был в сговоре с органами досудебного расследования. Потому что изначально они не знали, что 7 ноября я был в академии. А 8 ноября, согласно геолокации, Абдусаттаров был в радиусе 5 км от меня с 15:18 до 16:02, но с другой широтой и долготой, — пояснил подсудимый.

Якобы взятку в две тысячи долларов, по словам Жангуттинова, следствие также «согласовало» исключительно потому, что в этот день ему было несколько звонков из Высшего судебного совета. Но, по его словам, связаны они были с предстоящим заседанием совета, о которых извещают всего за день до проведения.

Отвечая на вопросы относительно оценок Тургунбаевой на аттестации, подсудимый заявил, что комиссия дала объективную и непредвзятую оценку, так как она набрала необходимые баллы:

— По итогам аттестации могли оставить её на том же месте. За что ей надо было давать деньги? Чтобы договариваться о понижении? К тому же решение комиссии носит рекомендательный характер. Оно представляется председателю Верховного суда, а он уже решает вопрос о переводе. Логики в этом вопросе у органа досудебного расследования нет.

— При таких результатах, как у Тургунбаевой, судья может быть переведена в Нур-Султан? – поинтересовалась адвокат.

— Нет, с такими показателями нельзя перевестись в столицу. Там другие критерии. Хочу привести пример того, что комиссия была неподкупной. Один судья Верховного суда, не буду называть его имени, уважаемый человек, в тот период у его сына по аттестации были плохие показатели. Он работал в районном суде. Комиссия признала его не соответствующим должности, после чего его уволили, — сказал Жангуттинов.

В сентябре 2020 года, то есть спустя девять месяцев после аттестации, по словам подсудимого, Абдусаттаров обращался к нему вовсе не по поводу Тургунбаевой. Он просил помочь со сдачей экзамена на должность нотариуса своей знакомой. Именно тогда он с ним и ездил в департамент юстиции.

— Для чего вы хотели, чтобы Тургунбаева с Абдусаттаровым приехали к вам домой? — спросила Даниалова.

— Я собирался на пенсию. Не хотел, чтобы Лиза думала обо мне плохо. Что я брал с неё деньги. Я хотел, чтобы он при мне вернул деньги Лизе. А они (органы следствия – С.П.все перевернули.

— Когда вы поняли, что Абдусаттаров взял деньги за вашей спиной?

— 21 января 2021 года, когда я стал подозревать, что он брал деньги. Прошло почти два года, а он приходит ко мне и просит помощи, чтобы она отозвала иск. 6 февраля я уже на сто процентов это понял, — добавил Жангуттинов.

После этого очередь задавать вопросы перешла к прокурору:

— Поясните пожалуйста, почему у этих лиц есть причины оговаривать вас?

— Тургунбаева меня не оговаривает. Абдусаттаров — человек в течение двух лет пользуется чужими деньгами. Фактически он оставил деньги себе. Мне об этом не говорил. Сказал только в январе 2021 года, когда на него иск поступил. За это время он покупает в 2019 году квартиру. У него есть хозяйство, дом. Ему нужны были эти деньги. Мотив один – оставить деньги себе. Другого я не вижу, — ответил подсудимый.

После чего прокурор попытался подловить Жангуттинова на явных нестыковках в его показаниях от 11 и 13 февраля 2021 года.

— 11 февраля я был подозреваемый в получении взятки. Человек в очках стал со мной торговаться. Он был начальников департамента. Он говорит мне: ага, надо признаваться, мы вас записали. Я ему говорю: я ничего не брал. На что он мне сказал: вам никто не поверит, мы уже через СМИ всё пропустили. Если вы возьмете что-то себе, мы обещаем процессуальное соглашение, будете дома жить, ограничение свободы получите. А отставки и честного имени не будет, вы уже замараны! Потом он ушел наверх. Затем вернулся и сказал: я с руководством переговорил, генерал дал своё слово, возьмите до 10 тысяч долларов на себя. Мол, скажете, что за перевод. И сказал, что меня уже внизу ждет адвокат. Вниз когда стали спускаться, он мне сказал: ага, не прыгайте, скажите, как договаривались. Так я первый раз и давал показания. Потом смотрю, что во второй раз на допросе он отказался от «слов генерала». И я тоже отказался от своих слов, — рассказал Жангуттинов.

— Но 13 февраля вы были согласны с квалификацией, — продолжил прокурор.

— А что, я должен был говорить: нет, не согласен? Я не должен раскрывать линию защиты. По закону, я имею право защищаться. С квалификацией я до сих пор не согласен, — ответил подсудимый.

Были у прокурора и вопросы по поводу 7 тысяч долларов, на которых взяли Жангуттинова.

— 11 февраля я сказал: раз у тебя остались деньги – 7 тысяч мне отдай. Я хотел, чтобы в будущем с ним не встречаться, — объяснил тот свою просьбу.

После чего по поводу этой суммы его переспросил и судья:

— Вы сказали начали узнавать у Абдусаттарова, сколько денег Тургунбаева ему дала и сколько осталось. Для чего вы тогда попросили 7 тысяч долларов?

 Я попросил 7 тысяч в качестве компенсации морального ущерба, чтобы защитить своё честное имя. Он за моей спиной брал у Тургунбаевой 25 тысяч долларов, использовал их для своих целей и оговорил меня перед Тургунбаевой. Он часто обращался ко мне по телефону, консультировался. Я подумал, раз он выставил меня взяточником и мошенником. До этого между нами денег не ходило. Но я узнал, что он взял у неё 25 тысяч, — ответил Жангуттинов.

— Вы утверждаете, что брали 7 тысяч в качестве компенсации. Скажите, вы обращались в правоохранительные органы за помощью? – спросил прокурор.

— После просмотра записи очной ставки, уважаемый прокурор, я обещаю, что полностью отвечу на ваш вопрос, — заявил подсудимый и ещё раз пояснил, что попросил именно 7 тысяч, потому что у мусульман это священное число, да и он сам родился именно 7 числа.

— То есть кроме 7 тысяч вы денег не получали? – уточнил судья.

— Не получал.

В конце заседания один уточняющий вопрос задал адвокат Владимир РУСИН, который защищает интересы подсудимой Тургунбаевой:

— В разговоре между вами и Абдусаттаровым называлась сумма в 100-150 тысяч долларов за перевод. Поясните по этой сумме. 

— Он мне рассказывал, как одного судью помог перевести председателем суда. За это тот оплатил то ли 150, то ли 180 тысяч, часть денег Абдусаттаров сказал, что кому-то передал. Кому именно – я не знаю, — ответил Жангуттинов.

Фото: Ⓒ Ratel.kz / Сергей Перхальский.

Если вы хотите поддержать Kokshetau.asia, то вы можете сделать перечисление на любую сумму