Вторник, 13 июня 2017 17:04

Рамазан в г.Алматы в начале XX века

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Г. Ш. Кармышева "К истории татарской интеллигенции (1890—1930-е годы)", Мемуары, пер. с татарского Ф. Х. Мухамедиевой, составитель Б. Х. Кармышева.

"...На исходе зимы наступил месяц рамазан. Начали поститься. Баи стали устраивать угощения на ежевечернее разговение — ифтар. Когда миновал пятнадцатый день рамазана, началась раздача закята. Однажды утром зашла к нам мать Шамсикамар и говорит моей маме: «Идемте, абыстай, на закят. Сегодня Исхак-бай раздает закят». Мама ответила: «Нет, я не пойду. Я никогда не посещала такие места». Соседка возразила: «Почему же не пойти? Ваш сын работает у Исхак-бая, ни копейки за работу не получает, сами вы мусафиры — приезжие, на чужбине, дети у вас есть, а добра нет». Мама на это ответила: «Нет, хотя это и так, но я не пойду». «Если так, — сказала соседка, — то пусть пойдет со мной Ваша меньшая дочка». Мама обратилась ко мне: «Иди, дочка, сходи с бабушкой Фархи, раз она хочет взять тебя с собой». Я ответила: «Нет, я не пойду». Тогда бабушка стала уговаривать: «Ты себе на платье принесешь», а мама добавила: «Если принесешь себе на платье, то к празднику сестра на машине сошьет тебе красивую обнову». «Ладно уж, пойду», — сказала я и, надев свой бешмет, повязавшись сестриной шалью, обувши кауши, сшитые отцом, отправилась, взявшись за руки с бабушкой Фархи.

ли долго, пока дошли до улицы Исхак-бая. Там собралось очень много народу. Мы перешли улицу и с большим трудом пробрались к крыльцу его дома. Дверь еще была закрыта. Тут собралось много татарских женщин. Мы поднялись на крыльцо и встали у самой двери. Немного спустя она открылась, и всех нас впустили в коридор. Когда мы стояли там, раскрыли и ворота и впустили во двор мужчин. Большой двор наполнился, и еще много народу осталось на улице. У ворот стояли и русские женщины. Им раздали ботинки. По двору сновали работники. Среди них издали я увидела и своего брата, работавшего с ними. Когда людей впустили во двор, работники встали у ворот и, вручив каждому посетителю отрез на какую-либо одежду, выпускали через ворота. Нас впустили в одну комнату. Некоторые сели на стулья, остальные встали в ряд вдоль стен. Жена Исхак-бая, Хадича-абыстай, сама вышла и сосчитала всех женщин. И я втиснулась в ряд около бабушки Фархи. Она сказала хозяйке: «Хадича-абыстай, не забудьте и мою девочку». Та оглянулась. Затем вынесли множество отрезов на платья и по одному раздали всем. Мне достался розовый ситец с белыми цветами. После этого женщины, подняв руки, прочитали краткую молитву и, поблагодарив, разошлись. И мы пошли домой. Я, еще не успевши толком войти в дом, стала показывать свой отрез.

Вечером вернулся брат. Он еле дотащил отрезы, полученные от хозяина. Он сказал: «Расспросив у каждого из нас, работников, кто есть у него дома, от имени хозяина дали отрез на платье каждой женщине, а каждому мужчине отрез на верхнюю одежду и на подкладку». Баи заранее распределяли между собой дни раздачи закята. На некоторые дни приходилась раздача в двух местах. Однако никто из нашей семьи не ходил туда. Близкие знакомые сами присылали нам отрезы. Только не помню, закят ли это был или праздничный подарок.

Хождение за получением закята не одобрялось в народе. Ходили лишь те, кто мог выдержать попрание своего достоинства, или очень бедные люди. Никому не хотелось слышать о себе, что такой-то ходил за закятом...".

Nurlan Saltaev

Источник

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 777 раз