video512x512 Видео

Понедельник, 22 февраля 2021 12:06

Женщина подозревает полицейских в причастности к смерти ее мужа

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

На теле мужчины обнаружили многочисленные ссадины и кровоподтеки, в заключении экспертизы сказано, что смерть наступила от наркотиков.

Семейчанка Ольга Карашева считает полицейских причастными к смерти своего мужа, передает корреспондент Arnapress.kz. Ее супруг умер в ноябре 2020 года. По словам женщины, его избили дубинками. Ольга также заявила, что со счета ее мужа уже после его смерти сняли крупную сумму денег.

Руслан Карашев умер 11 ноября 2020 года. Его труп обнаружили во дворе одного из жилых домов. На теле были многочисленные синяки и ссадины. Женщина считает, что следы полностью схожи со следами от ударов дубинкой. В причастности к смерти супруга она подозревает стражей порядка.

"Я уверена на 100 процентов, что именно они убили. Даже вот экспертиза у меня есть, там прописаны удары, размеры синяков, следы, ссадины на руках характерны для того, как работают сотрудники полиции с этими дубинками. Даже мы к адвокатам ходили, они говорят, характерно, что это они. Потому что кисти, руки, подмышки – все было в кровоподтеках. Почку отбили. В брюшную полость два раза ударили. Снаружи синяков не было, он был снаружи чистый. Когда начали делать вскрытие, там два разрыва", − со слезами рассказывает Ольга.

Однако, несмотря на наличие таких множественных увечий, в качестве причины смерти была прописана передозировка наркотиков. Ольга уверена, что таким образом преступники решили "замести свои следы" и специально сделали ему инъекцию.

"Когда в этот день ко мне пришли сотрудники полиции, отдали его барсетку, телефон. Барсетка вся была в грязи, я сразу поняла, что его убили. Они говорят: "Он у вас наркоман, умер от передозировки". Я клянусь, что он у меня никогда в жизни не кололся. Они говорят: "Ничего слушать не хотим, подпиши бумагу, и все", − с ужасом вспоминает Ольга.

Сомнения у женщины вызвал тот факт, что укол был сделан в область правого локтевого сгиба. По словам Ольги, ее супруг никогда не был левшой и не смог бы самостоятельно сделать себе инъекцию в правую руку. Ей же заявляют обратное – Руслан Карашев сам вколол себе наркотик.

"Сейчас выставляют так, что он просто умер от передозировки наркотиков. Причем укол сделан в правую руку. И они меня уверяют, что он у меня левша. Им без толку говорить, что он у меня не был наркоманом", − возмущается женщина.

Спустя какое-то время после похорон Руслана Карашева, 19 ноября к его жене приехали сотрудники управления собственной безопасности из Усть-Каменогорска. По ее словам, узнав, что Руслана уже похоронили, один из них заявил, что теперь трудно будет что-либо доказать.

"Он говорит, что ему тоже пришла сводка. Он показал на своем телефоне. Там написано, что Карашев Руслан, такого-то года, такой-то рост, вес. Он 105 килограмм, здоровый. Что он на учете не состоит как наркоман, а умер от передозировки. У них это вызвало сомнения: как так, он бы давно иссох", − вспоминает Ольга.     

По словам Ольги, характеристику на ее мужа брали не с работы и даже не у соседей, а у наркоманов. И якобы те подтвердили, что он "колется" уже полгода.

Также Ольга заверила, что слышала разговор судмедэксперта, который проводит освидетельствование тела, со следователем. Она говорит, что в ходе беседы эксперт произнес, что смерть наступила от удара тупым предметом, разрыва и внутреннего кровотечения.

Она также рассказала, что позже сама встречалась с этим экспертом, и он сказал ей лично, что с такими травмами ее супруг не смог бы долго прожить.

"Там в заключении есть, что причинение тяжкого вреда здоровью по критерию опасности для жизни. Оно тоже опасно для жизни. И он мне говорит, что от этого он мог умереть, что от того. Я говорю: а с этим разрывом он сколько мог прожить? Он говорит: не более часа", – рассказала Ольга.

По словам женщины, уголовное дело завели только 9 декабря, до этого ее супруг числился просто умершим. Продвижение началось после ее многочисленных жалоб.

"Они сначала завели просто 106-ю, потом они завели 106-ю часть 3, что смерть по неосторожности. Я говорю: "Какая смерть по неосторожности? Его избили. Его держали с двух сторон. Он чересчур здоровый. Он высокий. У него рост – 190, вес – 105. Он бы осилил, если бы это был кто-то один. После этого сколько бы мы ни ходили, у них ни подозреваемых, никого нет. И они просто продлевают дело", − говорит Ольга.

Женщина также уверяет, что уже после смерти ее мужа сотрудники полиции сняли с его счета в приложении Kaspi 120 тысяч тенге.

"Поскольку сотрудники полиции вернули мне сотовый телефон примерно в 20 часов 05-07 минут, а деньги сняты в 20 часов 02 минуты, деньги могли снять только сотрудники полиции", − отметила Ольга.

По ее информации, в управлении собственной безопасности, где расследуется дело о пропаже денег, на словах ей сообщили, что несколько полицейских сознались в краже.

"По времени деньги это точно они украли. Их было пять человек. Четверо сознались, а водитель ЦОП от показаний отказался, как мне в УСБ говорят. Мне сказали, что один из них конкретно говорит, что они четверо поделили между собой эти деньги по 30 тысяч. Суда еще нет", − отметила она.

Женщина говорит, что важнее всего для нее – именно чтобы наказали убийц мужа, а дело о пропаже денег имеет второстепенное значение. Однако никакого продвижения она не замечает. Ольга неоднократно писала жалобы в городскую, областную и даже Генеральную прокуратуру с просьбой забрать дело под контроль.

"Я говорю им: почему на мои жалобы, которые я пишу, что именно в убийстве я подозреваю сотрудников полиции, а они мне все равно отвечают насчет денег. Я говорю: вы хоть читайте внимательно, что я пишу по убийству", − возмущается она.

На одну из жалоб пришел официальный отказ от прокурора города Саида Аймухана. Он сослался на то, что расследование ведется.

Женщина говорит, что готова даже пойти на эксгумацию трупа ее мужа, она также неоднократно предлагала провести следственный эксперимент, чтобы проверить, действительно ли на теле погибшего были следы от избиения дубинками. Однако, по словам Ольги, "никто ее даже слышать не хочет".

За комментарием корреспондент Arnapress.kz обратился в Центральный отдел полиции Семея. Заместитель начальника ЦОП Данияр Байдалинов комментировать отказался, отметив, что дело "истребовано прокуратурой Восточно-Казахстанской области по жалобе Ольги Карашевой".

Редакция Arnapress.kz направила официальный запрос в областную прокуратуру. В своем ответе ведомство предоставило очень мало информации. Однако удалось выяснить, что сейчас дело расследуется уже не по факту смерти по неосторожности, а по факту убийства.

"Сообщаем, что уголовное дело по вышеуказанному факту расследуется по части 1 статьи 99 УК (Убийство). Органом уголовного преследования по делу проводятся необходимые следственные действия для обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела", − говорится в официальном ответе на запрос редакции.

Остальные данные досудебного расследования в прокуратуре не разглашают, ссылаясь на 201-ю статью Уголовно-процессуального кодекса РК (Недопустимость разглашения данных досудебного расследования).

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 279 раз