Воскресенье, 13 октября 2019 17:50

Амангельды Батырбеков. Два года и три месяца колонии за слова.

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Амангельды Батырбеков. Два года и три месяца колонии за слова, передаёт Vlast.kz.

Несмотря на рекомендации международных организаций, Казахстан не декриминализирует клевету
23 сентября в Сарыагашском районом суде Туркестанской области к 2 годам и 3 месяцам лишения свободы приговорили редактора местной газеты «Сарыагаш инфо» Амангельды Батырбекова. Обратившийся с жалобой руководитель образования Келесского района Бахтияр Абдиев посчитал, что Батырбеков должен понести наказание по двум статьям Уголовного кодекса – 130 («Клевета») и 131 («Оскорбление»). Батырбеков и его родные считают, что он невиновен, а суд над ним прошел с нарушениями. Сейчас супруга журналиста Гульзада Баймуратова готовит апелляционную жалобу и подает заявки на проведение митинга.

Последние годы жизни журналист Амангельды Батырбеков вынужден был посвятить судам с представителями власти нескольких районов Туркестанской области. В 2015 году, когда на него подал в суд на тот момент заместитель прокурора Сарыагашского района Нурлан Сапаров, журналиста признали виновным в клевете, приговорили к полутора годам колонии и обязали выплатить Сапарову 50 тысяч тенге. Но Батырбеков не сдался, и начал писать жалобы в администрацию президента. В январе 2016 года Южно-Казахстанский (сейчас – Туркестанский – V) областной суд отменил приговор в отношении Батырбекова, сославшись на то, что Сапаров был не вправе подавать частное заявление по этому делу. Вскоре Сапаров обратился в суд как должностное лицо, и Батырбекова приговорили к двум годам ограничения свободы, которые на деле, в силу ранее отбытого срока, составили один год и шесть месяцев. В конце концов, в отношении журналиста применили амнистию, и его освободили в зале суда.

 

Спустя три года в суд на Батырбекова подал другой государственный служащий – руководитель отдела образования Келесского района Бахтияр Абдиев. Его возмутила публикация с заголовком «Келестегі кеңкелестік» («Идиотизм в Келесе»). Батырбекова обвинили по двум уже известным ему статьям – «Клевета» и «Оскорбление». Экспертиза сочла, что пост в Facebook порочит честь и достоинство чиновника.

Супруга и сын Батырбекова в интервью Vласти заявили, что процесс над журналистом проходил с нарушениями, ни одно ходатайство стороны защиты, по их словам, не было удовлетворенно. «Отец просил снять процесс на видео, чтобы выкладывать происходящее. Законами не запрещено снимать судебный процесс. Он был готов даже снимать только себя, что происходит на процессе с ним. Даже это суд отклонил!», - сказал Vласти Динмухамед Батырбеков, сын журналиста.

Сторону Батырбекова возмутило и то, что судьей на его процесс назначили Сауле Алсееву, которая, как заявил Vласти Динмухамед Батырбеков, «не должна была рассматривать дело отца». «Несколько лет назад она была судьей на другом его процессе, - сказал Динмухамед Батырбеков. - Если она ранее судила по его делу и может предвзято относиться, она не должна была рассматривать это дело».

Как уточнила Vласти жена Батырбекова Гульзада Баймуратова, Алсеева была судьей на гражданских процессах 2009, 2014 и 2016 годов, на которых Батырбеков выступал в качестве истца. Во всех трех случаях, по словам его супруги, суд принял сторону ответчиков.

Кроме того, Алсеева, по словам уже самого Амангельды Батырбекова, была героиней его критических статей и постов. Вот, что он пишет в письме, которое отправил родным и некоторым журналистам: «23 сентября в 7:30 постоянная героиня моих критических статей в СМИ, судья Сарыагашского районного суда Зауре Алсеева, признав меня виновным по части 3 статьи 130 УК РК, вынесла приговор о лишении меня свободы сроком на 2 года 3 месяца. Если я не ошибаюсь, то по этой статье уголовного кодекса с 1991 года, то есть, с момента обретения страной независимости, никто, кроме меня, не сидел еще в тюрьме.

 

По этой статье только мою скромную персону, благодаря «великолепным» юридическим познаниям председателя районного суда Тасболата Машрапова, уже во второй раз незаконно лишают свободы».

 

Гульзада Баймуратова говорит, что сейчас они с адвокатом готовят апелляционную жалобу, надеясь, что вышестоящий суд отменит решение районного суда. Ситуация, однако, осложняется тем, что председателем областного суда является Талгат Боратбеков – другой объект критики Батырбекова. «Насчет Боратбекова, - сказал Vласти Динмухамед Батырбеков, - мой отец тоже написал несколько постов и статей в газету “Сарыагаш-инфо ”».

Учитывая эти факторы, Гульзада Баймуратова решила использовать все имеющиеся у нее законные методы. Среди прочего, она подала заявки на проведение мирного митинга в акиматы Сары-Агашского района и Туркестанской области. «За слово человека сажать, куда это годится?», - сказала Баймуратова.

«Это не то, за что надо сажать»

Уголовное наказание за клевету появилось в 90-е, а ее необходимость объясняли новыми рыночными реалиями.

«Статья за клевету существует с 1998 года, когда был принят первый УК, - сказала в интервью Vласти президент международного фонда защиты свободы слова «Адил Соз» Тамара Калеева. - Одним из основных разработчиков кодекса был Игорь Иванович Рогов (известный юрист, с 2004 по 2017 год был председателем конституционного совета Казахстана – V). Я в то время работала в «Казправде», уважаемое издание, можно было общаться со мной людям такого ранга. Рогов тогда был то ли советником президента, то ли министром информации. Он занимался разработкой УК, и он объяснял, что, мол, мы делаем клевету уголовным правонарушением, потому что наступила новая эпоха: рыночная экономика, появляются очень богатые люди, и если ограничиться только штрафом, найдутся те, кто будет клеветать, а потом платить, клеветать и платить. Нет, так не получится: оклеветал, посиди в тюрьме. На заре нашей рыночной экономики и нашей своеобразной демократии это казалось логичным. Прошло уже 20 лет, и мы видим, что эти аргументы не действуют. Ситуация другая. Богатые в основном не подают заявлений о клевете, потому что им достаточно в гражданском порядке разорить любого журналиста или любое СМИ».

Во время прошлого судебного процесса над Батырбековым, когда от ограничения свободы его спасла амнистия, фонд помог ему с юристами. Касательно нового дела против журналиста «Адил соз» дал такой комментарий: «Батырбеков вину не признает и в судах настаивал на том, что его доводы основаны на личном внутреннем убеждении».

Но если в прошлый раз «личное внутреннее убеждение» не привело его в тюрьму, благодаря, в том числе, амнистии, то в этот раз у правозащитников меньше поводов для оптимизма. «Мы ему в прошлый раз оплачивали адвоката. В прошлый раз до амнистии его довели, а в этот раз даже не знаю… Жалко его, конечно. Это не то, за что надо сажать», - сказала Калеева Vласти.

 

Тот факт, что выражение мнения не должно являться основанием для того, чтобы сажать человека в тюрьму, несколько раз подчеркивали в Комитете ООН по правам человека – и делали соответствующие рекомендации казахстанским властям. В частности, в замечании общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека говорится: «Государствам−участникам следует рассмотреть возможность исключения клеветы из разряда преступлений, но в любом случае уголовное законодательство должно применяться лишь в связи с наиболее серьезными случаями, а лишение свободы ни при каких условиях не должно считаться адекватной мерой наказания».

Сейчас, по словам Калеевой, генеральная прокуратура предлагает исключить один пункт из статьи про клевету. «Они предлагают исключить наказание в виде лишения свободы за бытовую клевету. До 2014 года его и не было. Остальное осталось в неприкосновенности. Я не исключаю, что послабление будут преподносить в женевском докладе (на этой неделе представители казахстанских властей представят на совете по правам человека доклад – V) как серьезный шаг на пути декриминализации клеветы. Естественно, никого они этим не обманут», - сказала Калеева.

По данным комитета по правовой статистике и специальным учетам генпрокуратуры в 2018 году по статье 130 Уголовного кодекса осудили 23 человека, им назначены меры наказания, не связанные с лишением свободы.

За восемь месяцев 2019 года осудили 12 человек, десять из них получили наказания, не связанные с лишением свободы. Двоих человек посадили.

При этом в комитете сообщили Vласти, что сведениями о количестве журналистов, осужденных по статье «Клевета», не располагают.

Данияр Молдабеков.

Прочитано 606 раз Последнее изменение Воскресенье, 13 октября 2019 17:52