Понедельник, 20 мая 2019 15:13

Авария. Ночь мента (ВИДЕО)

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Почему департамент полиции Алматы не расследует ДТП с участием своего сотрудника?

В Алматы в страшном дорожно-транспортном происшествии едва не погибли двое молодых парней. Ночью на совершенно пустой улице в их старенькую ВМW на огромной скорости влетел “рейндж ровер”. Удар был настолько сильный, что руль у немецкой легковушки оказался прямо по центру салона, машина загорелась, а водителя и пассажира в бессознательном состоянии увезли на “скорой” в больницу. У владельца машины Насипа КОЖАМАНОВА четыре сломанных ребра, раздроблена рука и многочисленные ушибы. А вот пассажир Шамиль МУСАЕВ прямо с места ДТП угодил на хирургический стол - из-за множественных повреждений внутренних органов начались кровотечение, геморрагический шок, и лишь трехчасовая операция спасла ему жизнь. Остается лишь добавить, что за рулем внедорожника оказался сотрудник полиции...

- Мы двигались по улице Артиллерийской, - вспоминает Насип Кожаманов. - Там асфальт разбит, поэтому приходится ехать медленно, объезжать ямы. Выехали на Жансугурова, когда зажегся разрешающий сигнал светофора. Ночь, темно, поэтому зеленый очень ярко светит. И тут же удар, а дальше я ничего не помню. Мне потом ребята рассказали, которые нас из машины доставали, что автомобиль загорелся, мы кричали сильно, но последнее, что осталось в памяти, - на меня несется черный джип. Потом, когда пришел в себя, сидел уже на бордюре, и мне кто-то бутылку с “пепси” дал в руки: попей, успокойся..

аа11460

Впрочем, как именно произошла авария, парни узнали, посмотрев видео с камеры заправки, расположенной у злополучного перекрестка. Ролик получился крас­норечивый: светофор загорается красным для автомобилей, едущих по Жансугурова, и две машины послушно останавливаются. С Артиллерийской выезжает ВМW белого цвета, и в нее врезается черный внедорожник, летевший с большой скоростью по Жансугурова. Одна машина загорается, а из второй выходит мужчина. Если присмотреться, то видно, что он быстро снимает номерные знаки со своего авто.

- Нам повезло, что заправка круг­лосуточная, - говорит Шамиль Мусаев. - Люди услышали, что столкнулись машины, и побежали тушить загоревшийся автомобиль, нас вытащили, хотя мы ничего не соображали. А водитель “рейндж ровера” номера снимал, к нашей машине даже не подошел, как и его пассажирка.

- К месту аварии приехали наши родственники и друзья, полиция оформила ДТП, - продолжает Насип Кожаманов. - Нас увезли в больницу, а водителя “рейндж ровера” направили на экспертизу. Он долго не хотел ехать, в итоге его знакомые повезли ближе к 11 часам дня, а мои родственники поехали следом, чтобы своими глазами увидеть результаты исследования. Так их машина два раза останавливалась, пытались драку устроить, скандалили: дескать, вы почему за нами едете? Приехали все в наркологию на Макатаева. Врач его осмотрела и спрашивает: “Вы сколько пили?” Он отвечает: “Бутылку пива вчера вечером”. А доктор головой качает: “Судя по анализам, не меньше бутылки водки!”

Пока гонщика из “рейндж ровера” уговаривали поехать к наркологу, врачи боролись за жизнь Шамиля Мусаева. На операционный стол он попал с разрывами диафрагмы и печени, разорванной селезенкой, повреждениями легких, сломанными ребрами и внутренним кровотечением.

- В больницу мама того водителя привезла 50 тысяч тенге на лекарства, - говорит Насип Кожаманов. - Сам он не появлялся. Я за Шамиля очень переживал, своих травм не замечал. А потом и меня оперировали - оказалось, что открытый осколочный перелом руки, а в состоянии шока я боли даже не чувствовал. Сейчас три спицы вставили, потом еще одну операцию будут делать. Когда на работу вернусь, непонятно - я водителем работаю на своей машине, только машины больше нет…

После аварии от ВМW не осталось практически ни одной целой детали, которую можно было бы продать на разборе. Кузов помят настолько сильно, что даже удивительно, как ребята остались живы после такого ДТП.

- Первый раз мы встретились с водителем “рейндж ровера”, когда я выписался из больницы, - продолжает Насип. - Ни он, ни его родственники даже не спросили, как я себя чувствую. Сразу же предложили: возьми вину на себя, мы тебе заплатим 2 миллиона тенге, купишь себе такую же машину. Я даже растерялся: как это взять на себя вину? А он объясняет: если меня признают виновным, то я лишусь работы, тогда никакой компенсации не получишь. Я сразу отказался: не собираюсь из-за денег кого-то покрывать. На этом разговор закончился.

Шамиль и Насип решили обратиться за помощью к адвокату Тахиру МАДАТОВУ, и в следующий раз уже он разговаривал со вторым участником аварии.

- Первое, что бросилось в глаза, - он нисколько не раскаивается в содеянном, не сожалеет о случившемся, - удивляется адвокат. - Они пришли разговаривать, как на базаре: мы можем дать вот столько, больше денег нет. Да вы посмотрите сначала, что натворили: одного парня инвалидом сделали, второго лишили машины, которая всю семью кормит, и никто даже не извинился, все перевели в вопрос денег. И мне так неприятно стало в этом разговоре участвовать, что я предложил прекратить все переговоры и ждать решения суда.

Но вот что интересно: хотя ДТП произошло еще 22 апреля, ни Кожаманова, ни Мусаева еще не вызывали в полицию для дачи показаний.

- Вообще, к пострадавшим в авариях дознаватель приходит в больницу, чтобы получить первые пояснения, - объясняет адвокат. - Но Шамиля и Насипа никто из полицейских не навещал. Мы даже не знаем, кому из сотрудников отписали материалы. Парням никто не звонил, никуда не вызывал. Есть ли вообще дело или его списали? И это очень странно, ведь речь идет об уголовном правонарушении, предусмотренном статьей 345 (“нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжких телесных повреждений”). За это преступление могут приговорить к двум годам лишения либо ограничения свободы. Но в нашем случае полиция не спешит проводить расследование.

С чем же может быть связано столь странное отношение полицейских к их служебным обязанностям?

- Водитель “рейндж ровера” - сотрудник полиции, - утверждает Тахир Мадатов. - Зовут его Саур НУРАХМЕТОВ. Как мы поняли, он работает в дорожно-патрульной службе Бостандыкского района. Если все факты найдут подтверждение - он был пьяным за рулем, на автомобиль установил номера от другой машины, виновен в ДТП - что ему грозит? Тут увольнением не отделаешься! Кстати, на место аварии приезжал его начальник по имени Дархан, очень грубо со всеми разговаривал, проблемы обещал. Я не удивлен, что у такого командира такие подчиненные. Какое моральное право они вообще имеют работать в органах внут­ренних дел? И у нас позиция принципиальная: пусть Нурахметов ответит по закону безо всяких примирений, компенсаций и всего остального. Вот и посмотрим, распространяется ли закон на полицейских…

Михаил КОЗАЧКОВ  time.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 1270 раз