Среда, 17 февраля 2021 17:12

Поправки в закон об адвокатской деятельности нарушают Конституцию — юристы

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Собрать всех юристов страны в одну палату и обложить членскими взносами предлагают инициаторами нового закона. Многие юристы этим возмущены и считают это незаконным вмешательством в предпринимательнскую деятельность. То есть — нарушением конституционного права.

Пока Сенат изучает новые поправки в закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», .ристы Казахстана продолжают находить изъяны в этом документе. Главными новшествами, которые, по мнению юристов, усложнят работу в профессии, станут создание республиканской коллегии юристов, обязательное членство в ней всех палат юрконсультантов и ежемесячные членские взносы с каждого практикующего юриста в казну коллегии в размере не менее 1 МРП.

Идеологами поправок стали несколько депутатов мажилиса и столичная Ассоциация палат юрконсультантов, созданная в 2018 году на базе Казахстанского союза юристов. Примечательно, что кроме нее в стране существует еще несколько других, и они категорически против поправок. По их мнению, затея с обязательным членством коллегии обусловлена только желанием ежегодно получать около 300 млн тенге за счет сборов с юристов. Между тем для населения юридическая помощь из-за этого подорожает.

Заместитель председателя столичной Ассоциации палат юрконсультантов Абдыкарым Акжанов во всех своих выступлениях утверждает, что идею с созданием коллегии поддерживают едва ли не все регионы страны, против только алматинцы. На самом деле это не так.

Голоса регионов

— Конечно, наша палата в полном составе против принимаемых поправок, — говорит Асылбек Айдарбеков из карагандинской палаты «Эксперт Права 2018». — Жизнь в провинции не самая сытая. Учитывая, что конкуренция среди юристов в Караганде очень высокая (сказывается большое количество вузов, выпускавших не так давно юристов в нашем городе), цены на наши услуги тоже очень низкие.

При тех расходах, которые нам предстоят в случае принятия этого законопроекта, некоторым придется свернуть свою деятельность, пополнив ряды безработных

Кто-то потуже затянет пояса. Однозначно, средний ценник на наши услуги  повысится. И найти юриста за 30-40 тысяч тенге, как сейчас, в Караганде будет очень сложно.

Примерно такого же мнения придерживается и Юлия Стех из актюбинского Альянса независимых юристов.

— Наша палата против предлагаемых поправок в профильный закон и полностью поддерживает позицию Ассоциации «Казахстан Зан Кенес», в которую входит. Увеличение минимального количества членов палат в 4 раза просто убьет региональные палаты. В большинстве регионов не наберется 200 практикующих юристов. Они будут вынуждены вступать в палаты крупных городов страны. Это повлечет необоснованное увеличение затрат юриста и в итоге ударит по карману клиентов – потребителей юруслуг.

Создание республиканской структуры, как ее ни назови, противоречит конституционному праву гражданина на свободу предпринимательства

Юристы — предприниматели. К тому же на общеустановленном режиме налогообложения. Также имеется конституционный запрет на вмешательство государства в предпринимательскую деятельность в любом виде.

Республиканская структура никак не вписывается в систему саморегулирования, порождает двойное членство для самих юристов в своей палате и в республиканской структуре, и двойные взносы. Кроме того, это фактически инструмент административного давления на юриста при оказании им услуг клиенту. Вариантов его использования бесконечное множество. Наша палата считает поправки незаконными, создающими множество коррупционных рисков и неприемлемыми для демократического общества.

Пути разошлись

Против поправок высказались также председатели палат юрконсультантов Нур-Султана и Шымкента Айнура Кайдарова, Мурат Кудеринов и Эльмира Есимбетова. Недоволен и Северный Казахстан. Активно свою позицию против поправок высказывают руководители двух палат юрконсультантов Зарема Героева и Галина Пехотина.

Руководитель палаты юрконсультантов Мангистауской области Игорь Машинский и вовсе три недели назад вышел из состава столичной ассоциации, поддерживающей поправки в закон. Хотя его палата состояла в ней два года. Свое решение он объяснил принципиальными разногласиями, возникшими с правлением ассоциации.

— Я был избран председателем палаты, когда она уже была в составе ассоциации, — говорит юрист. — Деятельность этого объединения за 2019-2020 годы мне показалась не отвечающей требованиям юрконсультантов. В частности, нашего региона — Мангистауской области.

Хотя я изначально понимал, что связующее звено необходимо. Даже видел в этом какие-то плюсы

Но за те деньги, которые мы оплачивали в 2019 и в первом квартале 2020 года, ожидаемой отдачи не увидели.

— Сколько вы платили и чего ждали от ассоциации?

— Еще осенью прошлого года я заявил свое несогласие с некоторыми моментами. Прежде всего с увеличением численности членов в палатах, особенно в регионах. Их планируется увеличить с 50 до 200. Как я понял, больше всего центр не устраивает Алматы, где палат около 40-50. Ну так можно отрегулировать это. Ведь в регионах палат 1-2, очень редко 3. И все они, как правило, малочисленные.

25 января, когда мы приняли решение о добровольном выходе из ассоциации, на этом же собрании уменьшили до минимального размера членские взносы в палату

До этого у нас было 24 МРП в год с юриста, из которых 12 МРП уходили в ассоциацию. Сейчас у меня в палате 95 юристов. Периодически кто-то приостанавливает работу по объективным причинам.

Дорогое членство

— Нельзя забывать, каким тяжелым для нас был 2020 год. Даже находясь дома, наши юристы бесплатно помогали людям. Министерство юстиции нас за это поощрило. Благодаря, конечно, той ассоциации. Нам дали три почетные грамоты министра, три благодарности министра и даже одну медаль. Но в то же время каких-то практических действий со стороны ассоциации как центра принятия решений не было. Что я имею в виду? Было самое время устроить для палат ассоциации повышение квалификации или тренинги.

Денег на эти цели мы перечисляли достаточно. Если уж конкретно о деньгах говорить, в квартал мы платили около 600-700 тысяч тенге

Сразу скажу, не всегда вовремя, потому что у юристов ситуации бывают разные. Многие просто не могут или не хотят понять, что юристы в регионах по квалификации и профессионализму уступают юристам тех же Алматы или Нур-Султана. По загруженности да и по расценкам. Мы не можем равняться с крупными городами. Наши юристы радуются любой работе, за которую люди готовы заплатить. Все пришло к тому, что мы сейчас снизили взносы наших юристов до 15 МРП в год.

Даже если и примут поправки в закон, в 2021 году мы не будем торопиться вступить в коллегию. Люди хотя бы год отдохнут от чрезмерных взносов.

Не было проблем — придумали

— Разве, не вступив в коллегию, вы не потеряете право на профессиональную деятельность? Вроде бы, согласно поправкам, вам на это отведут 6 месяцев.

— Не совсем так. В проекте закона говорится, что в течение 6 месяцев мы должны привести в порядок палаты по численности. Поскольку в Мангистауской области две палаты, теоретически на выполнение этой нормы у нас будет 200 человек.

Однако не следует забывать, что в палатах состоят в том числе и корпоративные юристы, работающие в штате предприятий. Им членство в палате нужно, чтобы 2-3 раза в год помогать в судах родственникам и друзьям.

В случае возникновения дополнительных взносов они спокойно выйдут из палат. А их по стране, между прочим, 20-25% от общего числа практикующих юристов

То есть из 9 тысяч казахстанских юрконсультантов можно вычесть 2-2,5 тысячи. И для регионов собрать в палаты 200 членов станет проблемой.

— Почему Абдыкарым Акжанов на каждом заседании утверждает, что их ассоциацию поддерживает чуть ли не весь Казахстан, за исключением Уральска и Актобе?

— Ничего не могу сказать. О поддержке нужно судить не просто по словам, а по деятельности той же ассоциации. За те два года, что я в ней состоял, кроме указаний о заключении меморандумов никаких действий не было.

— Речь идет о меморандумах об обязательном оказании каждым юристом палаты бесплатной помощи?

— Нет, таких указаний не было. Может быть они появились после того, как меня исключили из чатов ассоциации.

Неравные возможности

— А исключили за что?

— Осенью, когда началось публичное освещение поправок в закон, я высказал свое мнение, отличное от мнения ассоциации. Со мной большинство перестали общаться.

Я говорил о том, что юристам тяжело оплачивать членские взносы в тех размерах, какие были. Не знаю, как было в Алматы, но у нас, например, в апреле и мае 2020 года на два месяца многие приостановили дела. Мы остались без средств к существованию. За 2020 год я оплатил взносы только за 1 квартал. Больше не платил и платить не буду. За 2-3-4 кварталы мы собрали членских взносов около 2 млн тенге.

Правление палаты решило, что на эти деньги лучше организовать повышение квалификации своих членов, нежели заплатить их в ассоциацию

Что будет после принятия поправок, я представляю смутно. Но то, что во многих регионах палаты элементарно не соберут 200 юристов для дальнейшей работы, это точно. А значит, там не будет палат юрконсультанов, практикующие юристы разбредутся по другим регионам. Кем в коллегии в таком случае будут представлены эти регионы? Сегодня в Алматы, Нур-Султане и Шымкенте сконцентрировано порядка 60-65% всех зарегистрированных в палатах юристов. Остальные работают в регионах. Равнять их с коллегами из крупных городов вообще неуместно. Ни по численности членов в палатах, ни по размеру членских взносов в коллегию.

Тонкие намеки

— Вы это обсуждали с ассоциацией, когда в ней состояли?

— Я позвонил летом помощнику председателя ассоциации Серика Акылбая. Предложил в связи с пандемией уменьшить ежемесячный взнос в ассоциацию с 200 до 100 тысяч тенге. Мне ответили, что когда будет республиканская коллегия, и в Мангистауской области образуют ее филиал, еще не факт, что меня назначат его директором

С этого момента лично у меня пошло отторжение от ассоциации. Затем я увидел, что никакой помощи юристам на местах нет. Затем со стороны ассоциации я увидел поддержку закона, который скоро приведет к ликвидации палаты Мангистауской области. Как и многих других региональных палат. В чем же тогда поддержка ассоциации своих членов, если ее действия идут вразрез с интересами региональных юристов?

— Чем они удерживают других своих членов? Кто-то кроме вас еще вышел из состава ассоциации?

— Кроме меня вроде бы больше никто. Я не знаю, что там сейчас происходит, настроения разные.

Другое мнение — враг?

— Вы присутствовали на закрытом совещании минюста 11 февраля, когда юристов поделили на своих и чужих?

— Да, я зашел в конференцию под своим именем. Через 15-20 минут  администратор меня удалил, хотя я сидел молча.

Мне, конечно же, не понравилась риторика, что юристов с другим мнением считают противниками и врагами

Таких вещей я не понимаю. Я много практикую в судах, являюсь медиатором. Моя позиция такова: юристы могут спорить в суде, выполняя свою работу, но после суда пойти вместе попить кофе в дружеской обстановке. Нельзя переходить на личности, иначе мы потеряем свое человеческое и профессиональное лицо.

— Вы согласны с тем, чего опасаются юристы — тотального контроля, давления со стороны коллегии за гражданскую позицию и что это ограничит их свободу?

— Я не уверен, что кто-то будет лезть в дела юристов. Какой бы ни была коллегия и кто бы ее не возглавил, но за два года, что мы находились в ассоциации, во внутренние дела нашей палаты никто никогда не вмешивался. Поэтому я не думаю, что будет тотальный контроль или что-то в этом роде.

Другой вопрос, что на юристов возложат дополнительную финансовую нагрузку. Мне почему-то кажется, что закон все равно примут

Исходя из моего практического опыта, сомневаюсь, что все последующие события будут продиктованы грамотным и справедливым подходом.

Источник 365info.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 235 раз