Четверг, 12 марта 2020 11:37

Нефть дорогой уже не будет: что делать Казахстану?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Хаос на мировых финансовых рынках заставил правительство Казахстана повысить базовую ставку. Но достаточно ли этого?

Праздничный день, понедельник, 9 марта, ознаменовался обвальным падением цен на нефть, которые в моменте доходили до 31,43 доллара за баррель. Не случайно его тут же окрестили «черным понедельником». Удар прежде всего пришелся на нефтедобывающие страны. Произошло падение российского рубля. Как следствие, и курс тенге достиг отметки в 393,60 тенге за доллар.

Коронавирус злобствует

Эксперты называют две основных причины паники на финансовых рынках. Первая — коронавирус. Вторая, вытекающая из первой — выход Москвы из нефтяной сделки с другими экспортерами нефти, не сумевшими договориться о сокращении добычи, чтобы сохранить цены на определенных позициях. Это спровоцировало настоящую ценовую войну России и Саудовской Аравии.

Правительство РК действует

Между тем Национальный банк принял решение сократить негативное влияние внешних факторов на экономику Казахстана. На внеочередном заседании 10 марта повысили базовую ставку на 2,75 п. п. — до 12%, с процентным коридором 1,5%

По словам председателя НБ РК Ерболата Досаева, эти меры были предприняты, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность и снизить негативное влияние внешнего сектора на внутренние цены. Для обеспечения стабильности финансовой системы планируется проводить валютные интервенции.

По мнению экономиста AERC Олжаса Тулеуова, столь резкое повышение ставки очень неожиданно. Оно отражает желание регулятора путем рыночных мер оказать значимую поддержку стабильности курса тенге и повлиять на инфляционные процессы в Казахстане.

На что повлияет повышение ставки?

— Исходя из вчерашнего совместного заявления правительства и Нацбанка, мы ожидали, что произойдет повышение ставки, но предполагали, что оно будет в пределах 0,25-0,50 процентных пунктов

Думаем, что столь значимое ее увеличение скажется положительно на повышении привлекательности (доходности) тенговых инструментов (депозиты, краткосрочные ноты Нацбанка, облигации Минфина). А это в свою очередь окажет существенную поддержку стабильности курса тенге. Очень важно отметить, что в текущих условиях курсовую стабильность было решено обеспечить не «директивным» сдерживанием курса нашей валюты, а путем рыночных мер. Но обратной стороной такого решения является удорожание стоимости кредитных ресурсов

А это в определенной мере может ослабить инвестиционную активность в реальном секторе экономики. Здесь важную роль будут играть правительственные меры, направленные на поддержку деятельности предприятий в промышленности, строительстве, транспорте, сельском хозяйстве и других отраслях экономики страны, — отмечает Толеуов.

Как нейтрализовать негатив?

По словам экономиста Алмаса Чукина, экономической безопасности Казахстана события на мировых финансовых рынках в данный момент не угрожают. Но «сидеть сложа руки и надеяться на лучшее» тоже не получится.

— В краткосрочной перспективе проблем не предвидится, тем более, что Нацбанк предпринял безотлагательные меры. В ближайшие три года нас пока могут защитить накопления Нацфонда, поэтому переживать особо нечего. А вот что будет через три года — другой вопрос. Просто «обороной» заниматься недостаточно. Но и возможностей что-то делать у нас все меньше и меньше: ситуация ухудшается.Нам надо развивать свободную экономику, инвестировать в людей и машины, создавать свои производства.

Экономика циклична: период кризиса сменяется периодами роста. Но надо понимать, что понятие «конкуренция» существует не только между людьми и компаниями, оно есть и между странами.

Если Казахстан будет неконкурентоспособным, то даже несмотря на улучшение мировой экономической ситуации, у нас так и останется все плохо. Нынешний приход кризиса несколько особый, здесь замешан еще и вирус, и никто точно не знает, как долго он будет «бушевать». Поэтому если прошлый кризис был три года, какова будет продолжительность наступившего, предсказать трудно, — говорит Чукин.

Какие перспективы у нефтяных цен?

Экономист Рустем Жансеитов считает, что ухудшение ситуации на внешних рынках окажет очень негативное воздействие на экономическую и социальную сферы жизни в нашей стране.

— Ситуация здесь за последние годы и без того ухудшилась, а теперь это продолжится. Никаких перспектив для улучшения я не вижу. Потому что нефть дорогой уже не будет, в лучшем случае поднимется до $40

Конечно, если Россия договорится с ОПЕК, и прежде всего с Саудовской Аравией. Возможно, цена вернется к 50 долларам за баррель, но это пока под большим вопросом. А так как Казахстан привязан к нефти, так и будет «перебиваться с хлеба на воду». Чтобы покрыть дефицит бюджета, правительство собралось заимствовать средства — до миллиарда долларов — на внешних рынках, — утверждает Жансеитов.

Нужен выход из ЕАЭС

Ситуация, по его словам, непростая, ввиду того, что иных способов подпитки бюджета, кроме как нефтяная выручка, у Казахстана нет и не предвидится.

— Мы так и будем «топтаться на месте», в лучшем случае может будет минимальный прирост ВВП, примерно 1%, но вероятнее всего, все же стагнация. Кроме того, нас коснется и негатив, связанный с членством в ЕАЭС. Россия вечно ведет бесконечные геополитические разборки, ухудшая свое экономическое положение.

А если ухудшается у них, сразу же начинает отражаться и на нас. Поэтому выход из ЕАЭС для нас настоятельная необходимость и спасение. Минусов от этого союза у нас гораздо больше, чем плюсов. Мы вступали на одних условиях, но когда российская экономика ушла в глубокое пике, для нашей страны условия резко поменялись.

Почему мы должны страдать «за чьи-то грехи»? Наша экономика сама по себе не такая уж сильная, а тут еще накладывается и российский фактор

Мы пытаемся «спрыгнуть с нефтяной иглы», нам нужно развивать свои производства, но Россия через ЕАЭС нам не дает этого сделать и не даст. Потому что ей сейчас самой нужно «закрывать брешь в своем бюджете».

И Москва будет скидывать сюда. Но с российскими гигантами нашим производителям тягаться очень сложно. Они заходят, демпингуют «по-черному»,  пока наши все не вымирают. Поэтому нужно защищать своих производителей, но в рамках ЕАЭС мы этого сделать не можем, — констатирует Рустем Жансеитов.

Сколько будут интервенции?

По его мнению, искусственное поддержание тенге, которое мы наблюдаем сегодня — это не стратегия, а «затыкание дыр». В надежде, что нефть вновь поднимется в цене.

— Думаю, в таком темпе сдерживать падение тенге удастся не больше двух лет. Потом будет обвал

Надеюсь, до дефолта не дойдет, хотя звучит страшно, — заключает экономист.

Татьяна Киселёва 365info.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 416 раз