Среда, 11 марта 2020 13:51

Почему турки за аренду в торговых центрах Казахстана платят меньше, чем казахстанцы?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Легкая промышленность Казахстана до сих пор считалась неинтересной для государства с точки зрения инвестиций. Выжившие вопреки всему отечественные бренды предлагают ряд мер для реанимации отрасли. В частности, государство может взять на себя часть расходов за аренду площадей в торговых центрах — по примеру правительства Турции.

Ранее спикер Сената Дарига Назарбаева обращала внимание на то, что в Казахстане министерство обороны и другие ведомства размещают госзаказы за границей. Предприятия легкой промышленности, которые по сути являются работодателями для казахстанцев, госведомствами почти игнорируются. Создается парадоксальная ситуация: государственные деньги Казахстана уходят за границу и создают рабочие места там. В то время как мировой опыт говорит: делать нужно прямо наоборот.

Турецкий опыт

Еще в  далеком 1933 году правительство Турции решило, что государственная поддержка – трамплин для частного бизнеса. И первым делом кредитовало строительство государственных прядильных и ткацких фабрик. Через шесть лет объем производства легкой промышленности в стране вырос на 60%; выпуск хлопчатобумажной пряжи, тканей и одежды — на 65%; шерстяной пряжи, тканей и одежды – на 40%; кожаных изделий – на 38%.

В 1940-50-е годы правительство Турции пошло на дальнейшие реформы отрасли:был отменен производственный налог, повысились ввозные пошлины на импорт товаров легкой промышленности, снизились таможенные тарифы на ввоз импортного оборудования.

В результате этих и других шагов в стране за короткий период резко возросло количество текстильных, швейных, трикотажных и кожевенно-обувных предприятий. Выросло производств одежды и домашнего текстиля. Активизировалась торговля на внутреннем рынке. Особенно это сказалось на развитии Стамбула — крупнейшего города страны.

Эффект реформ

В сочетании c эффективными мерами правительства, направленными на поощрение экспорта, сырьевая и производственная базы легкой промышленности Турции существенно расширились.

Важный момент: свободная торговля и недорогая рабочая сила стимулировали рост прямых иностранных инвестиций

Среди уже постоянных инвесторов турецкой легкой промышленности: Hugo Boss Group, Nike Group, Marks & Spencer, Mango Fashion.

Количество швейно-трикотажных компаний и компаний по производству домашнего текстиля за последние лет пятьдесят выросло в разы.

Сегодня турецкое правительство оплачивает половину расходов своих предпринимателей за аренду торговых площадей в торговых центрах Казахстана

По сути, турецкий опыт для нас наиболее реальный и показательный. Ведь два десятка лет наши граждане одеваются в турецкий ширпотреб, носят известные бренды, произведенные в этой стране, спят, едят и ходят в баню с турецкой продукцией.

Аренда торговых площадей

У всего рынка фэшн-ритейла в Казахстане существует проблема с арендой торговых площадок.

По словам Инны Апенко, основателя бренда детской одежды Mimioriki, структура игроков распределяется следующим образом: первые — это якорные арендаторы

Как правильно, это мультинациональные игроки, такие как Zara, H@M. То есть большие форматы магазинов одежды в крупных торговых центрах.

Так работают все ТЦ мира, весь мировой ритейл, а якорные арендаторы имеют очень выгодные условия аренды по всему миру.

Вторые игроки — категория турецкого ритейла

В Казахстане таких много. Большинство из них — участники турецкой программы, в рамках которой турецкое правительство возмещает им целую серию затрат, в том числе 50% стоимости аренды.

Получается, что при одинаковой базовой ставке для турецкого и казахстанского брендов,  за аренду казахстанцы платят в два раза дороже. Кроме того, по умолчанию наши платят больше, чем якорный арендатор

Создается парадоксальная ситуация — по аренде торговых площадей казахстанские бренды работают на самых тяжелых условиях

В мае прошлого 2019 года Инна Апенко выступала на Совете национальных инвесторов перед президентом Токаевым.

«Я в очередной раз сказала, что мы должны поддерживать друг друга даже внутри бизнеса. В отношении казахстанского бренда должна быть некоторая ответственность торговых центров».

В результате торговый центр Mega, которым владеет Нурлан Смагулов, отреагировал и в мае 2019 года подписал Меморандум с 20 арендаторами о создании специальных коммерческих условий для казахстанских брендов.

«Если бы для нас не было специальных преференций, нам было бы очень сложно выжить в топовых торговых центрах Казахстана», — считает предприниматель.

Стратегия, которой еще не было

На прошлой неделе, 4 марта, в Нур-Султане прошло заседание сената с представителями легкой промышленности страны. Стороны подвели итоги первой рабочей поездки депутатов в Актау, Атырау, Шымкент, Нур-Султан и Алматы.

У казахстанских предпринимателей появилась надежда, что государство обратит внимание на проблемы отрасли и создаст какие-то специальные инструменты. Они считают, что никто из правительства до сих пор и не скрывал, что с точки зрения инвестиций легкая промышленность не является приоритетной для страны.

На недавнем заседании Сената была озвучена другая позиция: пора менять подходы и поддерживать отечественную легкую промышленность

Мы находимся в окружении соседей, которые достаточно активно поддерживают и развивают это направление в своих странах.

Надо изучать опыт соседей и становиться конкурентоспособной страной, создавая правильные экономические условия для развития отрасли.

Дарига Назарбаева дала прямые поручения министерству индустрии и министерству экономики. Была поставлена задача создания комплексной стратегии развития отрасли. Ранее ее никогда не было.

Успешный казахстанский бренд

Бренд детской одежды Mimioriki известен на рынке с 2009 года, с 1997 работали как Textiline. На предприятии трудятся 180 человек, ежегодно выпускается 250 тыс. изделий, создается 9 коллекций в год, или 450 уникальных моделей. Дизайном занимается команда Майры Жумабековой.

По словам Инны Апенко, у Mimioriki своя креативная студия. Дистрибуция осуществляется через сеть — 15 фирменных магазинов, из них 4 — в собственном управлении. При этом 11 магазинов открыты по франшизе. Налажена работа в оптовыми продавцами этой детской продукции в брендовых магазинах.

Средняя цена продукции — 5 тыс., детские костюмы — 15 тыс. тенге

Инна закончила КИМЭП, но уже в третьем поколении занимается производством одежды. В советское время в сфере легкой промышленности трудились ее бабушка и дедушка. Потом в отрасль пришел и отец.

— Я начинала работать в бизнесе своего отца, в производственной компании Textiline. Это семейная потомственная история. Знание бизнеса можно применять в любой сфере, которая близка по духу и ценностям. А производство одежды оказалось понятным мне бизнесом.

Можно работать без госзаказов?

Инна Апенко уверена, что в сегменте розничных продаж возможно работать и без госзаказов.

— В Казахстане мало розничных предприятий легкой промышленности. Все работают на госзакупки и делят этот пирог очень агрессивно. Мы в этом не участвуем. Кроме того, мы работаем под заказ, есть и корпоративные проекты.

Когда ты независим от госзакупок, можешь более точно прогнозировать стратегию и свой объем продаж

— Тендеры — это лотерея. Ты никогда не знаешь, получишь ли заказ. Я знаю многих предпринимателей, которым приходилось распускать персонал, потому что не получили тендер.

Ботагоз Сейдахметова 365info.kz.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 345 раз