Воскресенье, 05 января 2020 11:27

Бесконечные эксперименты в нашем образовании сильно ему навредили - эксперт

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

С разницей в несколько дней мажилис принял во втором и окончательном чтении Закон “О статусе педагога”, а правительство одобрило новую государственную программу развития образования и науки на 2020–2025 годы.

Необходимость обоих документов очевидна. Однако ряд специалистов (да и некоторые депутаты мажилиса) полагают, что первый был принят в спешке. А второй, написанный взамен аналогичного на 2016–2019 годы, частично дублирует закон о педагоге. И слишком дорогой.

Директор Международного образовательного центра “MOLODIUM”, эксперт ЮНЕСКО Василий ШАХГУЛАРИ считает, что в результате спешки авторам этих проектов вскоре придется провести работу над ошибками. И еще его смущает, что законопроект до принятия нигде не был опубликован, из-за чего преподавательское сообщество страны не смогло с ним ознакомиться.

Нужен терминатор?

– Василий Вачикович, вице-министр образования Бибигуль АСЫЛОВА утверждает, что Закон “О статусе педагога” соответствует всем международным требованиям.

– Нормам, возможно, и соответствует. А нашим реалиям? То, что хорошо для Европы или развитых азиатских стран, нам не всегда подходит. Были попытки изучить опыт подобных документов других государств? Был предварительный анализ, что происходит в этой сфере в мире, какие появились новые вызовы? Мы про это не знаем. Приняли поспешно, с бухты-барахты.

– Что именно вам не нравится в законе? Неужели он так плох?

– Нет, есть много хорошего. Кроме того, в нем ясно читается тревога о состоянии образования в Казахстане. Но прежде всего я не увидел в документе, каким учителя завтрашнего дня видят в министерстве.

– Вы говорите о какой-то модели идеального педагога-терминатора?

– Я говорю о педагогах новой формации, с новыми компетенциями – профессиональными и личностными. Человек должен понять, как и для чего ему необходимо меняться. Где цель? Это главное. Еще я не увидел, за счет чего будут поднимать его статус. Только деньгами (пожимает плечами)? Материальные стимулы – конечно, аргумент. Но ими все проблемы не решить.

– В начале декабря министр образования и науки Асхат АЙМАГАМБЕТОВ огласил итоги международного исследования “PISA-2018”, которое оценивало навыки 15-летних учащихся по читательской, математической и естественно-научной грамотности. Наши школьники показали результаты ниже среднемировых. При этом министр призвал “не делать поспешных выводов”.

– Я бы тоже не стал. Не знаю, какие учащиеся проходили это тестирование: городские, сельские? У них же разные уровни подготовки. Кто их отбирал, по каким критериям? Какие задания они выполняли? Как человек науки, исследователь, я должен знать все параметры задач (хлопает ладонью по столу)! “Средняя температура по больнице” никогда не даст объективной картины.

Сегодня в Казахстане около 7 000 школ, в которых трудится почти 500 тысяч педагогов.

В законе, например, сказано, что подтягивать сельские школы до уровня городских начнут с больших зарплат и различных льгот и преференций учителям. Вы думаете, только этим можно стимулировать переезд грамотного педагога в глубинку?

– Я не министр. Не знаю.

– Я тоже не министр. У любого товара есть свои качественные параметры. Образование – тоже товар. Как можно поднять уровень преподавания там, где нет инфраструктуры, где низкий уровень жизни? Где учащиеся занимаются домашним хозяйством, а не домашним заданием? Кстати, учителя – тоже. О каком профессиональном и личностном росте тут можно говорить, если мотивация отсутствует? И чем такой педагог будет мотивировать учеников лучше учиться?

Оценка для учителя?

– Закон призван поднять престиж педагога. Но я не уверен, что СОР (суммативные оценки за разделы) и СОЧ (суммативные оценки за четверть) поднимут его статус в глазах родителей школяров. Я не прав?

– В СССР тоже были дискуссии: стоит ли отказаться от отметок? Знаменитый педагог Шалва Амонашвили утверждал, что это гуманизирует процесс обучения, особенно в начальной школе. Потому что, когда у ребенка низкие оценки, у него падает мотивация, он начинает комплексовать. Дальше – насмешки одноклассников, не исключена негативная реакция родителей. Педагогика – консервативная штука.

Знания учащихся нужно проверять и оценивать ежедневно. Иначе человек перестает понимать, зачем ему дальше учиться, где ориентиры?

Нужны педагогические корректировки – причем индивидуальные! – для каждого ученика. Это и для родителей сигналы. Вроде всё было хорошо – и вдруг низкие баллы! Откуда? Если в семье не видят оценок своего чада – это в какой-то мере снимает с нее ответственность. Хотя сегодня, например, в вальдорфской школе (это в Германии) и в Норвегии до 7-го класса оценки не ставят.

– В наших вузах оценки ставят на экзаменах по итогам семестра.

– Во-о-от… Студент не оценивает себя адекватно (стучит указательным пальцем в висок), а преподаватель оценивает уровень его подготовки только в ходе экзамена. Сейчас в вузах при кредитной технологии обучения ставят оценки еженедельно. Ну да, в школах знания школьников оцениваются с помощью СОР, суммарной оценки за раздел, и СОЧ – суммарной оценки за четверть. У нас что, среднее образование и высшее – разные планеты (язвительно хмыкает)? Когда внедряют новые технологии, сначала смотрят: а не навредят ли они обществу?

Я считаю, что бесконечные эксперименты в нашем образовании сильно ему навредили.

Почему все новшества обкатывают сначала в Назарбаев интеллектуальных школах? Да, там и преподавательский состав сильный и дети подготовлены лучше. Если начинать эксперименты с них, получим искаженный ответ. Начинать надо с глубинки! Тогда будет объективный результат. Никак не наоборот! В медицине сначала на мышах препараты тестируют, потом – на людях. Схема “сверху вниз” не всегда срабатывает.

Чиновники себе оценки не ставят

– Правительство одобрило программу развития образования и науки на 2020–2025 годы. Министр образования АЙМАГАМБЕТОВ сказал, что предыдущая “в основном выполнена”. Что сделано на самом деле?

– А мы не знаем. Но бюджет освоен. Сейчас по новому проекту построят 800 школ, создадут рабочие места для учителей, разгрузят переполненные школы. Я сейчас крамолу скажу (улыбается). Подушевое финансирование школ, особенно в сельской местности, создаст много проблем. А как быть в этом случае с переполненными школами?

Родители имеют право отдать ребенка в ближайшую – если она лучшая в этом районе. Но там нет свободных мест. А директор не вправе отказать родителям. Он даже может предложить им купить парту для сына или дочери за свой счет. Но потом его накажут за переполненность класса.

Парадокс? А в таком классе уровень знаний будет падать. Потому что учитель не может ежедневно контролировать и оценивать каждого ученика. В такой ситуации педагог всегда будет виноват.

– Директор тогда вообще между молотом и наковальней?

– Эти термины в законе о статусе не прописаны (ехидно ухмыляется). Он всегда крайним будет.

12 лет – не срок

– Известный эксперт по образованию Барбара ОАКЛИ недавно заявила: “Меня шокирует, что люди учатся по 12–16 лет, но их не учат, как правильно учиться с наибольшим эффектом”.

– Согласен. Все эти эксперименты в образовании Казахстана развалили систему, которая раньше выдавала больших ученых, политиков, руководителей успешных предприятий.

– Но, не разбив яйцо, яичницу не приготовишь!

– А сколько надо разбить? И сколько времени потратить, чтобы понять, кто и на каком этапе эксперимента совершил ошибки? И кто за это ответил? Да, вы обратили внимание на то, что нигде не упоминается переход на 12-летнее образование?

– Василий Вачикович, его, если помните, с 2003 года сочиняют.

– Да за это время целое поколение школьников успело отучиться и вузы окончить! А в правительстве никак не могут понять, как и когда внедрять 12-летку. Это говорит о том, что чиновники от образования либо не поймут, как к этой проблеме подойти, либо не хотят брать на себя ответственность. Мы до сих пор не знаем, сколько денег угрохали за 16 лет на эту работу. Сколько учебников и пособий было написано под этот проект. Ну и где они – списали в макулатуру? Кто-то отчитался (недоуменно разводит руками) за это? Сколько дров наломали…

Рыба ищет, где глубже. Мозги – где больше платят

– В законе прописано и повышение зарплат, и освобождение от несвойственных функций, и снижение почасовой нагрузки, и доплаты за проверку тетрадей, и за классное руководство, и много других “пряников”.

– Насчет зарплаты – спорный вопрос. Инфляция, рост цен, коммунальных тарифов и прочее будут ее подъедать. Это как задачка про Ахиллеса и черепаху – сумеет ли он ее догнать? Если поднимать зарплату – то в два-три раза. И сразу! А не растягивать на годы. Тогда выпускники вузов пойдут в школы. Недавно я проводил опрос студентов в нескольких университетах. Они сказали: если зарплата будет хотя бы 200 тысяч – готовы работать в школе. При условии, что потом зарплата станет больше.

Но лучшие педагоги в село – можете назвать меня пессимистом! – не пойдут. Потому что нет там условий для личностного и профессионального роста. Глубинка – не зона комфорта для городских жителей.

Государство заказывает учителей, а кого вузы выпускают? Даже система повышения квалификации не может устранить проблемы в этой сфере. Педагог – личность творческая. Я по этой теме диссертацию защитил. Людям с амбициями в селе не выжить.

– Идеальных людей не бывает.

– Не бывает. И материальные стимулы не сделают человека лучше. Доплата за степень? У школьного учителя нет времени на кандидатские и докторские диссертации. Единицы к этому стремятся. Какие исследования? За воспитание и подготовку одаренного ученика обещают отдельную доплату? Для этого сам преподаватель должен быть одаренным! И понимать, что перед ним ребенок, который подает надежды (пауза). А вы знаете, что стало с теми, кто когда-то был признан одаренным? Кто и на каких основаниях наградил их этим статусом. И сколько у нас таких (пауза)? По статистике – не более трех процентов. Где они сейчас?

Каждый пятый казахстанский абитуриент поступает в зарубежные вузы. Большинство – в российские. По окончании у них есть преимущественное право на получение гражданства РФ по упрощенной процедуре.

Проблема в чём? Чтобы довести талант до ума, до того периода, когда он начнет давать результат, нужны время, особые специалисты и особые условия. Утечка мозгов из Казахстана не вчера началась. Мы кого-то подготовили. А работу ему тут кто предложит? Поэтому наши таланты легко покидают родину. У нас нет системы сохранения мозгов. Работодатели про них не знают. Редкие исключения только подтверждают эту тенденцию. А в Америке большие компании с 5-го класса отслеживают таланты. И ведут до окончания вуза. У нас нет системы сопровождения! Школа выпустила одного одаренного, вуз его выпустил. И что дальше?

– Может, потому что не для всех есть готовые рабочие места?

– Потому что нет системного подхода к оценке человеческих ресурсов.

Сергей Туник caravan.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 488 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Разработка - Веб студия "IT.KZ"