Воскресенье, 10 ноября 2019 13:41

Охота на врачей: Кто последний?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Интеллигентный Алексей Берестюк, экс-главный врач Качарской горбольницы, не похож на авантюриста и коррупционера. Почти три десятка лет он отдал больнице не только как руководитель, но и как анестезиолог-реаниматолог, выхаживал тяжелых пациентов.

Но в Рудненской прокуратуре уверены, что он растратил бюджетные деньги на сумму более 16 миллионов тенге. Потому что закупал оборудование по завышенной цене. И это с 2003 по 2010 год, передает kstnews.kz.

Возникает резонный вопрос: почему за столько лет никто из проверяющих - финансовая полиция, прокуратура - не разглядел фактов хищения? И только в феврале этого года Рудненская прокуратура после показаний нескольких бухгалтеров больницы, работающих, представьте, всего-то с 2009 года, «вычислила расхитителя». Хотя, что было первичным - проверка или показания - трудно сказать. По словам адвоката Берестюка Сергея Бзикова, он спрашивал в суде у бухгалтеров, как они определили, что цена была завышена? Интересовался и тем, с какого времени стало известно о завышенной цене госзакупок. Оказалось, с окончания прокурорской проверки.

 - Я убежден, что никакого хищения не было, - говорит Сергей Бзиков. - Берестюк денег не видел, в руках не держал. Да никто в суде и не говорил, что ему дали взятку, чтобы он купил по завышенной цене. Нет и ответа на вопрос: а что присвоил Берестюк? Где это присвоенное?

Против сыграл тот факт, что постоянный поставщик больницы, дабы соблюсти законность госзакупок и создать видимость конкуренции, зарегистрировал несколько ИП на своих родных. Но, со слов адвоката Берестюка, показания поставщиков путаные, а экс-главврач с ними не соглашается. В правдивости же показаний суд убедиться не смог - те, кто продавал больнице халаты, небулайзеры и прочее, в суд просто не явились. Но верно ли изложены их показания? К примеру, бывший главный бухгалтер Качарской больницы говорила судье, что следователь не совсем точно выразил ее мысль на бумаге. И недоумевала, как могли исчезнуть многие документы, которые она в свое время собирала и подшивала? Те, которые могли оправдать Берестюка.

- Следствие было вообще, мягко говоря, странное, - замечает адвокат Бзиков. - Когда Берестюк спросил: «Почему вы меня закрываете?» - следователь ответил: за отказ от дачи показаний. Сказал при мне! Не стесняясь. Да закон дает человеку это право! И допрашивали Берестюка без адвоката. А если сравнить текст протокола допроса Берестюка в финполиции от 28 марта этого года с объяснением, которое он дал 1 марта прокуратуре, вы не найдете отличий. Для меня ясно почему.

Слишком много грязи

В этом деле много вопросов без ответа. Особенно для коллег Алексея Семеновича. Они не пропускали ни одного судебного заседания. Не раз в суд приезжал и нынешний главврач Качарской больницы Олег Афанасов. А когда на прошлой неделе прозвучал приговор – пять лет лишения свободы с конфискацией имущества - плакали не только сотрудники больницы, но и пришедшие в суд жители Качара.

Я разговаривала с Олегом Афанасовым. Он не один год проработал с Берестюком, был его замом и представил в суд положительную характеристику на Алексея Семеновича.

- Это честнейший, справедливейший и очень порядочный человек! - горячо говорит Олег Николаевич. - Его ценят и уважают. Он спас сотни жизни. И у него нет ни коттеджа, ни джипа. Дома старая мебель и отсутствие ремонта. Все силы отдавал больнице!

Участковый педиатр и председатель профкома Качарской больницы Татьяна Глухова тоже возмущается:

- За что уничтожили человека? Понимаю, если бы он обогатился - купил бы дачу, виллу, ездил бы каждый год на курорты. Мы бы это видели. Но он своему ребёнку ни квартиры, ни машины не купил. Золота и шуб у его жены нет. А столько грязи на него вылили, словно он и не жил, не работал на благо людей.

Заложник статуса

В одной из республиканских газет появилась статья о качарском деле, в которой журналист возмущался тем, что управление здравоохранения покрывает расхитителей государственных денег. Однако у меня, побывавшей на процессе, возник иной вопрос: почему облздрав бросает своих главврачей в самый критический для них момент? И даже готов уволить пойманных «коррупционеров»… по представлению прокуратуры. Хотя по закону нет такого права до вынесения приговора.

Дело в том, что управлению здравоохранения приходится лавировать. С одной стороны, жертвовать немногочисленными специалистами не хочется, но с другой - помочь им не может, так как выступает в судебном процессе в качестве потерпевшей стороны. Поддерживают врачей в управлении лишь морально. В суде представитель обл-здрава указывал, что закон один, а обвинение интерпретирует его иначе. Более того, закон о госзакупках, принятый в 2002 году, частично менялся 41 раз. А Берестюка судят за прошлые госзакупки по сегодняшнему закону.

Всё бы решило экспертное заключение, но данных о ценах десятилетней давности нет. Среднерыночную стоимость оборудования, мебели и прочего эксперт выводил единолично, основываясь на ценах дня сегодняшнего и устных консультациях, которые в документации, увы, не отражены. Более того, адвокат заметил исправление в дате и отсутствие подписи эксперта об уголовной ответственности за дачу ошибочной экспертизы.

Да и насколько точно может говорить о завышении цены… среднерыночная стоимость? Это ведь как средняя зарплата - кто-то получает полмиллиона в месяц, кто-то 20 тысяч, а в итоге получается 100 тысяч. Разве это отражает истинную картину? Да и не должен главный врач искать, где подешевле. Он просто выбирает из имеющихся ценовых предложений. Как можно вменять ему в вину, что купил дороже? И с чем это «дороже» сравнить?

А на прошлой неделе в Лисаковскую горбольницу вернулась её бывший главный врач Екатерина Слободенюк. Еще одна жертва борьбы с коррупцией. Восемь месяцев нервотрепки, вынужденного прогула и восемь судов. Она дошла до Верховного суда и добилась оправдания! Но чего ей это стоило, знают лишь близкие, которые были рядом. Даже сегодня она об этом говорит не без слез.

Сначала Екатерину Борисовну обвинили в хищении, потом прокурор вменил ей мошенничество. А вся ее вина была в том, что работала сверх-урочно и получила за это деньги. Виноватой, по версии прокуратуры, она оказалась и в том, что с разрешения областного управления здравоохранения и за счет заработанных больницей средств приобрела служебный автомобиль. Что отремонтировала ведомственную квартиру - обвинение утверждало, что за счет средств гарантированного объема медпомощи, на самом деле обл-здрав выделил дополнительные средства. Покупку ноутбука, кардиооборудования тоже вменили в вину. Екатерине Слободенюк сначала дали 4 года и 6 месяцев условно, но апелляционная инстанция врача оправдала. Поддержали решение областного суда и в кассации, несмотря на протест прокурора.

Главный неонатолог Костанайской области, Екатерина Борисовна, став главным врачом Лисаковской больницы, была вынуждена полтора года снимать за собственный счет жилье, пока акимат не выделил несколько квартир.

- Это, наверное, интуиция сработала, - говорит Екатерина Слободенюк. – Когда я зашла в ведомственную квартиру, там не было ни окон, ни дверей. Я для семейного архива запечатлела квартиру на фотоаппарат. Потом фото стали доказательной базой в суде. Было тяжело. Факты прокуратурой искажались. Например, обвинение назвало моей прихотью покупку нового авто. Но машина, стоявшая на балансе больницы, попала в 2008 году в ДТП и, согласно акту, не подлежала восстановлению. Да и цену авто обвинение завысило, указав, что ее стоимость 20 миллионов, хотя по всем документам другая цифра - миллион девятьсот.

Прокуратура начала проверку с обращения одной из сотрудниц больницы. Затем проверки пошли косяком: экология, СЭС, департамент труда. Четыре раза Екатерина Слободенюк лежала в больнице, но…

- Надежда не покидала меня. Хотела вернуть свое имя, заработанное собственным трудом. Восстановиться в должности главврача стало делом принципа: вернуться на то место, с которого меня с позором убрали, и доказать свою невиновность.

Когда ее оправдали, женщина от пережитого потеряла сознание в суде. Ее возвращение в больнице восприняли по-разному: кто-то с настороженностью, а кто и с нескрываемой радостью. Сама же Екатерина Слободенюк, несмотря ни на что, с оптимизмом смотрит в будущее, уверенная, что время расставит все по своим местам. И она благодарна близким и тем друзьям, которые не испугались и не отвернулись от нее.

По лезвию бритвы…

Знаете, о чем я подумала? Как же легко запугать человека! С 30-х годов прошлого века столько воды утекло. Но такое ощущение, что сегодня  мы ищем коррупционеров с такой же страстью, как когда-то врагов народа. И я вдруг увидела все тот же страх обывателя за свою шкуру: пусть сядет другой, а не я. Любопытно, что адвокаты в таких делах на объективный и справедливый приговор судов первой инстанции не надеются. Сразу нацеливают свои силы на областную. Почему? Увы, не нашла статистики, а было бы любопытно узнать, сколько из вынесенных первыми инстанциями коррупционных приговоров (и не только) было отменено областными?

Я спросила нынешнего главврача Качарской больницы, не боится ли он?

- Страшно работать, когда невиновный может сесть в тюрьму, - признался мне Олег Афанасов. - Словно по лезвию бритвы ходишь. И ведь почти вся область работала с этими поставщиками по этим ценам, что и мы. Теряется вера в справедливость, в патриотизм, в государство...

И еще. В больнице нет в штате юриста. Хотя процедура госзакупок больше юридическая, нежели бухгалтерская. Еще несколько лет назад госзакупки проходили централизованно - через управление здравоохранения. Может, стоит вернуться к ним? Чтобы уберечь своих специалистов. Ведь тот же Алексей Берестюк был единственным врачом-реанимато-логом-анестезиологом в больнице. Теперь тяжелых больных придется везти в Рудный ил.

А на следующей неделе начнется дело против главврача Тарановской ЦРБ. И на этом сей список, похоже, не завершится.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 336 раз