Четверг, 10 октября 2019 10:46

Это всё из-за нервов!

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

О том, что любимая миллионами ведущая спортивных новостей Диля Ибрагимова страдает тяжелым заболеванием и нуждается в материальной поддержке, многие узнали из соцсетей. Позже из интернета поступала очень противоречивая информация о состоянии здоровья знаменитости. Что же на самом деле происходит в жизни Дили?

Чтобы поговорить по душам, мы встретились в одном из алматинских кафе, куда Ибрагимова при­ехала за рулем своего автомобиля. А вот выйти из него без посторонней помощи ей очень тяжело. Для того же, чтобы пройти всего несколько метров до столика в кафе, Диля и вовсе нуждается в поводыре.Спасибо огромное всем, кто откликнулся на мою беду и прислал деньги на лечение. Это благодаря им я сейчас хотя бы так передвигаюсь, - сразу говорит Диля. - После поста в Фейсбуке с просьбой помочь, который написала моя подруга, был собран миллион тенге. Потом еще миллион собрали после моего поста. Позже я закрыла свой пост с просьбой о помощи, потому что мне стали писать всякие гадости. Мол, я трачу эти деньги не по назначению, ремонтирую на них машину и оплачиваю автоштрафы…

Так расскажите, что происходит с вами на самом деле и как вы себя чувствуете?

ит95

Моя болезнь началась с того, что я стала часто терять сознание: у меня ужасно болела и кружилась голова, а потом я просто падала. И в магазине, и на улице. А в июне прошлого года я вообще перестала нормально ходить. Сначала спотыкалась, ноги подворачивались, я падала, и у меня были переломы. В какой-то момент я слегла. Меня экстренно увезли в больницу скорой помощи. С тех пор живу на уколах. Ходить я училась заново - понемножку, по чуть-чуть. Сейчас тоже ноги ватные, но все-таки переставлять их могу, передвигаюсь, если за что-то или за кого-то держусь, а стою вообще хорошо…

Я думаю, что все мои проблемы из-за нервов. Диагноз, который мне поставили, звучит так - прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия. Это якобы образование, которое находится в голове. МРТ показало, что сначала оно было размером с горох, а через время - уже с оливку. Врач заявил после обследования: “Вердикт неутешительный. Лучше была бы онкология, потому что ее можно вырезать, лазером убрать”. А мое заболевание вроде бы неоперабельно и лекарств нет, так же как и от СПИДа. Естественно, я начала искать в интернете любую зацепку, чтобы вылечиться. Так возникло желание отправиться на Тибет. Я вышла на тибетский медицинский центр, но они мне категорически заявили, что до них я не дойду, ведь там надо четыре километра идти вверх в гору. Даже мама говорила: “Успокойся. Вертолет же ты не наймешь!” Но любой нормальный человек, думаю, способен меня понять.

- Поэтому многие и откликнулись на вашу беду…

- И на собранные деньги я решила лечь в совминку (Центральная клиническая больница Медицинского центра управления делами президента РК. - О. В.). Но у меня не получилось. В моей жизни стали происходить нехорошие вещи, которые я посчитала плохими знаками. То палец на одной ноге сломала, то на другой. Дальше - больше: мы ехали с мамой в машине, и на ходу отказали тормоза. Все, что я успела сделать, - вывернула руль и въехала в высокий бордюр. А потом кто-то, видимо, ради хохмы разрисовал из баллончика мою машину смайликами, сердечками и надписями: “Вася, я тебя люблю!” И тут даже мама сказала, что наступила какая-то черная полоса: “Не нравится мне это все. Давай лучше в санаторий ляжем”. После этого моя подруга, та самая, что изначально просила для меня помощи, в Фейсбуке заявляет, что я якобы трачу деньги не по назначению, ремонтирую свой автомобиль. Вот и поползли эти непонятные слухи про Дилю Ибрагимову. А автомобиль свой я действительно стала ремонтировать, но на те деньги, что получила от страховой компании за вандализм… В общем, после всего этого мои нервы, конечно, совсем сдали.

- Кстати, некоторые коллеги говорят, что все беды Дили Ибрагимовой начались от того, что она осталась без любимой работы…

- Да, “Спортивные новости” на КТК закрылись. Было это года четыре назад. Но моя жизнь перед этим складывалась так, что я в любом случае ушла бы с работы. Я должна была посвятить себя сыну, его здоровью, потому что ему тогда поставили диагноз аутизм. Дарий до пяти лет вообще не разговаривал, даже не откликался на собственное имя, и для меня это было ужасно - очень страдала, постоянно ревела. А потом поняла, что только сама смогу ему помочь, если оставлю работу и постоянно, бесконечно много буду с ним заниматься. Мы учили цифры, геометрические фигуры, цвета, алфавит и много чего еще. А потом я отыскала шикарного психолога, который протестировал нас и заявил: “Мамочка, не надо так страдать. Это не аутизм, а аутический спектр, и он лечится!” Тогда я еще больше усилий стала прилагать, чтобы вылечить ребенка. Но нервы вновь часто сдавали. Понимаете, у нас люди совершенно нетерпимые, они вообще не воспринимают особенных детей. Не могу передать, что я чувствовала, когда какая-нибудь мамаша в песочнице кричала благим матом: “Эй, ты чё, пацан, дебил?!” - если Дарий отбирал у ее ребенка совочек или ломал снеговика... А сейчас мой сын хорошо учится в третьем классе нормальной школы с обычными нормальными детьми!

- Многих поклонников самой красивой ведущей спортивных новостей по-прежнему волнует вопрос: нужна ли еще какая-то помощь?

- Да, мне очень приятно, что люди постоянно пишут в личку и спрашивают, чем помочь, куда скинуть деньги. Но мне неудобно просить, ведь я лечусь в частных клиниках, а это недешево. Например, 30 таблеток только одного лекарства стоят 170 тысяч тенге, а десять ампул для уколов стоят 700 тысяч. В ближайшее время я также планирую лечь в санаторий - массажи мне хорошо помогают, грязи. Еще говорят, что таких, как я, хорошо восстанавливают в Грузии, Китае, Израиле.

- Но почему бы не прибегнуть к помощи государственной медицины?

- Спасибо! В государственных поликлиниках и больницах я уже намучилась со своим ребенком. Правда, мама часто говорит, что от государства я бы могла получить статус инвалида, и тогда у меня могли бы быть какие-то бесплатные лекарства, льготы. Но я не хочу, никогда не смогу смириться с этим! Да и боюсь всех этих новых обследований и возможных других страшных диагнозов. Не хочу ничего знать. Однажды в моей голове промелькнули страшные картины: вот я сижу в инвалидном кресле, вот хожу в туалет на судно. В этот момент я просто захотела расстаться с жизнью. Ночью буквально доползла до машины и втопила вниз через весь город. Музыку на всю врубила и стрелку положила, а у меня на спидометре 260 километров в час. Но смерть меня не взяла!.. Теперь же хочу жить. Я всегда была со всеми жесткая, а теперь вижу, что зря. Вокруг, оказывается, много хороших людей… Но это все у меня идет из детства.

- А что было в вашем детстве?

- Мама воспитывала нас одна - трех девочек и мальчика. Ей приходилось пахать на трех работах, по вечерам мыть полы. Она очень уставала и не церемонилась с нами - за каждую провинность я в детстве таких люлей получала! Было время, когда мы испытывали большую нужду и в одежде, и в еде. Если дома был белый кирпич хлеба, мы резали его на куски, посыпали сахаром и представляли, что это торт. Позже маме удалось устроиться на хорошую работу, и тогда уже мы зажили по-другому, но плохие времена наложили свой отпечаток. И когда в 11-м классе на вопрос: “Кем ты хочешь быть?” все девочки отвечали: “Актрисой, врачом, учителем!” - я заявляла: “Куплю БМВ!” Эта машина была для меня признаком хорошей жизни, и вот за 15 лет я поменяла девять машин этой марки. Я получаю огромное удовольствие, когда гоняю на скорости - сажусь и топлю, когда что-то произошло плохое в моей жизни, когда надо успокоить нервы, когда поругалась с близким человеком. Сейчас, когда я в таком состоянии, скорость - единственное, что приводит меня в чувство, что отвлекает от болезни. И пусть меня все ругают и запрещают садиться за руль! Машину я вожу виртуозно и не зря когда-то хотела быть каскадером, трюкачом.

- А как вы стали телеведущей?

- Мне вообще-то прочили будущее модели, манекенщицы, но я была уверена, что эти девушки ведут не совсем приличный образ жизни. Поэтому я поступила в один из алматинских вузов, где учили специальности “муниципальное управление и менедж­мент”. Туда приехали снимать сюжет для новостей с телеканала ТАН и вдруг пригласили меня к себе на работу. Я вела там основные новости, потом работала на радио, а затем меня позвали в спортивную редакцию на телеканал “Хабар”. Моим сэнсеем и главным человеком в профессии стал Диас Ильясович ОМАРОВ: он, бывало, кричал на меня, когда я чего-то не понимала, а бывало, писал за меня тексты, и мы до сих пор очень хорошо общаемся. Потом продюсер спортивных программ Тимур КАМАШЕВ позвал меня на КТК, где он запускал новый проект. Так телевидение стало моей любимой работой. И очень приятно, что теперь, желая поддержать, мне пишут в личку: “Я только из-за вас включал новости!”, “Вы моя любимая телеведущая!”

- Так, может, стоит вернуться?

- Да, я думала над этим. И даже придумала проект, который могла бы продвигать на нашем телевидении - это программа о подростках, которые оступились, у которых неблагополучные семьи и которым очень тяжело в жизни. Я хотела бы помогать им. Ведь теперь я точно знаю, что люди своей поддержкой реально могут менять жизнь окружающих к лучшему. Я понимаю, что найдутся те, кто скажет: “А кому сейчас легко?” Им я отвечу: “Поверьте, в жизни бывают очень страшные моменты”.

Оксана ВАСИЛЕНКО time.kz

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 301 раз