Среда, 02 октября 2019 16:03

Боранбай: «Я казахский националист»

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(3 голосов)

Казахский националист — за казахскую власть.

Маргулан Боранбай - фигура довольно неоднозначная, а зачастую даже чересчур категоричная. С ним можно соглашаться по одним вопросам и вступать в полемику

по другим. Сегодня мы беседуем с ним о казахской власти, западной демократии и его отношении к оппонентам.

Недавно Маргулан Боранбай выпустил очередное видеообращение к подписчикам, где было заявлено, что он провластный – за власть, но за казахскую. Но была оговорка – что таковой, к сожалению, у нас сейчас нет. В итоге некоторые «не так поняли», поэтому мы обратились к нему с уточнениями – что эта за «казахская власть»? Почему ее нет, когда в стране 99 процентов власть имущих - казахи (по паспорту), а некоторые даже знают государственный язык и могут на нем общаться?

– Говоря, что я за власть, я не случайно отметил, что именно за казахскую власть. В нашем независимом Казахстане, по идее, должна существовать казахская власть. И свою власть нужно поддерживать. Ведь если не поддерживаешь свою власть, то тебе придется поддерживать чужую. Но хотел бы подчеркнуть, что речь идет о власти, как институте управления государством. Кто в таком случае будет против нее? Даже оппозиционеры в этом смысле за власть – они к ней стремятся, и это хорошо.

Другое дело качество этой самой власти. Вы правы, сейчас в ней абсолютное большинство казахов. Могу не согласиться только в том, что «некоторые знают язык» – им владеет большинство. Но я бы хотел, чтобы власть была казахской не только «по паспорту». Здесь много аспектов. Касательно того же государственного языка можно сказать, что на нем и только на нем она должна вести заседания и совещания, проводить документооборот и так далее. Второе – необходима соответствующая идеология, которая должна базироваться на определенных ценностях. И эти ценности мы должны закрепить, чтобы потом их культивировать. В первую очередь – через восприятие национальной истории, которая должна базироваться на академической науке, без примесей советской или какой бы то ни было другой идеологии.

- Например?

– Например, Великая отечественная война. Как бы кто бы к ней не относился, во Всемирной исторической науке нет такого понятия. Есть – Вторая мировая война. Это

касается, скажем, и ономастики. Этим и должна заниматься настоящая казахская власть. Раз уж были шаги в сторону декоммунизации, то надо продолжать начатое дело. Сказав «А», надо говорить «Б», а не рассусоливать.

А вообще, возвращаясь к началу разговора, «казахость» власти не зависит от того, сколько представителей казахов в правительстве, парламенте или акиматах. Какой в этом толк, если они живут не в интересах казахского государства и казахского народа. Тут, хочешь или не хочешь, раз уж мы живем на исторически казахской земле, то власть должна в первую очередь апеллировать к чувствам и чаяниям государствообразующей нации. Но оговорюсь сразу и прошу не вырывать из контекста – это ни в коем случае не в ущерб другим народам и национальностям, живущим на нашей земле. В части того же русского языка. И сама власть должна быть заинтересована в снижении конфликтного градуса. И ни в коем случае нельзя создавать предпосылки для создания граждан Казахстана второго сорта. Кстати, я знаю немало, так скажем, не казахов, которые выступают большими патриотами, нежели те, кто в совершенстве знают казахский язык.

- Вы упомянули про декоммунизацию. То есть, «казахская власть» и, например, «декоммунизация» должны стать тождественными понятиями?

– Именно! Только через декоммунизацию и десоветизацию власть может стать по-настоящему казахской. Перестать быть такой, какой она сейчас есть – в полупозиции, и не такая, и не сякая. Впрочем, по сути, мы сейчас имеет советскую власть, если брать хотя бы высшее руководство страны, являющихся выходцами из партийно-комсомольской номенклатуры.

- Если мы говорим о «казахской власти», то логично было бы упомянуть «казахскую демократию». Как считаете, в этом плане у нас «собственный путь», как говорил тот же Назарбаев, или нужно четко следовать западным стандартам?

– Вот, не знаю, что принято понимать под термином «западные стандарты»? Западные ли они вообще, чисто европейские или американские или как? Если речь идет о сменяемости (а через это и вменяемости!) власти, честных выборах, независимой судебной системе и так далее, то, наверное, это не только западные, а общие стандарты демократии. А если вы настаиваете или принято их так называть, то я несомненно за западные стандарты демократии. При этом, если говорить о «казахской демократии», то надо это делать только в образовательном ключе – в том числе в рамках изучения и правильного восприятия национальной истории, о чем я говорил, отвечая на ваш предыдущий вопрос. В общем, чтобы мы знали, что была такая демократия во времена Казахского ханства.

Но надо учитывать, что это были другие времена. Были различные и отличные от нынешних способы достижения и удержания власти, например. Хорошие они были или

плохие – это уже достояние истории и предмет изучения историков. Но применять это сейчас или даже просто рассуждать, применимо ли это к нашей действительности, не стоит. Как не крути, это архаичные модели. Хотя бы потому что сейчас казахи живут совершенно не так, как 150, 200, 300 и далее лет назад. Сейчас мы современное, технократическое и даже капиталистическое общество, которое должно развиваться. И никакого «особого пути» здесь нет. Есть какой-то национальный колорит, специфика, но это не путь – это всего лишь вариации. Мы должны прибегать к сухим и давно уже практикуемым формулам, таким, как выборы, многопартийность, президентско-парламентская республика. А «свой путь» – это политические уловки, призванные уйти от общепринятой модели демократии.

- Вы говорите о демократии, свободе слова, плюрализме мнений, но сами «топите» против других, кто, вроде бы, тоже за демократию и против власти. Как это совместить? И, вообще, кто такой Маргулан Боранбай на этом поле? Чьих будете, как говорится?

– Да, я всегда говорю о необходимости демократии, очень ее хочу, прямо даже вожделею. Равно как и свободу слова, плюрализм, свободные выборы и так далее. Но при этом я осознаю, что демократия это отнюдь не вседозволенность. Это не то, что каждый может говорить то, что ему в голову взбредет. В первую очередь, должны преследоваться государственные интересы. Каждый из нас должен радеть не только за себя и соратников по политическому лагерю – нет. Говоря о глобальных вещах, мы должны переживать и о наших оппонентах. Мы ведь хотим, чтобы абсолютно все свободно жили в успешном, процветающем и едином Казахстане! Но я не могу поддерживать тех, кто выступает против этого – и это к демократии не имеет отношения.

Я понимаю, что у меня субъективный взгляд, что я не мессия или истина в последней инстанции, но благодаря социальным сетям имею возможность высказывать то, что думаю о противной точки зрения. Например, о тех людях, которых я обвиняю в ангажированности, то что они преследуют интересы не казахского народа, а бог знает кого. Против них я выступал и буду выступать, используя разные способы – бороться, вступать в дискуссию, открывать правду о них, троллить и так далее. Здесь, как говорится, все средства хороши. Но те, кто за успешный Казахстан, то я буду их поддерживать, в каком бы стане они ни находились – в оппозиции, во власти или вообще сами по себе. И наоборот – если они не проказахские, то не буду поддерживать, какими бы лозунгами они не прикрывались. Не хотелось бы упоминать их имена, но всякие там байгереевы с крошечной аудиторией, они тоже против Назарбаева, но при этом они сепаратисты и, простите за выражение, ватники, поэтому я никак не могу быть их другом и обязан с ними бороться вышеупомянутыми способами.

Чьих я буду? Да, ничьих. У меня есть определенные амбиции и цели. При этом я не буду говорить, что готов быть вместе с чертом лысым, лишь бы они осуществились. Но я готов сотрудничать с разными людьми и течениями, при условии, если это не откровенная «вата» или пророссийские силы…

- Эту темы мы, наверное, в следующий раз затронем. Можете тогда коротко ответить – кем вы себя считаете в политике?

– Если именно так ставится вопрос, то я себя считаю казахским националистом. Единомышленники мои представлены и в оппозиции, и во власти, и среди тех, кто далек

от политики. Мы сейчас находимся если не над схваткой, то немного вне ее. Конечно мы, и я в том числе, предпринимаем определенные шаги, пытаемся в силу возможностей влиять на ситуацию. Поэтому, возвращаясь к началу нашей беседы, все же скажу – я не могу назвать себя однозначно оппозиционным или однозначно провластным.

Я где-то посередине. Но эта как бы двойственная позиция не говорит о том, что я пытаюсь усидеть на двух стульях. Нет. Это просто политический цинизм и прагматизм. Главное, кто быстрее сделает и поможет нам осуществить наши идеи.

Мирас Нурмуханбетов platon.asia

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 2357 раз