Четверг, 11 апреля 2019 15:07

Дмитрий Калмыков про предполагаемое строительство АЭС в РК: Мы к таким испытаниям не готовы

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Предложение построить на территории Казахстана атомную электростанцию, вновь всколыхнуло общественное мнение, породив ряд неоднозначных вопросов.

Кемар Машанло. Прозвучавшее недавно предложение президента РФ Владимира Путина в ходе встречи с новым президентом РК Касым-Жомартом Токаевым в Кремле построить по российским технологиям на территории Казахстана атомную электростанцию, вновь всколыхнуло общественное мнение, породив ряд неоднозначных вопросов.

Это естественно, если учесть, что тема возведения АЭС в Казахстане муссируется на протяжении последних 20 лет, причем за все это время со стороны правительства предпринимались шаги и заявления, порой взаимоисключающие друг друга.

Достаточно вспомнить, что в 2014 году «Росатом» и «Казатомпром» даже подписали меморандум о строительстве АЭС в Курчатове, планируя начало реализации проекта на 2018 год. Буквально через два года (в ноябре 2016-го) министр энергетики РК Канат Бозумбаев заявил, что в силу избытка электроэнергии не будет строиться АЭС по крайней мере в течение семи лет. Но уже в 2017-м он отметил, что работа над созданием технико-экономического обоснования строительства атомной станции ведется, после чего и будет принято решение.

Однако в этом же году на состоявшейся выставке в Астане ЭКСПО-2017 — «Энергия будущего», Казахстан на весь мир провозгласил курс на энергосбережение, использование альтернативных энергоисточников, таких как энергия солнца, ветра, морских, океанических и термальных вод.

Позиция, смахивающая на отсутствие какой-либо позиции «в верхах», вызывает вопросы многих пользователей соцсетей, мол, а зачем вообще нужна атомная электростанция Казахстану, если энергии у нас и так выше крыши?

Чтобы расставить точки над «i», КазТАГ обратился по некоторым из этих вопросов к известному казахстанскому эксперту, директору по развитию Карагандинского областного экологического музея Дмитрию Калмыкову с просьбой изложить свою точку зрения.

— Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, на днях замминистра энергетики РК Магзум Мирзагалиев, сообщив, что возможным местом для строительства АЭС в Казахстане рассматривают Алматинскую область, заявил, что решение о самом строительстве пока не принято. «У нас пока баланс электроэнергии, сегодня профицита электроэнергии достаточно», — подчеркнул он.

аа5395

Какое у вас складывается ощущение, когда наши чиновники все эти годы, зная об имеющемся переизбытке электроэнергии в стране, сами не уверены в нужности такого объекта?

— Да, звучит противоречиво. Конечно же надо, чтобы государство, прежде всего, показало общественности, что ему вообще не хватает электроэнергии.

Ведь обыватель, слушая подобные заявления, может подумать: если энергии избыток, то в чем необходимость строительства такого сложного, дорогостоящего и не безрискового для экологии объекта как АЭС? Но если она нужна в силу грядущего дефицита электричества в виду запланированной реализации в будущем среднесрочных и

перспективных энергоемких проектов, то тогда о них надо с цифрами на руках рассказать народу.

Необходимо убедительно доказать населению, что существующие программы по энергосбережению оказались, допустим, неудачными или полностью исчерпали себя, несмотря на огромное финансирование и взятый курс на зеленую экономику, тогда у общества не возникало бы вопроса — почему нам нужна новая электростанция, тем более — атомная.

— Даже если предположить, что в Казахстане начнется строительство атомной электростанции, о которой говорится в официальных сообщениях, то тогда напрашивается вопрос: «А что делать с огромными генерирующими мощностями, которые зациклены на «грязную энергию» — угольные шахты, мазут, дизельное топливо?»

— Вообще, положа руку на сердце, надо признать, что атомные электростанции по своей технологии гораздо безопаснее для окружающей среды, чем угольные.

Наша угольная энергетика чудовищно грязная. Она забирает у народа тысячи лет недопрожитой жизни. Тут даже спорить нечего. Но может вместо атомной станции деньги надо вкладывать в реконструкцию угольной энергетики, чтобы она стала такой же чистой, как в Западной Европе, если у Казахстана так много угля, запасов которого хватит на сотни лет, и он не собирается пока от него отказываться.

Или же инвестировать на данном этапе перевод с угля на газ существующих станций. Алматинскую ТЭЦ перевели же. Значит и остальные аналогичные станции в стране можно перевести на газ, тем более газа у нас много.

Все эти дымящие ТЭЦ, шахты и другие предприятия — их ведь нельзя выключить за один год после пуска предполагаемой АЭС. Прежде чем принять решение о выводе даже одной какой-то угольной шахты, надо хорошенько все просчитать. Речь идет о десятках тысяч рабочих мест, создании новых производств. Например, как это делают в Европе, чтобы всех этих шахтеров переучивать. И строительство АЭС не решает в этой связи возникающего блока соцпроблем, в частности, по экологии и занятости.

Тем более, что возведение АЭС требует больших вложений. Как известно, стоимость атомной станции, которую РФ планирует построить в Узбекистане, должна составить около $11 млрд. Так может целесообразнее было бы такие средства или хотя бы их часть сначала направить на перепрофилирование «грязных» регионов, перевода их с использования угля и мазута на продекларированные в Астане на ЭКСПО-2017 приоритетные возобновляемые источники — ветер, солнце, воду, активно применяя технологии энергосбережения.

Да и мировая практика последних 15 лет показала: инвестирование в энергоэффективность и энергосбережение приносит гораздо больше электричества, чем строительство новых генерирующих мощностей. То есть, если скажем, вложить $1 млн в энергоэффективность, то электричества получим больше, чем если этот же миллион вложить в строительство электростанции.

Таким образом, прежде чем говорить о возведении АЭС, необходимо, на мой взгляд, сначала попытаться избавиться от груза старых проблем, от генерирования энергии по технологиям прошлого века, экологически вредным для природы и здоровья человека.

— Пожалуй, главный вопрос, волнующий людей, насколько безопасна будет построенная в Казахстане АЭС, компетентность обслуживающего персонала, гарантии исключения вероятности повторения трагедий в Чернобыле и на Фукусиме?

— Хотя атомная энергетика в теории очень чистая, ни Соединенные Штаты, ни Япония, ни Советский Союз, как показала практика, оказались не в состоянии гарантировать безопасную работу ядерных объектов, а цена ошибок в отрасли атомной энергетики очень велика.

В этом я воочию убедился, когда, будучи молодым, участвовал в ликвидации последствий Чернобыльской аварии. Увиденное там заставляет меня всегда предельно реалистично взвешивать все «за» и «против», когда речь заходит о даже о самых многообещающих атомных проектах.

Лично я понимаю, что атомная энергетика чище угольной, пока работает нормально. Но пока люди как-то не очень готовы ее безопасно эксплуатировать. То работает, а то и взрывается…

— И все же, что вы думаете по поводу опасений предполагаемого строительства АЭС в Казахстане?

— При разработке проектов АЭС в Чернобыле и на Фукусиме инженеры-атомщики предусмотрели, казалось бы, все возможные катаклизмы. Но на обеих станциях трагедии произошли.

На Чернобыльской АЭС глупости натворили сами люди. Инженеры проводили на этой станции эксперименты, категорически запрещенные технологией, отключали по очереди все системы защиты. В результате сами и поломали ее.

В Японии умные инженеры за 10 лет до беды писали в правительственные инстанции письма о выявленных слабых местах в защите АЭС, если случится цунами. Но на их предупреждения никто не обращал внимания…

То есть в обоих случаях, чтобы ни говорили о технических, природных или техногенных причинах, в первую очередь, аварии произошли из-за «человеческого фактора», который не смогли предугадать даже самые строгие инструкции.

— Как бы то ни было, во времена СССР для ядерной отрасли готовили инженеров высокого уровня. В случае, если АЭС в Казахстане все же построят, найдутся ли у нас отечественные специалисты для ее обслуживания? Насколько их квалификации будут соответствовать требованиям управления современным объектом ядерной энергетики?

— Надо честно признать, что сегодня наши кадры послабее, чем советские атомщики. К тому же, в случае реализации проекта АЭС в РК с казахстанскими специалистами нужной квалификации могут быть трудности, поэтому работать на станции будут, скорее всего, в основном российские ядерщики. Поэтому мы просто не готовы к таким испытаниям. Это еще один повод призадуматься, а надо ли спешить с таким строительством? Возникает житейский вопрос: «Уж если Япония не выдержала испытания (а кто лучше японцев готов к работе в высокотехнологичных отраслях), то что говорить в нашем случае».

Вывод тут один: нашему правительству необходимо не семь, а 207 раз отмерить, прежде чем принимать ответственное решение. Обеспечить всех информацией – и госорганы, и общественность, чтобы хорошо понимать, какая Казахстану нужна энергетика. Сообща обсудить и принять программы на срочную и дальнюю перспективу, выверенные программы по созданию собственной атомной энергетики на будущее.

— Насколько подходящее место, на ваш взгляд, выбрано для строительства АЭС в Казахстане — площадка в Алматинской области около поселка Улькен, находящееся на побережье Балхаш? В этом озере сегодня и без того фиксируется повышенное содержание сульфатов, тяжелых металлов и других вредных веществ, в частности, «благодаря» сбросам Балхашского металлургического комбината. Не станет ли «стройка века» последним ударом по уникальной экосистеме реликтового водоема, образованного много веков назад?

— Риск высокий. Пока станция работает нормально – все хорошо. Как только она сломалась, так на тысячи лет, то есть практически навсегда, из жизни выпадают целые регионы – десятки тысяч квадратных километров, как в Чернобыле или Фукусиме.

Не дай Бог, но в случае инцидента на АЭС на берегу Балхаша степень риска повышает замкнутость и бессточность этого водоема. То есть, если в Балхаш при аварии попадут радиоактивные загрязнения, то из закрытого водоема они никуда не уйдут, озеро не промоется, не сможет восстановиться.

Тогда, как в Фукусиме АЭС располагалась на побережье открытого Тихого океана, в чернобыльском случае — Днепр — также проточная река.

— Между прочим, балхашская стройплощадка для казахстанской АЭС –это далеко не единственное место, предлагаемое властями. Людей беспокоит, по каким критериям чиновники определяют географию для ядерного энергообъекта, а также –на каком основании пересмотрели предыдущие планы дислокации атомной станции?

— Вообще на моей памяти — это восьмая попытка рассмотрения реализации плана по возведению АЭС в Казахстане. Уже создавались совместные предприятия с россиянами для конструирования и строительства ядерного объекта. В качестве площадки для него назывался и город Курчатов Восточно-Казахстанской области, и Актау, и Балхаш. Смущает уже сам факт непостоянства с выбором места для возведения столь серьезного объекта. Никаких серьезных обоснований ни тогда не было, нет их и сейчас.

Все это наводит на мысли о том, что все это несерьезно и нам этого не надо.

С другой стороны, периодические возвращения к теме строительства АЭС, как это в очередной раз произошло во время недавней встречи казахстанского и российского президентов, вызывает ощущение, будто россияне стремятся не упустить свою выгоду — пристроить у нас своих инженеров и заработать деньги.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 584 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"