Суббота, 09 марта 2019 12:41

Я не феминистка, но за гендерное равенство – серьезный разговор с Динарой Сатжан (ФОТО)

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Популярная телеведущая, состоявшаяся бизнесвумен и счастливая мама Динара Сатжан рассказала, хочет ли стать депутатом, как жила в поселке и зачем вошла в общественный совет Астаны

Успешная, красивая и всегда на позитиве – телеведущая Динара Сатжан входит в комнату в кэжуал-образе, освещая ее ослепительной улыбкой. Пару минут она отвечает на сообщения, а потом убирает свой телефон, чтобы не отвлекаться во время беседы, передает Sputnik Казахстан.

Оторваться от мира социальных сетей ей придется на два часа - столько мы будем обсуждать ее отношение к жизни, собственным ошибкам, говорить о детях, громких заявлениях и откровенных признаниях.

- Динара, вы родились в небольшом поселке в Карагандинской области. Когда вы в последний раз там были? Какие воспоминания связывают вас с этим местом?

- Я родилась в поселке Жана-Арка, там прошло мое детство. Сейчас там живет мой дедушка с папиной стороны, который меня воспитывал, и бабушка с маминой стороны. Для меня это родное место. Закрою глаза – вижу безграничную степь. Помню ощущение полной свободы, когда шла за коровами. Тогда еще время советское было, спокойное, безопасное. А сейчас подумаешь десять раз, отпускать девочку одну в степь или нет. Я вот вообще не помню ни одного случая педофилии в своем возрасте. Время было другое, спокойное. Плавали мы в речке Сарысу. Там же и коровы, и бараны, и собаки, и лошади, и ты тут же, вместе с ними.

Когда я чувствую, что мне не хватает энергии, я либо к родителям в Алматы еду подпитаться энергией, либо в Жана-Арку.

- А в платке и халате вы ходите?

- Нет, это не мой формат. Дома хожу в футболке и шортах. Расскажу по секрету, как мы встречаем Новый год. Каждый год по традиции собираемся большой семьей в Алматы в доме у родителей, я приглашаю своего друга-фотографа Дильшата, он, как правило, приезжает к девяти вечера, мы делаем красивую семейную фотосессию. Затем я переодеваюсь в комфортную футболку, спортивные брюки, ем салат оливье и начинаю смотреть новогодний огонек, который сама и веду. Для меня быть дома, с семьей - самое большое удовольствие.

- Девочка из поселка выросла и стала одной из самых популярных женщин в Казахстане. Вы во многих интервью признавались, что много лет назад вбивали свое имя в поисковик и расстраивались, увидев, что по запросу не выходили ссылки. Сегодня, если написать в Google имя "Динара", то поисковик в первую очередь предлагает "Сатжан", а в "Яндексе" ваше имя стоит на втором месте после Динары Кулибаевой. Каково это - быть Динарой Сатжан сегодня?

- Моя популярность не отрывает меня от земли, потому что я шла к ней step by step с 16 лет. Я такой же человек, я - мама, я - подруга, я - дочь. Я занимаюсь своими делами, в конце концов, я - человек, который иногда болеет. У меня нет времени сидеть и наслаждаться проделанной работой, каким-то своим результатом. Вслед за одним проектом приходит другой.

Я десять лет проработала в новостях корреспондентом, вела новости и практически все свое время проводила в редакции. Тогда не было Instagram, Facebook, чтобы получить обратную связь. У нас даже интернет был лимитированный. Это сейчас я понимаю, кто моя аудитория, кому я нравлюсь, кому нет. Люди стали свободнее, могут подойти, познакомиться, сфотографироваться. Я никогда не отказываю, потому что люблю открытых людей. Но я не иду на поводу своей популярности, и у меня нет цели нравиться всем. Те, кто меня знает лично, знают, что в соцсетях, в эфире я такой же человек, как и в жизни. Моя фишка в том, что я не играю на камеру. Включились камеры - я вошла в образ и стала такой леди – это не про меня.

"Я готова усыновить ребенка, но это должен быть зрелый шаг"

- Вы год оплачивали съемную квартиру незнакомой семье, принимали участие в благотворительных аукционах, помогали пострадавшим от паводков. Что для вас показатель качественной благотворительности?

- Я за то, чтобы не рыбку давать, а удочку. К примеру, я наняла на работу женщину Бахыт, которая жила во времянке, в плохих условиях. Проработала она у меня порядка трех лет. Я знаю, что она мне благодарна. Я хотела, чтобы она стала сильнее и могла поднять на ноги своих детей. У меня сейчас работает девушка Зауреш с диагнозом ДЦП, и это я ей предложила работу, потому что она мне нравится, она сильная, и я хочу, чтобы она стала еще сильнее. Я ее, понимаете, по-человечески хочу поддержать. Люди иногда ее не понимают, но я говорю всем, что нужно девочке помочь, ведь судьба с ней и так не мила. Два года назад я познакомилась с Айгерим Болатовой, она не может ходить, но при этом водит машину и живет активной жизнью. Мы создали с ней бренд, успешно его двигаем и продаем.

аа1711

Мне, конечно, легче отдать деньги и забыть про человека. Но я считаю, что нужно помогать ежедневно. Возьми на работу людей. Это гораздо лучше. Популистские высказывания могут писать все. Даже я. Но у меня нет цели получить статус героя-спасителя.

- В мае 2017 года на пресс-конференции, посвященной благотворительной акции "Помоги детям Сирии", вы заявили, что "готовы усыновить сирийского ребенка". В настоящее время готовы ли вы психологически на такой шаг?

- Сункар Нурмагамбетов (автор благотворительного проекта для пострадавших детей в Сирии – Sputnik) показал мне в 2017 году жуткое видео детей из Сирии, как они живут в руинах, без воды, без еды. Ни один ребенок не должен так жить. Сункар предложил мне стать амбассадором его проекта, и я, конечно, согласилась. Многие тогда писали мне: помогите сначала казахстанским детям, а потом уже Сирии. У нас в стране мир, а там война. Часто, когда читаю и наши новости, что нашли ребенка в туалете или пакете, признаюсь, посещают мысли. Я даже разговаривала со своим сыном по поводу этого. Единственное, к этому надо быть на сто процентов готовым. Это должен быть зрелый шаг. Там есть дети, которые ничего кроме войны не видели. Конечно, я готова усыновить сирийского ребенка, дать ему возможность жить нормальной жизнью. Но как это сделать?

- Расскажите о ваших детях. Какие ваши качества они переняли?

- Мои дети, наверное, характером похожи на меня. Они тоже неугомонные, они все время в процессе. Моей дочери Диане пять лет. Она учит китайский, считает уже до 30-ти, умеет писать иероглифы, занимается плаванием, ходит на балет, вокал и сейчас еще записались в Академию шахмат Динары Садуакасовой.

Сын Даниал учится в Англии. Я всю жизнь учу английский язык и до сих пор не могу его выучить, нужно жить в среде, поэтому решили Даниала отправить в Оксфорд. Сейчас он учится в международной школе и готовится поступить в британскую, а это очень сложно. Хочу, чтобы у моих детей не было границ в голове. Хочу, чтобы они мыслили масштабно, глобально, работали по всему миру, но были гражданами своей страны.

- Недавно вы спрашивали у своих подписчиков, как они относятся к решению родить малыша в США. Что вы сами об этом думаете?

- Когда забеременела Дианой, я почему-то решила, что буду рожать за рубежом, мне был 31 год, и с чего-то взяла, что я "старородка" (смеется). Думала, где мне родить. Кто-то выбирает США, потому что хочет там остаться, выиграть грин-карту, кто-то делает это "на всякий пожарный", чтобы потом у ребенка могли быть льготы какие-то. В итоге решила, что безопаснее рожать дома, в Астане. Знаю, что сейчас многие наши соотечественники едут рожать детей в Штаты, чтобы родить американца. Но туда ведь едут женщины со всего мира. Это действительно гарантирует ребенку американское гражданство, социальную помощь от государства. И это выбор каждого. Я знаю многих, кто родил ребенка в Майами и вернулся домой, в Казахстан. Ребенок вырастет и сам выберет себе страну проживания.

"Мне жалко Мадину Абылкасымову как женщину и мать"

- Многодетные матери в нескольких городах Казахстана открыто выразили свое возмущение тем, что не могут получить жилье, и жаловались на мизерные пособия. Люди, как это обычно бывает, разделились на два лагеря. Одни считают, что государство обязано поддерживать многодетные семьи, так как за детьми будущее, другие обвиняют семьи в иждивенчестве. Какова ваша позиция?

- Я на стороне многодетных мам, хотя я сама ни разу не получала пособия, не знаю, где их получать, я декретные еле как получила, потому что столько справок надо собирать. Надо упростить весь этот процесс, и многодетным мамам нужно выделять жилье.

Когда у женщины пятеро, шестеро, семеро детей, я считаю, она уже вносит вклад в демографию нашей страны, и ей нужна поддержка. В жизни могут быть разные ситуации - муж ушел, муж не может оплатить детям учебу. Многодетных женщин на самом деле не так много, чтобы им платить копейки. И 16, и 20 тысяч - это мало. У нас огромная страна, и нас всего-то 18 миллионов казахстанцев. Даже с экономической точки зрения рост демографии выгоден для нашей страны. Поэтому многодетные семьи нужно поддерживать. Единственное, что мамы должны нести ответственность и заниматься воспитанием детей, а папы - работать.

- На тогдашнего министра труда и социальной защиты обрушился шквал критики. По-вашему, было ли это справедливым? Знакомы ли вы лично с Мадиной Абылкасымовой?

- Честно говоря, как женщину мне было ее жаль. Потому что ее просто затравили. Может быть, она неправильно выразилась, была вынуждена так сказать. И, конечно, ее слова о том, что многодетные матери получают миллионы, вызвали шквал возмущений, потому что это неправда. Еще до этой ситуации я хотела с ней записать интервью. Если бы она еще будучи Министром дала человечное интервью, призналась в том, что ошиблась, объяснилась бы, думаю, ее бы поняли, потому что она тоже мать. Но у нас к сожалению, не принято признаваться в своих ошибках.

Мне кажется, нам не хватает волевых министров. Все боятся брать на себя ответственность. Сейчас новое правительство, Аскар Мамин, мне кажется, волевой человек.

"Жаль, что нельзя клонировать президента"

- Как часто вы оказываетесь под "обстрелом критиков"? Какой ваш поступок вызвал сильный гнев и возмущение общественности?

- Публичные люди получают по голове за министров. Их в соцсетях нет, а нам проще написать. Митинг был в Караганде, бастовали шахтеры. Мне пишут: "Почему вы молчите, Динара?". Но я же не Лакшми Миттал, чтобы поднять им зарплату, не премьер-министр, который мог бы высказать свое недовольство Лакшми Митталу. Я предложила перечислить деньги семьям. Мне начали писать: "Они получают по 260 тысяч (около 690 долларов - Sputnik), вы что, с ума сошли!". В такие моменты я понимаю, что людям нужна обратная связь от правительства, но так как министров в соцсетях нет, пишут нам, публичным людям. Если вам легче от того, что я буду каждый раз писать, реагировать - да, хорошо. Если я реально ничем не помогу, зачем писать? У нас очень много популистов, которые бегают "помогать" для фото и видео.

Буквально на днях я вошла в общественный совет Астаны. Это, конечно, не законодательный орган, не парламент, но я хотя бы могу спросить у нашего акимата, почему мы не можем закрыть все колодцы Астаны. Я не рвусь во власть, но хочу активно участвовать в общественной жизни нашей страны.

Мне нравится наш президент, его сила воли, характер — то, чего не хватает многим нашим чиновникам. Мало кто хочет брать на себя ответственность. Мне кажется, что, если можно было бы клонировать президента, сделать такого же человека премьер-министром, акимом, то есть волевого, то, наверное, нам всем было бы легче жить. Президент всегда в курсе любой проблемы.

- А вам приходилось общаться с президентом?

- Я всегда раньше думала, что, когда у меня появится возможность поговорить с нашим президентом, я скажу ему спасибо за Астану, потому что этот город реализовал все мои мечты, столица реально подарила мне мою новую жизнь. И когда у меня появилась такая возможность, я подошла к президенту на Новогоднем балу и знаете, что сказала (смеется): "Можно ли сделать селфи?". Он сказал: "Нет". Но он поздравил с Новым годом. В общем, хотела сказать одно, но растерялась и сказала другое.

- В одном из своих интервью вы сказали: "У меня нет агашки, как многие думают. Все, что у меня есть, заработано мною лично. Максимум, что я получала от своих ухажеров, это украшения". Почему людям, по-вашему, легче поверить в то, что женщина стала успешной благодаря чьей-то помощи?

- Если бы я была больше на 50 килограммов, была бы неинтересной внешне, наверное, таких вопросов ко мне не было бы. Но пока я худая, молодая, спортивная, видимо, ко мне всегда будут такие вопросы. Я уже к этому привыкла. Про меня всегда говорили, что у меня есть любовник. Когда я начинала карьеру в 18 лет, в 26 лет особенно, когда был взлет моей карьеры, все время говорили: "Ее кто-то пропихивает". Хотя у меня никогда не было служебного романа. У меня был прекрасный муж, после развода мы сохранили нормальные отношения. У меня были ухажеры. Были красивые романы, но не было "мохнатой руки", которая бы двигала Динару Сатжан.

аа1713

Машины и квартиры мне дарили мой отец и бывший муж. Я не токал, как многие думают. Это не мое. Я слишком самодостаточна и независима, чтобы быть токал, сама могу себя обеспечивать. Я за любовь, за искренние чувства.

- Сколько вы зарабатываете?

- В год я зарабатываю около 200 тысяч долларов.

- Ваше сердце сейчас свободно?

- Сейчас я свободный человек, естественно, есть ухаживания. Это абсолютно нормально для любой женщины. Но проблема в том, что я знаю, каким должен быть мой мужчина, и я уверена, что, когда я его встречу, сердце мне подскажет, что это именно он. В моей жизни было много ухаживаний, но не было много любви. Мой первый ребенок родился от любимого мужа, моя дочь родилась тоже от любимого человека.

- Динара Сатжан ни о чем не жалеет, не грустит и не плачет?

аа1712

Конечно, я грущу. Я человек, у меня есть чувства. Если хочу погрустить, то смотрю какой-нибудь фильм. Но вот довести меня до слез в жизни сложно. Когда какие-то люди пытаются это сделать, я понимаю, что это делается намеренно. Но у меня достаточно сильный характер, и меня сложно выбить из колеи.

- А когда вы в последний раз плакали?

- Когда дети умерли при пожаре в Астане. Это было страшно и очень больно. Я читала историю, что девочка позвонила своей матери. Наверное, это самое ужасное, когда мать находится где-то и не может помочь детям, которые находятся в ловушке.

Когда мальчик упал в колодец, и его нашли мертвым. Это все ужасно. Мы не должны терять своих детей.

- А вы можете довести до слез кого-нибудь?

- Запросто. В работе я достаточно жесткая. Я - человек, который живет по принципу: обещал – сделай. Мои помощники знают мой характер. Я раньше могла кричать, ругать, а сейчас просто минусую с зарплаты. Когда рублем бьешь, человек начинает понимать.

- Как вы относитесь к феминизму?

- Я не феминистка. Я просто за женщин, за женское предпринимательство. Я считаю, что весь этот мир держится на мужчинах, что у мужчин другой склад ума. Они думают глобально, масштабно. Я к мужчинам отношусь с почтением. У женщин изначально задача рожать детей и быть хранительницами очага. Сейчас просто многим женщинам приходится брать на себя мужские функции, потому что нужно растить детей, кормить их. Многие мужчины не хотят за 40 тысяч работать (105 долларов). А женщине плевать, она и за 40, и за 20 пойдет, чтобы прокормить детей. В эти моменты хочется, чтобы наши мужчины проснулись. Может быть, мы и сами виноваты, потому что очень многое на себя взвалили. Я точно не феминистка, но я за гендерное равенство.

- По традиции мы просим наших героев посоветовать читателям книгу.

- Недавно прочла "Sapiens. Краткая история человечества", автор - Юваль Ной Харари. Очень крутая книга. О том, как человек разумный смог покорить мир, что стало с другими видами человека, когда появились деньги, религия. Кстати, про сплетни там тоже есть!

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 225 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"