Суббота, 09 февраля 2019 14:49

Почему власти запрещают проводить одиночные пикеты?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

На протяжении нескольких месяцев мать пятерых детей гражданская активистка из Караганды Алия Садырбаева безуспешно пыталась оспорить запрет акимата на проведение одиночного пикета. Власти усмотрели в намечающемся пикете некую «угрозу общественному порядку». Возникает резонный вопрос: какую угрозу может представлять многодетная мать, выражающая личное мнение?

КОГДА ЗАПРЕЩАЮТ ПИКЕТ, ОСТАЁТСЯ ОБРАЩЕНИЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ

Карагандинка Алия Садырбаева, многодетная мать и гражданская активистка, неоднократно поднимала вопрос о том, что действующее правительство Казахстана во главе с премьер-министром Бакытжаном Сагинтаевым должно уйти в отставку. Она считает, что правительство не заботится об улучшении жизни граждан, и приводит в пример ситуации, когда многодетные живут за чертой бедности, передает rus.azattyq.org.

Уже не в первый раз активистка Алия Садырбаева пыталась выйти на одиночный пикет в Караганде, подав в сентябре 2018 года заявление об этом в местный акимат. Но власти не разрешили ей сделать это: сначала отказали, а затем и вовсе запретили выходить с пикетом. Провести его она намеревалась перед зданием областного акимата — в центре города Караганды. Говорит, что хотела выразить свое мнение по поводу социально-экономической ситуации в стране.

— То, что наше правительство не предпринимает никаких мер по улучшению жизни граждан, — это ни для кого не секрет. Комментарии, где говорится о том, что многодетные нуждаются в помощи и поддержке, что есть проблемы с трудоустройством, есть проблемы в образовании, — люди видят эти проблемы. Их нужно решать, нельзя просто закрыться и сказать: «Мы вам запрещаем выражать свое мнение». Когда люди будут довольны уровнем образования, уровнем социальной защиты и уровнем безопасности, тогда у нас в стране будут мир, покой и порядок, — говорит репортеру Азаттыка гражданская активистка Алия Садырбаева.

Несколько месяцев активистка потратила на то, чтобы попытаться доказать незаконность действий городского акимата, который запретил ей выходить с пикетом. За это время было несколько судов в разных инстанциях. В ходе судебного разбирательства активистка Садырбаева подавала ходатайство об обращении в Конституционный совет за разъяснениями. По ее мнению, это могло бы стать еще одним доказательством незаконности запрета одиночного пикета. Но суд отказал ей и в этом. В итоге судья районного суда Марат Макажанов отказал в удовлетворении исковых требований активистки, на чем ранее настаивали юристы акимата Караганды, проходя по этому гражданскому делу представителями ответчиков.

Решение суда расстроило активистку. Но, несмотря на запрет акимата проводить пикет и проигрыш в суде, активистка в очередной раз обратилась в соцсетях к главе правительства после произошедшей трагедии в Астане 4 февраля, где при пожаре погибли дети.

«По вине Вашего провального Правительства многодетные матери вынуждены работать по ночам, чтобы прокормить своих детей! Вы и теперь уверены в успешности программы АСП [адресной социальной помощи], продвигаемой министерством соцзащиты? Вместо ежегодной траты сотен миллиардов тенге на никому не нужные помпезные мероприятия, вы бы лучше направили эти средства на поддержку людей! Ведь таких как эта несчастная семья в Казахстане сотни тысяч, "рвущих жилы " в безуспешных попытках заработать на светлое будущее для своих детей», — пишет Алия Садырбаева.

«ПОЛИТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО БОИТСЯ ДАЖЕ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА?»

а88

Местные власти сослались на то, что требование отставки правительства Казахстана, с которым намеревалась выступить карагандинка, «не предусмотрено действующим законодательством и нарушает конституционный закон "О правительстве Республики Казахстан"». Якобы проведение пикетирования в Караганде с таким требованием «было нецелесообразным, так как государственные органы или должностные лица, принимающие решение об отставке правительства, в городе Караганде не представлены».

Постановлением акимата от 1 октября 2018 года было запрещено проведение пикетирования в указанном месте и времени. Власти сослались на то, что «местный исполнительный орган запрещает собрание, митинг, шествие, пикетирование или демонстрацию», если их проведение угрожает общественному порядку и безопасности граждан.

— Мы провели мониторинг и обнаружили, что к посту истицы в соцсети были негативные комментарии, там интересовались местом и временем проведения пикета, возникла угроза. Пикет запрещается, если его проведение угрожает общественному порядку, — сказал в суде юрист Руслан Кансеитов, представитель акимата города Караганды.

Юрист Ерлан Калиев, представляющий в суде интересы активистки Алии Садырбаевой, недоумевает: чем один человек может быть опасен?

— Получается, что политическое руководство боится даже одного человека? Если у власти возникли какие-то сомнения, то они были обязаны пригласить ее к себе, переговорить о сути проблемы, и если, по их мнению, нельзя было проводить пикет возле областного акимата, то должны предложить другое место и время. Если что-то еще посчитали противоречащим, то могли бы попросить сменить тематику. Но эта процедура не была соблюдена, — говорит репортеру Азаттыка юрист Ерлан Калиев.

ПРАВОЗАЩИТНИК: «ОДИНОЧНЫЙ ПИКЕТ УГРОЗЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ»

Правозащитник Евгений Жовтис называет дело активистки Алии Садырбаевой «классическим» с демонстрацией целого ряда «несуразностей». Считает, что в данном случае речь идет о политике. Суд, по мнению Жовтиса, действует не в русле закона и международных стандартов, а в русле «целесообразности и политических установок».

— Власти рассматривают акции протеста не как специальную форму для выражения мнения граждан, а как угрозу. Одиночный пикет никакой угрозы для общества не представляет. Два года назад Комитет ООН вынес решение, что одиночный пикет не имеет отношения к мирным собраниям, человек ни с кем не собирается, это — способ выражения мнения и обеспечивается правом, а не разрешительным порядком его проведения. Поскольку государство у нас авторитарное, власть использует силовые способы общения с населением. Они дуют на воду и пытаются не допустить вообще ничего, не понимая, что таким образом они закрывают все клапаны для выпускания пара, просто закручивают и добавляют всё больше винтиков к крышке котла, который вот-вот закипит. Позиция абсолютно ущербная, — говорит репортеру Азаттыка правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека.

а89

На вопрос о том, есть ли смысл судиться и доказывать незаконность отказов в проведении даже одиночных пикетов и запретов на них, правозащитник отвечает, что смысл есть и смотреть на этот «беспредел» нельзя.

— Мы демонстрируем режим, привлекаем к этому общественное внимание, оставляем в истории эти судебные процессы, и это позволяет нам потом обратиться в Комитет ООН и получить решение в подтверждение того, что правы мы, а не они. Когда-нибудь в исторической литературе появятся все фамилии — того же судьи, который вынес такое решение, например. Они останутся в истории, причем со знаком «минус». Это нужно для того, чтобы рано или поздно всем были розданы соответствующие эпитеты, — говорит Евгений Жовтис.

По словам правозащитника, постановления маслихатов, которые имеют рекомендательный характер, зачастую используются акиматами как обоснование отказов в проведении любых акций. После событий в Жанаозене реакция властей и правоприменительная практика стала еще жестче.

5 февраля Международная правозащитная организация Freedom House со штаб-квартирой в Вашингтоне опубликовала доклад «Свобода в мире — 2019». Казахстан в этом документе, как и в докладах предыдущих лет, отнесен к группе «несвободных» стран.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 475 раз