Пятница, 20 октября 2017 12:51

О международных соревнованиях давазчи-канатоходцев в Турции XVII века

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ «СЕЙАХАТНАМЕ», XVII век.

«…Представление пехливанов — мастеров хождения по канату

Раз в сорок лет все канатоходцы, собравшись вместе, вызывают друг друга на состязание. Во время соревнований они устанавливают в этом Истанозском ущелье или на скале Анатолийской крепости Кедуз цирковой реквизит и показывают искусство хождения по канату. Это бездельники, беззаботный народ. Приехав сюда, мы смотрели на их представления, показанные в том ущелье. В узком скалистом ущелье, стены которого поднимаются до самых небес, они натягивают и закрепляют прочные ференгийские канаты между самыми высокими точками двух [противоположных] утесов. Чтобы выступы скал не порвали канаты, по обоим концам его они устанавливают посты [наблюдателей], ставят сторожами доверенных людей с оружием, чтобы, когда один будет показывать свое мастерство, его противник не перерезал канат.

Народ тысячами скапливается на скалах, [занимает их] сверху донизу, эти скалы просто усеяны сынами человеческими. На берегу реки, текущей через город, за неделю до того устраивают удобные места, проходы, площадки. На открытых местах устанавливают палатки, павильоны — так много тысяч людей собирается на [это] зрелище. По обеим сторонам ущелья рассаживают музыкантов анкарского паши, и после молитвы и прославления [этого ремесла] пехливаны сначала приглашают друг друга на площадь для разговора. Их глава, ускюдарский канатоходец Сиях Мехмед Челеби, произнеся «бисмилла», берет в руку балансир и подходит к оснастке. Он произносит слова вызова [на состязание, как] на священную мусульманскую войну, а со скал до самого свода небес несутся возгласы: «Аллах! Аллах!» Бьют барабаны, и Коджа Мехмед Челеби быстро как молния взбегает на этот испытательный канат, шутовски идет по нему, от середины каната поворачивает назад, возвращается с балансиром в руке так же [быстро], как бежит заяц, преследуемый на скакуне. Все любители и знатоки с полной чистосердечностью говорят: «Да поможет тебе Аллах, пехливан!», все зрители вне себя от радости. Похоже, что среди пехливанов нет больше никого, кто способен подобно молнии пробежать по канату и, развернувшись на нем, возвратиться обратно! В общем он трижды показал этот номер, а затем с молитвой спустился вниз и расположился в своей скромной палатке. Его помощники извлекли [достойный] Мухаммеда поднос, и присутствующие стали бросать на него деньги.

Потом подошел пехливан из Испарты Дживелик Али. Видимо, он был из признанных мастеров. Поклонившись до земли главе пехливанов, он также с молитвой подошел к [цирковой] оснастке. Искусство всех пехливанов состоит в том, чтобы идти [по канату], держа балансир в руках. Однако этот Дживелик Али, взяв балансир правой рукой за один его конец, опустил другой конец вниз и в таком положении молниеносно перешел на ту сторону. Все пехливаны и зрители воскликнули: «Это непостижимо для человека!» Дойдя таким образом до остановки [на противоположной стороне], он переложил конец балансира в левую руку и, опустив вниз [другой] его конец, стал возвращаться обратно, не поворачиваясь, и тогда весь народ воскликнул: «Аллах, облегчи его труд!» Без колебания и страха, при полной симпатии собравшегося народа он, [двигаясь вперед] спиной, снова дошел до остановки и, соскочив с каната, поцеловал землю перед главой их цеха. А тот со словами: «Да хранит тебя Аллах, пехливан!» — прижал его к своей груди.

Пехливан из Харпута Шеджаи без балансира, с двумя наполненными по самое горлышко кувшинами в руках прошел по канату туда и обратно, и, когда он шел так с кувшинами в руках, канат вдруг резко опустился вниз, так что все присутствующие на зрелище сокрушенно воскликнули: «О пехливан!» Однако по воле всевышнего не только телу его не было причинено никакого вреда, но и кувшины, которые он держал в обеих руках, не разбились. С таким искусством он падал вниз [и не разбился при этом], что весь народ остолбенел от изумления. Он опустился перед главой цеха на землю у самой его руки, и глава цеха поцеловал ему руку и сказал: «Тысяча наград тебе, пехливан Шеджаи».

Псхливан из Токата Хасан Зарель выступал [когда-то] перед правителем Хиндустана; он достиг семидесяти лет и был мудрым пиром и мастером во многих ремеслах и приемах. Он [вышел] в новых кубадийских папучах па ногах, с устройством из чашек с водой на головном уборе из шитого золотом нансука, в мусульманском плаще из красного сукна и также поцеловал руку главы цеха. Без балансира в руках, но ухватившись за края своего плаща как за балансир, он прошел [по канату] туда ц обратно. Все зрители обезумели [от восторга]. Апехливан Сехраб из Гергира прошел [по канату] в женских туфлях на высоких каблуках, с теленком па плечах, положив балансир на предплечья. Пройти по канату в таких женских туфлях — поистине богатырское дело. Пехливан из Магриба ходил с балансиром по канату с завязанными глазами, играя на барабане худай, который висел у него на плече. Пехливан Селим из Арабгира прошел [по канату] обнаженным, в одной набедренной повязке, стреляя из кремневых пистолей. На противоположной стороне он перезарядил пистоли и, снова стреляя, возвратился обратно. Пехливан Насреддин из Джербели подвесил себя на цирковом канате за волосы, расчесанные на две стороны. В руках у него был круглый предмет вроде арбуза. Раскручивая его, как вертушку на бечевке, пехливан продвигался, вися на своих кудрях, которые были привязаны к продетому через канат кольцу. Но ни балансира в руках, ни точки опоры под ногами у него не было. И вот так, вися на волосах и раскручивая предмет, который держал в руках, он проделал путь туда и обратно. В это время у всех собравшихся ум за разум заходил. Пехливан Сулейман из Галаты, ученик главы цеха, подошел к нему в набедренной повязке. Он принес четырехугольный ящик и показал его всему народу. В нем ничего не было. Это был деревянный ящик, оклеенный внутри бумагой. Подвесив этот ящик за кольцо к канату, он залез внутрь ящика и исчез. Ящик остался висеть на канате. И вдруг мы увидели, что ящик двинулся на противоположную сторону, потом возвратился и пехливан Сулейман вышел наружу, совершил обряд приветствия главы цеха. Понять происшедшее бессильна любая многоумная голова.

Короче говоря, три дня и три ночи семьдесят шесть искусных канатоходцев показывали свое мастерство. Если мы станем всех их описывать, можно будет сделаться меддахом канатоходцев. И потому мы желаем удовольствоваться сим немногим. После них отдельно было выведено до трехсот их учеников, и они приветствовали старшину. За три дня они собрали со всего населения и с армян касабы шестьсот шерстяных вещей, а от нашего паши получили в дар один кошелек курушей. И на том все кончилось…».

Nurlan Saltaev

Источник

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 557 раз