Четверг, 28 июля 2016 09:34

Казахстан уже на «дне» кризиса, или худшее еще впереди?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Крайне пессимистичные оценки дают сейчас за рубежом экономическому состоянию нашей страны, хотя еще недавно она числилась там среди восходящих "звезд" так называемых "emerging markets", передает Camonitor.kz.

Нам ставят "неуд" за настоящее и крест на будущем.

Спустя неделю после Дня столицы американский журнал "The National Interest" опубликовал статью известного аналитика Энтони Фэнсома (Antho­ny Fensom), главы австралийской консалтинговой фирмы "Fensom Communications", о пяти странах Азии, экономики которых к 2030 году могут прийти в самое плачевное состояние. Увы, в этой пятерке оказался и Казахстан, составивший компанию Северной Корее, Папуа - Новой Гвинее, Монголии и Азербайджану.

Как отмечает г-н Фэнсом, хотя Азия и становится центром экономической гравитации мира, не все государства этой части света идут в ногу с деловым бумом в ней из-за своей зависимости от экспорта сырья. Лавры наиболее проблемной экономики автор отводит Северной Корее, которую он именует "королевством-отшельником". Эта коммунистическая страна считается наихудшим местом для ведения бизнеса, и даже редким дружественным ей партнерам, включая Китай, приходится поддерживать глобальные санкции против нее, включая запрет на приобретение северокорейского угля и золота.

Второе место в своем рейтинге г-н Фэнсом отвел Папуа - Новой Гвинее. В этом государстве дела шли блестяще во время бума китайского спроса на сырье, а его экономика еще недавно росла наиболее быстрыми темпами в регионе благодаря прежде всего иностранным инвестициям в проекты по добыче углеводородного сырья. Теперь же аналитики предсказывают падение темпов роста экономики этой страны с прошлогодних 10% до 2,4% в следующем году, а затем и до 1,4%. Г-н Фэнсом указывает, что Папуа - Новая Гвинея страдает не только от падения цен на экспортируемое сырье, но и от коррупции, отсутствия контроля над правительственными расходами, неэф­фективных вложений в инфраструктуру, а также от протекционистской монетарной политики.

Далее в рейтинге австралийского аналитика идут соседи Казахстана. Монголия тоже получила выгоды от быстрой индустриализации Китая и даже вышла на первое место по темпам роста в 2011 году, показав увеличение ВВП более чем на 17%. Зависимость этого успеха от добычи сырья оказалась настолько велика, что эксперты и инвесторы начали в шутку называть страну "Minegolia" ("mine" на английском означает шахту, рудник или карьер).

Но затем ситуация стала быстро ухудшаться, в том числе и по причине конфликта с иностранными инвесторами вокруг гигантского золотомедного месторождения Ою-Толгой. В итоге темпы экономического роста Монголии замедлились до 2,3% по итогам прошлого года, а на текущий год эксперты Всемирного банка прогнозируют лишь 0,8%. При этом пятая часть населения живет ниже черты бедности, а зависимость страны в экспорте от Китая достигла примерно 90%.

Азербайджан идет в рейтинге четвертым. После периода быстрого роста доходов населения и снижения бедности за последнее десятилетие теперь в результате падения цен на нефть и газ, на которые приходится порядка 40% ВВП страны, тамошние власти идут на чрезвычайные экономические и бюджетные меры. В этом году аналитики прогнозируют снижение ВВП Азербайджана, а в следующем году - скромный прирост на 1%. Такова цена не проведенной вовремя диверсификации экономики и ставки на высокие нефтяные цены.

На аналогичные проб­лемы г-н Фэнсом указывает и тогда, когда говорит о Казахстане. По мнению аналитика, руководство нашей страны возложило большие надежды на китайские инвестиции в рамках стратегии Поднебесной "Один пояс - один путь". Был резко девальвирован тенге относительно доллара, объявлены реформы хозяйственного и трудового законодательства для привлечения инвестиций, но предпринимателей беспокоят бюрократия, коррупция и произвол правоохранительных органов. Не слишком радуют пока и прогнозы экономического роста, который ожидается весьма скромным.

Кстати, на днях аналитики Азиатского банка развития ухудшили прог­ноз роста ВВП Казахстана в текущем году с 0,7% до 0,4%, при этом повысив прогноз инфляции с 12,6% до 13,5%. Для сравнения: официальный прогноз властей нашей страны составляет соответственно 0,5% и 8%. Вопреки надеждам правительства Казахстана на улучшение макроэкономических показателей с началом добычи нефти на Кашагане эксперты нефтяного картеля ОПЕК говорят о ее снижении и в этом, и в следующем году.

Пессимистично оценивают перспективы нашей экономики и российские эксперты, отмечающие деградацию производительных сил Казахстана по мере превращения его из развитой индустриально-аграрной республики советских времен в сырьевой придаток развитых стран. Что правда, то правда - от былой относительно диверсифицированной экономики сегодня мало что осталось!

В первую очередь пострадали предприятия машиностроения и металлообработки, химической и легкой промышленности, аграрно-промышленного комплекса, в результате чего приходится импортировать в Казахстан даже простейшие потребительские товары. Так и не был решен вопрос с обеспечением внутреннего рынка качественными отечественными ГСМ, выпуском бытовой техники, не говоря уже о создании современных условий жизни на селе и даже в крупных городах.

Российские аналитики весьма скептично относятся и к перспективам четвертой промышленной революции в Казахстане, как, впрочем, и в своей стране. По их мнению, и РК, и РФ просто не готовы к современным индуст­риальным требованиям, а Казахстан с его ограниченными экономическими и людскими ресурсами наверняка будет все более отставать от развитых стран.

Бедность - верный спутник кризиса

Наиболее полную картину непростой экономической ситуации в Казахстане дали эксперты Всемирного банка в летнем выпуске своего аналитического доклада, названном весьма симптоматично - "Казахстан: затяжной путь к восстановлению". В нем содержатся выкладки, о которых предпочитают не говорить правительство и Нацбанк. Так, вопреки неоднократным декларациям чиновников о поддержке малого и среднего бизнеса, в докладе указывается на резкое снижение вклада частного сектора в рост ВВП страны: в прошлом году он сократился более чем вдвое по сравнению с 2013-м.

После резкой девальвации тенге ослаб и спрос со стороны этого сектора из-за снижения уверенности потребителей и инвесторов под влиянием выросших цен и сокращения покупательной способности. Растущая инфляция в свою очередь вызвала снижение реальной заработной платы - ее официальный среднегодовой индекс снизился с 103,9 в 2014 году (за 100 принят уровень 2013-го) до 97,6 в прошлом и 97,3 в первом квартале текущего года.

Стабильность официального уровня безработицы (около 5%) аналитики Всемирного банка объясняют отчасти практикой отправки работников в административный отпуск вместо их сокращения. Они также указывают на снижение численности экономически активного населения с более чем 9,1 млн. человек в 2014-м и первой половине прошлого года до менее чем 9 млн. в последнем его квартале и первой четверти текущего года. Это означает уход с рынка труда порядка 100 тысяч работников.

В докладе констатируется, что прогресс в сокращении бедности в Казахстане приостановился. На основе обследования бюджетов домохозяйств во Всемирном банке выяснили, что уровень бедности в $5 в день по паритету покупательной способности оставался стабильным на уровне 14% в течение последних нескольких лет. Хотя властями были предприняты меры для снижения воздействия кризиса на социальные расходы государства, авторы доклада считают, что "ориентированная на бедное население программа трансфертов все еще относительно ограничена, в то время как для ускорения прогресса по сокращению бедности и стимулирования общего процветания потребуется больше усилий по сельским и региональным аспектам бедности".

Настораживает и то, что около 30% занятого населения квалифицируется официальной статистикой как самозанятые, при этом многие из послед­них считаются "непродуктивными" при низком качестве и производительности рабочих мест. Большая часть самозанятых, констатируется в докладе, не получает дохода, достаточного для поддержания своих домохозяйств выше черты бедности. А доля "непродуктивных" среди самозанятых оценивается примерно в 25%, в абсолютном выражении их было в прошлом году 500 тысяч человек.

Для создания качественных рабочих мест в Казахстане, указывается в докладе, придется решать три сложные проблемы. Во-первых, это отсутствие благоприятной макроэкономической среды для стимулирования создания рабочих мест из-за медленного восстановления цен на нефть. Во-вторых, большое количество самозанятых, работающих в условиях неполной занятости или низкой производительности труда. И, в-третьих, с 2020 года придется значительно повысить темпы создания рабочих мест, так как на рынок труда по демографическим причинам начнет поступать большой контингент молодежи.

Проблема заключается и в большой доле сельскохозяйственной занятости - при том, что на село приходится половина всего самозанятого населения страны, что составляет две трети всех рабочих мест в аграрном секторе. Еще один негативный фактор в сфере труда - создание большинства новых рабочих мест в относительно непродуктивных сервисных отраслях, тогда как в промышленности этот процесс стоит на месте. К тому же темпы создания рабочих мест для наемного труда - примерно 170 тысяч ежегодно - намного опережают прирост рабочей силы, составляющий в среднем 130 тысяч работников в год.

Другой "ахиллесовой пятой" занятости населения в Казахстане является низкая доля рабочих мест, приходящихся на малый и средний бизнес - всего 28% против среднего показателя по миру в 63%. Эту ситуацию авторы доклада объясняют тем, что лишь немногим более половины зарегистрированных предприятий МСБ осуществляют деятельность. При этом такие предприятия растут медленнее по сравнению с отечественными крупными компаниями и субъектами МСБ в сопоставимых странах.

К вопросу о "кривизне" экономической политики государства

Правда, в конечном итоге авторы доклада Всемирного банка заключают, что реформы макроэкономической политики в Казахстане находятся на правильном пути. Они полагают, что временная неопределенность на рынке после девальвации тенге в августе прошлого года и перехода к свободно плавающему обменному курсу национальной валюты спала еще в первом квартале текущего года.

При этом, по их мнению, изменение денежно-кредитной политики произошло в период кризиса при недостаточной предварительной подготовке, что и повлекло за собой временную дестабилизацию финансового рынка. Помимо действий Нацбанка, не высказываются в докладе и особые претензии к антикризисным мерам правительства, которое прибегло к "краткосрочным мерам фискального стимулирования экономики, наметив при этом консолидацию в краткосрочной перспективе". В части структурных реформ уже началось сокращение размера государственного сектора через масштабную приватизацию госсобственности и укрепление политики в сфере конкуренции.

Тем не менее, в конечном итоге "дно" нынешнего кризиса будет определяться мировыми ценами на нефть. Так, при базовом сценарии развития событий во Всемирном банке ожидают в текущем году снижения среднегодовой цены на "черное золото" до $41 за баррель с ростом до $50 в следующем году и $53,3 - в 2018-м. При таких ориентирах рост ВВП Казахстана в этом году будет около нулевой отметки, составив 0,1%, затем поднимется до 1,9%, а в 2018 году - до 3,7%.

Однако в пессимистичном сценарии закладывается цена на нефть ниже на 15% от базового варианта со снижением до $33 за баррель в текущем году, последующим подъемом до $42 в следующем и $45 в 2018 году. И вот тут выясняется, что "дно" кризиса еще не достигнуто, так как в этом году ожидается сокращение ВВП на 0,5%. В следующем году потери будут компенсированы увеличением на 1,4%, а в 2018 году - на 2,5%. Что произойдет при ценах на нефть ниже $30 за баррель, гадать не приходится - "дно" опустится еще ниже.

А пока цены на нефть держатся в районе $45 за баррель, правительство всеми силами старается найти оптимистические признаки улучшения макроэкономической ситуации в стране. На недавнем заседании правительства министр национальной экономики Куандык Бишимбаев заявил о переходе экономики в положительную зону благодаря своевременно принятым правительством и Национальным банком антикризисным мерам.

По его данным, за первое полугодие рост ВВП составил 0,1% благодаря увеличению объемов производства в строительстве (6,6%), сельском хозяйстве (2,7%), обрабатывающей промышленности (0,5%) и на транспорте (4,3%). Это дало повод министру заявить о том, что в целом по году при полном освоении денег по программе "Нурлы жол" и антикризисным средствам можно будет рассчитывать на рост ВВП в 1% при консервативном прогнозе в 0,5%.

В ответ скептики усомнились и тут же обратились к соответствующим данным статистиков, чтобы доказать обратное. К примеру, экономист Жарас Ахметов, директор ТОО "Oil Gas Project", отметил в социальной сети "Facebook", что по всем видам транспорта индекс физического объема по итогам первого полугодия к тому же периоду прошлого года составил 99,9%, в том числе на железнодорожном транспорте - 86,4%, автомобильном - 100,3%, трубопроводном - 100,9%, воздушном - 96,4%, внутреннем водном - 92,2%, морском - 91%.

"Получается, грузов перевозится меньше, а экономика растет - есть в этом некое противоречие", - констатировал эксперт, отметив также, что снизился и физический объем торговли в рознице на 0,9%, оптовой - на 6,6%. Другой эксперт, Айдархан Кусаинов, директор компании "Almagest", напомнил о своем весеннем прогнозе: "И снова подчеркну опасность того, что правительство в апреле-мае, а тем более в июне решит, что кризис миновал, экономику менять не нужно... К середине года начнутся заявления о том, что мы вышли из кризиса, будет пересмотр бюджета, закрепление "кривой" политики - она же вроде зарекомендовала себя. Ну и дальше будет засада".

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 755 раз
© 2013-2019 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия" Яндекс.Метрика
Разработка - Веб студия "IT.KZ"