Вторник, 14 ноября 2017 12:12

«Самых лучших казашек забирают турки». История диаспоры в Турции на примере одной семьи

  • Добавить комментарий
Оцените материал
(1 Голосовать)

Решиде Юксель — первая женщина-врач, получившая высшее образование в казахской диаспоре Турции. Благодаря наставлениям своего отца, прошедшего трагический путь от китайской провинции до Стамбула через Гималаи, она стала независимой успешной женщиной. Мы побывали в турецком доме Решиде, чтобы услышать историю ее семьи. Историю, в которой сплелись трагедия казахского народа, семейные традиции и вера в то, что знания делают человека Человеком, сообщает портал 365info       

«В Стамбуле есть дом для всех казахов»

— Кош келдиниз! — Проходите в гостиную, — приветливо встречает нас хозяйка дома Решиде Юксель.

Сам хозяин дома Фетхи Ахмет Юксель помогает накрывать на стол.

— «Как подкаблучник», сразу подумаете вы, — говорит он и громко смеется. Незнакомый для нас дом сразу становится уютным и теплым.

— Мы часто приглашаем гостей, радуемся знакомству с интересными людьми. Если на улице вижу студентов, похожих на казахов, спрашиваю: «Балам, ты из Казахстана?». Обычно не ошибаюсь, сразу веду всех домой и готовлю специально для них наши блюда. Мне хочется, чтобы они не чувствовали себя одинокими, чтобы знали — в огромном Стамбуле есть дом, открытый для всех казахов, — говорит нам Решиде-ханум.

— Мой муж — хороший зять, он много времени проводит с родственниками и редко приходит домой один. Из него выйдет хороший аксакал. Даже я не хожу так часто на все мероприятия вроде свадеб и похорон, как он.

По мнению Ахмета, среди всех тюркоязычных народов у казахов самый хороший характер: миролюбивый и спокойный.

— Иногда, шутливо сокрушаясь, он говорит: «Самых лучших казашек забирают турки! Как же так получается»!

А на себя не смотрит, — смеется Рашиде-ханум. — Когда мы познакомились с Ахметом в 1986 году, я сразу ему сказала: «Иди своей дорогой». Но он не согласился. Сказал, что все равно будет ждать. Даже сейчас браки между турками и казахами встречаются не так часто, а тогда тем более были в диковинку.

— У нас с Решиде насыщенная жизнь, мы много путешествуем вместе, у нас общие интересы и взгляды. Когда увидели, как мы хорошо живем и понимаем друг друга, казахи начали выдавать дочерей за турков.

Очень трудно получить у казахов девушку, — рассказывает Ахмет-бей. — На то есть веские причины

Когда первые казахи переехали в Турцию, они привезли не только свою культуру и обычаи, но и мировоззрение. Они прошли через трудности и большие жертвы, чтобы взять и вот так легко потерять свою идентичность. Я часто выступаю на международных конференциях с темами о кочевке алтайских казахов, казахской хиджре, и эта история вызывает интерес.

Уроки истории

— Я ждал Решиде почти десять лет, был уверен, что смогу принять все казахские обычаи. Я сам из маленького городка Эляза неподалеку от Анкары, где местные обычаи совпадают с казахскими.То же почитание старших, то же гостеприимство, забота о старшем поколении. Например, мне нравится одна мудрая традиция, которая сейчас мало используется: младенцу вместо соски дают кусочек курдючного жира. С ранних пор дети получают протеин, это хорошо влияет на силу и работу мозга. По моему мнению, это одна из причин, почему среди казахов много талантливых людей, — продолжает Ахмет-бей.

Среди родственников Решиде мне было все привычно. Для меня казахская культура — это что-то родное, между нами существует сильное притяжение. Для меня нет разницы между турками и казахами. По крови мы братья, и мы должны это помнить. Например, Абай Кунанбаев, а после Коркыта -ата это самый мудрый тюрок, не разделял среднеазиатские нации

Казахский язык — это истинный язык тюрков, а мы многое потеряли, когда пустили в свой язык фарси, — продолжает Ахмет-бей.

— У меня тесные связи с Казахстаном. С 1995 года совместно с командой казахстанских археологов работаю над раскопками древних захоронений огузов и кипчаков. Также преподавал в Павлодарском университете геофизику. Сейчас занимаюсь переводом на турецкий язык работы моей коллеги из евразийского университета им. Гумилева Айман Досымбаевой. Это очень интересный труд и для наших исследователей.

От отца я получил хорошую библиотеку, с детства много читал, особенно выбирал  книги по среднеазиатской географии и археологии. Я узнал о великих учителях Авиценне и Бируни, читал о путешествиях Марко Поло и выучил наизусть наставления Бильге-кагана. Этот древний загадочный мир до сих пор меня увлекает. Чтобы помогать в работе археологам, я даже стал инженером-геофизиком.

«Спасибо, что стала гордостью отца»

— Я закончила медицинский факультет Стамбульского университета. 28 лет работала семейным врачом при государственной больнице.

Стала первой девушкой среди казашек в Турции, кто сел за руль автомобиля

Когда купила машину, вся улица помогала мне парковаться, — вспоминает Решиде Юксел. — Это сейчас молодежь активно учится, а тогда образованная и независимая девушка производила впечатление.

Чтобы стать врачом, я училась шесть лет. Моего отца даже ругали:

«Зачем тебе учить всех детей? Дочери выйдут замуж, ты выкидываешь деньги на ветер!

Лучше научи их шить дубленки и шубы, купи им швейные машинки, через некоторое время они заживут своими отдельными домами». Но отец не соглашался. Когда мы получили дипломы, стали работать и помогать отцу, заботиться о нем, тогда люди стали говорить: «Ты посадил дерево, дающее свои плоды всю жизнь. Какой ты умный человек!».

Когда я принесла диплом врача отцу, он коротко сказал мне: «Рахмет, балам. Ты должна была родиться мужчиной. Такая дочь, как ты, дороже многих сыновей! Спасибо, что стала моей гордостью».

— В мои времена девушки выходили из дома по делам не так часто, мы были под родительским контролем. Отец позволял мне выходить по вечерам и повторял: «Если будешь идти прямой дорогой, ничего не случится. Только скажи мне, во сколько придешь и куда пойдешь». Я держала свое слово, чтобы не было стыдно перед ним. Как будто невидимый, он все время находился рядом со мной.

У отца было трепетное отношение ко мне и моим сестрам. Когда рождались девочки, семья так радовалась! Отец говорил, что дочери приходят на время, поэтому встречать их должны, как гостей.

Любовь к знаниям я унаследовала от отца, — продолжает Решиде-ханум. — Он говорил, что мы в близких отношениях не с деньгами, а с каламом и будем умом добывать свое пропитание

Это относилось не только к сыновьям, но и к дочерям. Он повторял нам: «Вдруг не повезёт с мужем, останетесь на улице с детьми. Если есть образование и профессия, можно устроиться на работу и не зависеть от случая». Поэтому еще со школы все внимание было направлено на учебу. В нашей семье только старшие не смогли выучиться — помогали отцу и матери. Из семерых братьев и сестер пятеро имеют высшее образование. Например, один из моих братьев военный хирург, второй – инженер-электрик, еще один брат – инженер-геофизик, племянница работает в фармацевтике.

«Мы пришли в Турцию, чтобы спасти традиции»

— В 50-х годах мой отец и его братья пришли вместе с великой кочевкой казахов среднего жуза из Алтая, той части, что принадлежала Китаю. Когда началось давление со стороны китайских властей, старейшины кереев собрались и решили искать землю, где звучал азан и они могли бы свободно совершать намаз. На верблюдах и лошадях, вместе с детьми и стариками они бежали через весь Китай до Индии, пройдя огромный путь через Тибет и Гималаи. Их кочевка растянулась на год, выживших было немного. В Индии они получили статус беженцев и безопасность. Когда добрались до пакистанской части Кашмира, американские представители предложили им переехать в Америку. Но наши старейшины решили: «Мы пришли ради сохранения своей веры и языка

Поедем в Турцию, к нашим братьям-тюркам». В Турции есть поселок Кайсери, в нем и поселились первые казахи. Турки очень тепло приняли, дали работу, землю, скот. С тех пор мы считаем Турцию своей второй родиной. В 1958 году наша семья переехала в Стамбул, в котором родились я, мои браться и сестры. Отец и его братья начали заниматься пошивом дубленок.

Первые самостоятельные шаги

— Мы жили бедно в доме с двумя комнатами —  дети спали в одной, родители в другой. Зимой мы учились, а летом работали. Чтобы помочь семье, я делала цветы и продавала на базаре. Потом начала давать частные уроки математики, к которой я была расположена с детства. А еще мне нравилась медицина. Например, инженеры работают с машинами, а мне нравилось работать с людьми, быть с ними в контакте, помогать. Когда пациент остается довольным, для меня это тоже такое удовольствие. Тебя обнимают и благодарят: «Пусть Всевышний тебя благословит…».

Когда я пришла в университет, увидела, сколько ребят с машинами. Все друг друга знают, все из одной среды. Это были дети богатых родителей. А я — единственная девушка из торгового квартала Зейтыбурну. Поначалу все путали меня с китаянкой или японкой, не могли понять, какой я нации. Потом, когда я начала обгонять их в учебе и стала всем говорить, что я казашка из Алтая, ко мне начали относиться с уважением. А я стала еще внимательнее относится к учебе, чтобы они не думали, что казашки неспособны учиться.

После окончания в 1988 году я попала по распределению в маленький городок Афион. До этого я никогда не выезжала из Стамбула. Взяла вещи, села на поезд и поехала навстречу своей взрослой жизни. Сотрудников не хватало, в смене со мной работала только одна медсестра. Было много трудных ситуаций: то привезут кого-то с огнестрельными ранами, то кто-то рожает, а с кем-то просто надо поговорить. Я очень скучала по семье, но постепенно жизнь начала налаживаться. Местные жители начали признавать и уважать меня. Каждые две недели на выходных я ездила в Стамбул, а водитель автобуса объяснял: «Доктор Рашиде сегодня едет домой» — и большой автобус подъезжал прямо к больнице. Это было хорошее время.

— Два года назад, после того как вышла на пенсию, я стала представителем казахской диаспоры в партии «Ак партия». Когда мне предложили заниматься политикой, привлекло то, что еще никто не представлял интересы казахов в Турции. В 2016 году вместе с президентом Эрдоганом я посетила Акорду. Словами не описать то чувство, которое меня охватывает каждый раз, когда возвращаюсь на землю предков.

Наш отец много рассказывал. Когда у казахов кто-то умирает или женится, все собираются и помогают. В трудные времена никто не оставляет в беде. Когда мой отец, его братья и другие казахи добрались до Турции, они были счастливы, что свободны и едят досыта. И отец оставил это нам, говоря: «Берегите  возможность жить свободными людьми».

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 158 раз

Добавить комментарий

© 2016 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия"
Яндекс.Метрика