Вторник, 22 ноября 2016 15:47

Казахстанскую женщину-трансгендера могут посадить в мужскую тюрьму

  • Добавить комментарий
Оцените материал
(0 голосов)

В исправительную колонию в Казахстане может угодить транссексуал Кристина – бывший мужчина Хасан, сменивший свой пол на женский. 26-летний Хасан сейчас находится в следственном изоляторе по подозрению в совершении особо тяжкого преступления. Ему грозит до 15 лет лишения свободы. Если Хасана признают виновным и приговорят к реальному лишению свободы, юристы будут долго ломать голову над тем, в какую колонию его определить – мужскую или женскую. Ведь, с одной стороны, это официально задокументированный мужчина, с другой – типичная женщина. Этот случай, скорее всего, всколыхнет всю правоохранительную, судебную и уголовно-исполнительную систему,  сообщает Караван

На вид Хасан - это пышногрудая дама с длинными волосами и яркой внешностью. Осанка, голос, фигура и даже половые органы – тоже женские. Мужские – только настоящее имя и документы. Определиться с половой принадлежностью подозреваемого сейчас силовики не в состоянии – в Казахстане такого еще не было.

Как оказалось, в СИЗО трансгендер Кристина оказалась из-за собственной подруги Азалии, которая тоже трансгендер и в прошлой жизни была 36-летним Михаилом. Общая тайна про смену пола «девушек» объединила: они пообещали никогда никому об этом не рассказывать. Но именно эта тайна спустя три года и стала яблоком раздора между «дамами». Пресловутая поговорка о том, что женской дружбы не бывает, и тут нашла свое подтверждение, несмотря на то, что женщины не совсем настоящие. В общей сложности, подруги не поделили 33 тысячи долларов и некого мужчину Бауржана. О своем конфликте, который в определенный момент перерос в уголовное разбирательство, «девушки» рассказывают по-разному. Определить на первый взгляд, кто из них искренен, а кто лукавит, невозможно – обе в своих словах крайне убедительны.

Кристина рассказывает, что все у них с Азалией было хорошо ровно до того момента, пока в их разговоре не всплыло имя 50-летнего Бауржана (изменено, – прим. ОА). Кристина уверяет, что этот мужчина был ее спонсором и обещал деньги на завершение пластической операции и изготовление нового паспорта. Взамен девушка-транссексуал якобы регулярно занималась с ним сексом, рассчитывая на щедрое вознаграждение. По словам Кристины, как только она рассказала о своем покровителе подруге, та пришла в ярость и ушла. Как оказалось, Азалия тоже состоит в близких отношениях с Бауржаном. Азалия заявила Кристине, что она не получит никаких денег, и требовала, чтобы Кристина оставила Бауржана в покое.

Однако Азалия уверяет, что Бауржан – это ее знакомый, никакую Кристину он не знает и тем более не должен ей денег.

- Кристина каким-то образом узнала телефон Бауржана и стала мне угрожать, что расскажет его жене, что я и она, а также другие женщины спят с ним, - возмущается Азалия. - Бауржан ее не знает и никаких денег не должен.

Сам Бауржан поддерживает версию Азалии. Говорит, что действительно получал много звонков и сообщений от Кристины, но суть ее требований не понял, так как не представляет, кто и чего от него хотел.

В деле фигурирует сумма – 33 тысячи долларов. Кристина посчитала, что именно столько ей нужно на очередную пластическую операцию, изготовление документов и прочие бытовые расходы.

- Азалия требовала, чтобы я оставила его в покое, - вспоминает Кристина. - Потом она позвонила и сказала, что сама найдет мне эти деньги, лишь бы я не беспокоила Бауржана. Я согласилась, мне было неважно, кто даст мне эти деньги, у меня поджимало время.

После этого Кристина стала донимать звонками уже Азалию. Та с ответом не торопилась, а потом якобы заявила, что денег нет. Тогда Кристина разозлилась и пошла на крайний шаг: нашла старые документы и интимные фотографии «подруги» и скинула их ее знакомым, сообщив, что Азалия – бывший мужчина. У той начались неприятности.

Азалия же рассказывает, что стала жертвой вымогательства и шантажа. По ее словам, спустя несколько месяцев после операции Кристина стала требовать у нее деньги на повторную пластику. В противном случае грозила позорным разоблачением.

В местном УВД заявление у Азалии приняли, и шестеренки правоохранительной машины зашевелились. Заявительнице вручили меченые купюры, при получении которых Кристина была задержана с поличным. После оформления всех процедур с участием понятых следователь подготовил ходатайство об избрании меры пресечения, и суд выдал санкцию на арест подозреваемой.

- Суд, изучив представленные материалы, посчитал необходимым санкционировать меру пресечения в виде содержания под стражей, - поясняет следственный судья Олжас Куренбеков. - Этот человек подозревается в совершении особо тяжкого преступления, за которое по закону предусмотрено лишение свободы до 15 лет. К тому же, подозреваемый не имеет постоянного места жительства, определенного рода занятий, у него нет семьи и регулярного источника дохода. Этого достаточно, чтобы полагать, что подозреваемый может скрыться от суда и следствия.

Дело возбуждено по пункту 2 части 4 статьи 194 Уголовного кодекса Республики Казахстан – «вымогательство в особо крупном размере». Санкция предусматривает от 7 до 15 лет колонии.

В какую колонию, в случае обвинительного приговора, попадет Хасан-Кристина?

Конкретного ответа, к сожалению, пока так и нет. Ответ не смогли предоставить ни через час, ни через день, ни через неделю. Руководителя пресс-службы Комитета уголовно-исполнительной системы Галыма Хасенова, к примеру, данный вопрос тоже поставил в тупик. Он признался, что впервые сталкивается с подобной ситуацией и посоветовал обратиться в пресс-службу МВД.

- Помещать эту трансгендерную женщину в мужскую колонию – это нарушение абсолютно всех прав, - уверена доктор Ирина Ленская. - Это абсолютные угрозы и риски для всех: для тех, кто там, и для нее, и так далее. Потому что она – женщина. Вне зависимости от внешних проявлений и паспорта. Она по идентичности женщина, поэтому она должна быть в женском учреждении.

В пресс-службе МВД исчерпывающего ответа тоже не дождались. Директор Департамента государственного языка и информации Алмас Садубаев сообщил лишь, что по закону «возможно одиночное содержание в интересах безопасности жизни и здоровья подозреваемого или обвиняемого, а также при наличии его письменного заявления об одиночном содержании». При этом в МВД тоже признались, что аналогичных фактов в практике уголовно-исполнительной системы Казахстана до сих пор не было. Что ж, с подозреваемыми или обвиняемыми все понятно, но вот как быть с осужденными? Дадут ли им одиночную камеру на весь срок заключения? И куда, в конце концов, отправят человека, который по физиологическим и всем другим параметрам женщина, а по паспорту мужчина? Этого, к сожалению, так и не выяснили.

Одним словом, становится ясно, что Кристина вполне может оказаться в мужской колонии, и тогда об ее будущем даже страшно подумать. Однако стоит отметить, что сейчас, судя по всему, ее все же содержат в женской камере СИЗО. Об этом можно судить по появившемуся недавно в прессе признанию одной из фигуранток уголовного дела, которая заявила, что в коридоре изолятора «на нее набросился трансвестит». Кто это был, похоже, догадаться нетрудно. Однако какой путь выберет Казахстан, пока неясно.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 383 раз Последнее изменение Среда, 23 ноября 2016 10:06

Добавить комментарий

© 2016 ТОО "Ақмола Ақпарат". Все права защищены. Информационное агентство "Кокшетау Азия"
Яндекс.Метрика