Вторник, 04 апреля 2017 15:31

Выборы в Кыргызстане

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(0 голосов)

Интервью с кыргызским политологом Алиной Молдокеевой

- Прежде чем говорить о предстоящих выборах в нашей стране, стоит вспомнить недавние выборы в США. Какие там давались прогнозы и делались ставки на того или иного кандидата, но в конечном итоге результат получился неожиданным. Это один из характерных примеров, что иногда прогнозы могут быть ошибочными. Тем не менее, мы можем предполагать, как будет складываться ситуация.  Есть среди предполагаемых кандидатов в президенты Кыргызстана фавориты, у которых больше возможности. Мы, конечно же, не США, и в этом плане у нас все более предсказуемо. Как ожидается, наибольший накал в борьбе за президентство ожидается к лету. На данный момент уже пошли «круги по воде» как говорится. Очевидно что, различные влиятельные кланы в нашей стране, заинтересованы именно в своих кандидатах. Тут нужно учитывать, что наша политическая элита, она очень ограничена. Новых лиц практически нет. Одни и те же лица занимают различные посты. То есть, происходит ротация одних и тех же кадров. Что интересно, те лица, которые занимали определенные посты при первом президенте, их стало меньше видно при Бакиеве. Но теперь мы видим, что они вновь подняли головы и теперь уже, если не сами, в силу своего возраста, то через своих детей, преемников пытаются контролировать ситуацию в стране и принимают участие в политических процессах.

- В последнее время не на шутку активизировался Омурбек Текебаев, уйдя в глубокую оппозицию. Как раз таки политик, который работал при Акаеве, Бакиеве, продолжает при Атамбаеве. Насколько серьезны его претензии и чего можно ожидать от него?

- Оппозиция в том политическом смысле, в котором мы подразумеваем, у нас как таковой оппозиции нет. В основном противниками власти у нас становятся те, кто не получил свой кусок пирога. И что интересно, те же самые чиновники, которые сидели у власти, которые не справились со своими задачами или не выполнили свох обещаний, совершили серьезные проступки по службе. Зачастую именно они называют себя оппозиционерами и переходят в другой лагерь. Хотя, по сути, еще вчера они были сторонниками власти. Поэтому говорить об оппозиции в нашей стране не приходиться. То, что мы сейчас имеем в виде оппозиции, скажем так обиженные властью или мечтающие о ней, конечно, есть, таких не убавляется. Нашу политическую арену можно сравнить со спиралевидным кругом, по которому все двигаются. Кто-то сначала приближается к его центру, затем отдаляется и снова приближается. И так по кругу. Нового ничего не происходит. Сейчас всех больше волнует, кто станет следующим президентом, в том числе и оппозицию. Не секрет что ожидается человек пророссийской направленности. Не исключено, что это будет совершенно новый человек, одобренный нашим «старшим братом» (Россией).

- А как же другие державы, которые не скрывают свой интерес. Тем более что в Кыргызстане многие политики считаются сторонниками «запада». Они получается уже «в не игры»? «Запад» потерял интерес к Кыргызстану?

- Как политолог могу с уверенностью сказать, что Центральная Азия всегда была эпицентром различных интересов и сражений мировых держав. Интерес к ее странам «мировые игроки» будут проявлять всегда. Этот факт тоже нельзя скидывать со счетов. В конечном счете, может завязаться такая интрига, с совершенно непредсказуемым финалом.

Если говорить конкретно по кандидатам, очень хорошие шансы имеет Темир Сариев. Он достаточно уважаем и узнаваем в народе, но у него нет клановой поддержки, это его основная слабость. Сейчас усилились южные кланы, это мы видим на примере братьев Джэенбековых, у которых тоже очень хорошие шансы, если юг поддержит их. Тем более сейчас представители юга давно, сосредоточены и в центре страны. Что касается пророссийских, протурецких или прозападных вещей, можно сказать, что в данном случае мы не являемся игроками, которые будут делать выбор окончательный. Скорее мы исполняем второстепенную роль и принимаем то что, нам предлагают сильные игроки.

Так вышло что, если первый президент оказался президентом на тот момент, опять же есть несколько версий, того как это все происходило. Но, тем не менее, нельзя сказать, что он был прозападным или пророссийским. Был период выбора своего пути, этапы суверенитет. В дальнейшем уже стали прорисовываться более четкие контуры тех или иных ориентиров. Перед тем как первый президент вынужден был покинуть страну, тогда уже вступили интересы США и западных стран, которые целиком и полностью поддержали второго президента. То, что Бакиев перед первой революцией неоднократно летал в США, сейчас уже ни для кого не секрет. Кстати на тот момент он, если так можно сказать, был безработным. Тут на лицо явное присутствие третьей стороны, которая все это профинансировало. После прихода Бакиева к власти, активный интерес к Кыргызстану стала проявлять Россия. Видимо в Кремле вспомнили постулаты мировых экспертов о том что, кто владеет центральной Азией, тот владеет миром. Сейчас мы видим, что интересы России только возрастают, в то  время как США примерно на 80% отстранилась от активного участия в политической жизни нашей страны, которую она вела лет 10 назад. Сейчас же превалирует влияние России. Президент даже этого и не скрывает, даже в стратегииразвития страны на 2017 год говорится, что стратегическим партнером и союзником для Кыргызстана является Россия и страны содружества.

- С чем связанно, что США сократило свое присутствие?

- Немаловажный фактор это дальность расстояния между США и Кыргызстаном. России в этом плане намного легче. Удивительно, что Москва до этого не воспользовалась своими преимуществами. Конечно же, на тот момент Россия испытывала множество внутренних проблем, в связи с чем она упустила те шансы, которыми очень ловко воспользовался «запад». После определенного периода, пока шло восстановление, Россия, поняв, что рискует потерять этот регион, решила восстановить свои границы, выбрать свои точки в каждом регионе. Добилась она этого достаточно быстро, на фоне тех проблем, которые скопились, и все для них прошло достаточно гладко, если так можно сказать. И произошло, конечно же, не без участия заинтересованных сторонних игроков. То есть, все эти революции, которые произошли, были организованы по мотивам политических сценариев, созданных инструкторами тех или иных президентов.

- Судя по каким-то факторам, можно ли провести аналогию с 2005 и 2010 годами, повторяются ли какие-то события, есть ли риск столкнуться с теми же проблемами?

- Конечно. К примеру, участились выезды за рубеж наших политиков, как оппозиции, так и президента. Причем, часто без каких-либо видимых результатов. Отсюда можно сделать выводы, что цель поездки была другой. Об этом мы, конечно же, узнаем позже. Но если принять во внимание определенные моменты, можно прийти к некоторым предположениям.

- Недавний, неожиданный визит Ангелы Меркель в вашу страну?

- Несомненно, визит такой политической фигуры как Меркель не может не дать повода задуматься. Тем более что большинство встреч прошло за закрытыми дверями, и никаких конкретных объяснений по этому визиту до сих пор нет. Слухи о том, что она приехала договариваться по поводу принятия беженцев из Сирии, в скором времени были опровергнуты теми же лицами, которые их распускали. Об истинной цели приезда Меркель в нашу страну, остается только догадываться. Сегодня мы можем строить предположения по ожидаемому визиту Путина, уже состоявшемуся визиту Меркель, что это сигналы о том, что игра уже началась. Хотя для наших, местных элит, мы ожидаем середины года, чтобы делать какие-то выводы, а для более крупных игроков, они уже давным-давно свои прогнозы построили, и скорее всего уже сейчас идет реализация их планов.

- Что можете сказать по предстоящим выборам, по кандидатам, у кого какие шансы? Насколько вероятна кандидатура Бабанова?

- У каждого претендента непременно найдутся сторонники, которые его поддержат, но вопрос в другом. Есть политики, которые себя в достаточно долгой мере позиционируют, в какой-то мере примелькались и где-то растеряли свои преимущества, благодаря своим высказываниям, действиям, невыполнением данных обещаний. Это, конечно же, не говорит, что у нас выборный электорат сильный и все будет зависеть от него, решать будут далеко непростые люди. Если говорить отдельно по кандидатам, то у Омурбека Бабанова достаточно высокие шансы, тем более что его партия сейчас объединяется с партией СДПК, уже становится ясно, что может быть, президент видит в нем своего преемника. Что касается Омурбека Текебаева, это человек, который давно себя дискредитировал. У нас страна достаточно маленькая, и поэтому если кто-то куда-то выезжает или начинает вести с кем-либо переговоры, об этом становится достаточно быстро известно. Сейчас вокруг него немало шума, его тяга к власти и ее близость толкает его на различного рода отчаянные шаги. Это положение вынудило его договариваться и идти вместе с теми лицами, с кем его невозможно было представить. Что касается его шансов на президентство, то его уже сейчас можно исключить из ряда кандидатов. Что касается его самого, то он еще при первом президенте был депутатом. У нас уже третий президент, он все еще депутат. Тут я бы хотела провести аналогию с Россией, ведь наша политическая система схожа. Там есть такая эпатажная личность как Владимир Жириновский, который постоянно выступает с громкими заявлениями, критикой, но при этом он постоянно остается обласканным властью. То же самое мы наблюдаем у нас. Омурбек Текебаев постоянно выступает с критикой, выставляет себя как истинного борца за правду, но на выходе мы ничего не имеем. При этом при всех президентах он народный избранник. Да, его вызывают на различные допросы, у правоохранителей масса вопросов к нему, но им почему-то всегда удается договориться. Тут возникает вопрос, не является ли это все инсценировкой, того что у нас есть оппозиция и свобода слова. Еще что интересно, Текебаев всегда рядом с властью, он всегда в эпицентре, но всегда оказывается за бортом круга, где распределяют президентское кресло. В этом плане его чисто по-человечески жалко. Сейчас у него можно сказать последний шанс отхватить свой кусок пирога, и он постарается сделать все что сможет. Сейчас он уже решился на отчаянные шаги вплоть до того что, возможно даже встречался с экс-президентом Бакиевым пытался с ним договорится. Поэтому говорить, что имеет какие-то шансы, я бы не стала.

- Еще в числе реальных кандидатов нередко упоминается фамилия Бакыта Текебаева...

- Это лицо достаточно новое для нас, по сравнению с другими. В первую очередь о нем можно сказать, что он обладает ресурсами, но пока он не достаточно силен, еще не набрал необходимых очков, которые позволили бы говорить о нем как о реальном кандидате. Как о политике, о нем мало что можно сказать. Он не занимал высоких должностей, не выступал с громкими обещаниями или заявлениями. Популярности, которую он сейчас имеет, повторюсь, он обязан своим ресурсам, в том числе и медиа, у него достаточно хорошо поставлена маркетинговая стратегия. Но к числу реальных кандидатов его отнести нельзя.

- Интересующий всех вопрос, вероятность…

- Учитывая наши предыдущие опыты с нашими президентами, не один из них не был избран народом, можно сказать это были случайные люди. Очень хочется надеяться, что предстоящие выборы пройдут как положено, и пришел тот кандидат, которого мы все ждем. Если это произойдет, это будет самым лучшим вариантом для народа. Но тут уже все в руках больших игроков, захотят ли они допустить это. Потому что посредством революционного пути, достаточно легко посадить того человека, который тебя устраивает. Естественно никто не хочет повторения предыдущих сценариев, но как показывают реалии, те люди, которые разрабатывают политические сценарии для бывших социалистических республик, они не особо блещут какими-то новшествами, а идут уже по проторенной дороге. Поэтому, как бы нам не хотелось, но политические «взрывы» или повторения революции не исключено. Об этом ведь предупреждали еще осенью, на сайтах западных стран было предупреждение для граждан своих стран, не посещать Кыргызстан в связи с политической обстановкой, хотя на тот момент все было относительно спокойно. В связи с этим наш МИД даже выразил протест. С чего вдруг делались такие предупреждения? Возможно, это была подготовка, или своего рода проверка, или же это звонки, что такое возможно осенью этого года, просто перепутали год.

Сейчас все наши политические лидеры, которые на что-то претендуют, находятся так сказать в поисках. Любые какие-то политические акции или выпады, они должны быть поддержаны ресурсами, а необходимыми ресурсами располагают не все наши соискатели власти. Поэтому различные наши оппозиционеры и активисты постоянно находятся в поисках инвесторов или меценатов, которые соблаговолили бы поддержать их политические амбиции. Вот они по одиночке, или группами временами выезжают и ищут поддержку, взамен предлагая свою повсеместную помощь или полную готовность в дальнейшем лоббировать их интересы. Поэтому все эти события, которые вы перечислили, они просто так не происходят. То, что просочилось через прессу, о чем стало известно общественности, это лишь верхняя часть айсберга, по которой мы можем только догадываться, что происходят какие-то процессы недоступные простому обывателю.

В фэйсбуке на своей странице Сыргак Абдылдаев, ныне проживающий в Швеции, не безысвестная личность для кыргызского истеблишмента, заявил, что решение по убийству Медета Садыркулова принималось далеко не в Бишкеке, а в ...Астане... Сейчас все больше Казахстан, в информационном поле Кыргызстана фигурирует с отрицательной стороны. Информация что Аблязов имел самое непосредственное отношение к революции в вашей стране, высказывания Атамбаева о блокаде, встреча Текебаева с Аблязовым и т.д.

Если верить всем слухам можно вообще невероятное вообразить. В данном случае, это высказывание можно назвать политической уткой, или попыткой замести следы. Ведь немаловажная роль оппозиции, это эпатировать публику, делать какие-то громкие заявления, давая власти возможность проворачивать свои дела. Иногда это делается по заказу действующей власти, не исключено, что эти заявления были сделаны с целью привлечь к себе внимание Казахстана. Это своего рода заигрывания, чтобы подвести к каким-то переговорам, по тем или иным вопросам. Потому что выйти на Казахстан не так уж и просто, как это возможно с Турцией или Россией.

По поводу убийства Медета Садыркулова, когда это только случилось, когда шло следствие, то прозвучала такая версия, которую потом очень быстро замяли, что перед убийством он выезжал в Казахстан, и зачем он туда ездил, этот секрет остался с ним. Но сам факт, что он ездил перед убийством в Казахстан, говорит о том, что там он искал поддержки. Может быть, даже он ее получил, что ускорило его смерть. И здесь говорить, что Казахстан приложил руку к тому, чтобы его не стало, это, по меньшей мере, смешно. То, что было сказано в тот момент, когда он был убит, и вот эти все необдуманные факты, которые сейчас стали всплывать, делаются с расчетом на то, что все уже все забыли. Это уже все, по крайней мере, странно. Для тех, кто, как говориться в теме, причастность Астаны к убийству Садыркулова абсурдна. Все это делается с расчетом на то, что все уже забыто, и эту новость проглотят.

- На тот момент Медет Садыркулов был реальной силой, на одной ступени с Атамбаевым к примеру?

- На тот момент Алмазбек Атамбаев никак себя не проявлял. Как политика, серьезно его никто не воспринимал. Считали его достаточно пустословным кандидатом, то есть его кандидатом не считали. Это был один из многих оппозиционеров, причем из  бизнес среды. К сожалению, все наши первые лица были случайными, компромиссным выбором на тот момент.

Тулепбергенов Адиль Нурланович

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 550 раз Последнее изменение Вторник, 04 апреля 2017 17:52

Похожие материалы (по тегу)