Вторник, 14 мая 2019 11:28

"Пил, бил и ревновал": казахстанка рассказала, как муж отдал чужой женщине все деньги

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(2 голосов)

Казахстанка рассказала о жизни в ауле со своим мужем. По словам Айгуль (имя изменено - прим.ред.), муж всю совместную жизнь нередко прикладывался к бутылке, оставляя содержание дома и воспитание дочки жене, а после развода практически оставил на улице, передает NUR.KZ.

«Я росла в многодетной семье, отец любил выпить, а мама умерла в 52 года от онкологии. Жила я у дяди, брата мамы. Повзрослев, я работала на стройке, это были 90-е, зарплату не выдавали. Когда мне было 27, жена дяди отдала меня замуж. Муж – некрасивый, маленького роста, на 10 лет старше меня.

Он привез меня в аул, где жил с отцом и тетей. Отец требовал, чтобы я вставала в пять утра и готовила завтрак на печи. Топить было нечем, дров не было, мне приходилось ходить на другой конец села и разбирать чужой сарай, где уже никто не жил. Было такое, что соседи ловили меня, кричали и жаловались участковому, а муж и свекор говорили, что ничего не знают», - рассказывает Айгуль.

Муж пил, говорит женщина, свекор не давал свою пенсию, резать скот не разрешал. Женщине приходилось самой выкручиваться – продавать молоко, масло, куриц.

Вставать приходилось рано утром, рубить дрова, а потом тащить по сугробам. Сырые дрова не разгорались. В это время приходил супруг, который падал на кровать, а когда просыпался, требовал обед.

«Уже через два месяца после свадьбы муж стал спрашивать, почему я не рожаю. Однако первого ребенка он буквально выбил пинком, когда я была беременна, а потом я забеременела во второй раз и родила дочь. Роды были тяжелые, ребенка буквально выдавливали, она родилась весом 2700.

В роддоме я провела 22 дня, у дочки была гематома, которую она получила, видимо, во время родов. Наконец, нас выписали. Все это время я переживала за скотину, потому что без хозяйства не прожить в ауле. И действительно, животные были не кормлены, в грязи.

Разрываясь между хозяйством, свекром и мужем, которые требовали есть, я застудила грудь. Была адская боль, я просила мужа вызвать врача, но он отмахивался, пока я не потеряла сознание. Мне откачали гной, но после этого ребенка я кормить больше не смогла, пришлось кормить ее коровьим молоком», - говорит женщина.

Когда ребенку было два года, она простыла, осложнение пошло на почки, появились отеки, дочка не могла ходить и разговаривать. Айгуль просила мужа отвезти малышку в больницу, но тот бездействовал. Дома, по ее словам, не было сахара и чая, продукты приходилось выменивать на овощи, которые росли в огороде.

«Дома было холодно, дров не было, плюс бездорожье – ни один транспорт не выедет до апреля. Наконец я смогла на автобусе вывезти ребенка в район. Только автобус тронулся, как резко затормозил и в салон влетел муж, который при других людях стал обзывать меня, говоря, что я сбегаю из дома. К слову, я долгое время никуда одна из дома не выходила, такой он ревнивый был.

Пролежали в больнице 10 дней с дочкой, она поправилась. Приехали домой, а там словно бомбежка прошла. Закатила рукава, навела порядок.

Когда умер свекор, осталась его сестра, которая отдавала все деньги своему племяннику. Когда и она скончалась, мы хоронили ее за свой счет – тот племянник не дал ни тенге. Муж вел себя как мальчишка – если мы ругались, он вызывал брата или племянников, и те били меня, а он смотрел. Бывало, что они хотели забрать скот, а я не давала, потому я была враг номер один.

Больше всего меня обижало то, что он говорил, что дочь – не его, так как она была светлая, рыженькая, но и я в детстве такая же была, потом волосы начали темнеть.

Продолжалось это до тех пор, пока не приехали его родственники из города – они ахнули, сказав, что дочь - вылитая его мать. Больше детей у меня не было, а его родные говорили, что я делаю аборты, но я никогда не делала этого», - говорит женщина.

Айгуль вспоминает, что в доме всегда было холодно, в подпол наметало снега, а крыша протекала при дожде. Женщина предлагала супругу переехать в район, тем более, дочь уже закончила колледж и уехала в столицу.

К тому же с возрастом Айгуль стало сложнее смотреть за скотом, а муж, по ее словам, ни в чем не помогал. Однако тот был категорически против переезда.

«За те четыре года, что дочь училась в столице, он ни разу не ездил к ней. Я ездила, чтобы оплатить учебу, отвозила продукты, а люди из нашего аула говорили ему, что я езжу к любовнику. Это зависть, ведь дочка хорошо одевалась, учеба давалась ей легко, колледж окончила с отличием. Я гордилась дочкой.

После ее отъезда наши скандалы с мужем участились, два года мы жили как соседи – он в своей комнате, а я своей, но я готовила кушать, чтобы он не умер от голода. Видит Аллах, я старалась быть хорошей женой, но он не ценил этого.

Я боялась развестись, потому что думала, куда я пойду, а люди говорили, что в городе работы нет, жить не на что. Пыталась даже совершить суицид, но дочь спасла меня, а муж спал в пьяном угаре. Он никогда не просил у меня прощения, а я считала, что это нормально», - говорит Айгуль.

Через некоторое время женщина все же решилась - ушла от мужа и подала на развод, но не подавала на раздел имущества. Вместо этого женщина попросила мужа открыть счет на имя дочери и положить туда ее долю за большой участок земли, который они приобрели в ауле.

«Друг познакомил его с женщиной, и буквально через некоторое время муж все 5,5 миллионов тенге скинул ей на карту. Она на эти деньги построила сыну дом, а супруг переехал жить к ней.

Меня он три года обманывал, что открыл счет, а я верила. Сейчас мы с дочерью остались без средств к существованию, на улице, без дома и имущества», - заключила Айгуль.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 1187 раз