Домой КМБПЧ Вынесен приговор по делу о захвате резиденции президента и акимата Алматы во...

Вынесен приговор по делу о захвате резиденции президента и акимата Алматы во время Кантара

87
0

Вынесен приговор по делу о захвате резиденции президента и акимата Алматы во время Кантара

11 июня вынесли приговор 11 обвиняемым в штурме резиденции президента и акимата Алматы 5 января 2022 года. Все получили реальные сроки от 1 года до 4 лет. Правда сроки оказались меньше запрошенных, а оглашение приговора по непонятным причинам несколько раз откладывалось.

Судебный процесс по делу о штурме алматинской резиденции президента и акимата Алматы во время Кантара начался в сентябре прошлого года. На скамье подсудимых было 11 человек. Самому молодому из них 22 года, самому пожилому – 53. Некоторые из них заявили о пытках в Департаменте полиции в январе 2022 года.

Нуртасу Каранееву и Косаю Маханбаеву предъявили обвинения по ст. 272 ч. 2 (участие в массовых беспорядках) и ст. 269 ч. 3 (нападение на здание).

Абидолла Таубай, Арман Алимбеков, Нурсултан Байгисиев, Даурен Бакиев, Серикбол Орынгазы обвинялись по статьям 269 и 272.

Серик Кекильбаев обвинялся по тем же статьям и еще по части 3 статьи 180 (применение насилия опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей).

Турсунбай Алпысбаев — те же статьи и еще часть 3 статьи 262 (применение насилия опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей).

Акжола Жандарбекова, помимо общих для всех обвинений в участии в беспорядках и захвате здания, обвиняли по ст. 261 (захват заложника).

В чем обвиняют подсудимых

Бывший начальник охраны акимата Аскар Капасов заявил, что 5 января 2022 года в здание ворвалась толпа с дубинками, арматурами и камнями.

«Я думал, что умру от побоев. Но меня спасли другие митингующие. Я попытался уйти, но снова попал под горячую руку другой толпы. Мне сказали, что мы (охрана и полиция — прим. ред.) им еще пригодимся как пленники. Они использовали нас как живой щит, чтобы пройти дальше вглубь здания. Каким-то чудом мне удалось сбежать, когда нас приволокли к заднему двору акимата», — цитировала Капасова «Орда».

На вопрос судьи Ерлана Болатова о том, писал ли он заявление в связи с пережитым, свидетель ответил:

«Большинство камер в здании были сломаны. Да я бы и не опознал тех, кто избил меня. Меня вызывали для дачи показаний, попросили написать объяснительную – на этом все. Я даже не представляю, кого можно судить в данной ситуации, если на территории были сотни, а может и тысячи человек».

Бойцы службы государственной охраны на суде утверждали, что 5 января 2022 года они были вооружены, но при себе имели только холостые патроны, хотя ящик с боевыми патрона все был на КПП.

Один из силовиков, Жандос Тастемир, заявил, что не стрелял боевыми патронами даже в тот момент, когда грузовик въехал в КПП.

Обвиняемый Нуртас Каранеев возмутился показаниями этих свидетелей, сообщив, что помогал людям с пулевыми ранениями.

«Собственными руками затаскивал в машину раненого протестующего, которого затем отвезли в больницу. Не верится, что его раны на спине – результат шумовой гранаты или ваших холостых пуль», — сказал Каранеев в ноябре прошлого года.

В январе этого года в суде допросили трех сотрудников полиции, проходивших в этом деле в качестве пострадавших, сообщал Tengrinews.

«Я стоял перед дверями акимата. «Потом нас начали бить», — говорил один из допрошенных полицейских. — Несколько раз били. Сзади били по голове, я упал на голову и потерял сознание. Били тупым железным предметом. Сзади пинали, тащили куда-то. Не видел конкретно, кто бил. Но потом узнал себя на видеозаписях».

Другой полицейский заявил, что атаки на акимат начались в ночь с 4 на 5 января 2022 года:

«Они хотели войти в акимат, мы стояли у двери. Нам пришлось отступить. Из толпы кидали в нас камни и брусчатку. Забрали у нас дубинки, били ими. Я получил травмы средней степени тяжести, мне зашивали голову».

Сотрудники полиции в суде заявили, что не имеют претензий к подсудимым.

«Сильных увечий не получил, руки-ноги на месте, не инвалид. Претензий к подсудимым нет», — говорил один из полицейских.

Часть обвиняемых вину не признает

Прокурор Рахат Естебек запросил для обвиняемых от 10 до 12 лет лишения свободы и заявил, что 9 из 11 подсудимых признали вину.

По данным «Азаттыка», полностью вину не признали Каранеев и Кекильбаев.

В ходе судебных прений подсудимый Акжол Жандарбеков – единственный из всех в ходе суда находившийся в СИЗО – заявил, что во время Кантара пережил пытки, однако в материалах дела о захвате резиденции и акимата об этом нет упоминаний. Его адвокат Шынкуат Байжанов просил суд рассмотреть его дело только по статье об участии в массовых беспорядках, потому что, по словам адвоката, по другим статьям вина Жандарбекова не доказана.

Байжанов попросил судью Ерлана Болатова применить к Жандарбекову амнистию и назначить более мягкое наказание в виде ограничения свободы.

В день прений Нуртас Каранеев сказал, что он «обычный парикмахер» и продолжил настаивать на своей невиновности.

«В ходе судебного процесса в отношении меня, Каранеева Нуртаса Сейтмухановича, прокурор не представил ни единого явного, существенного доказательства моей виновности по статье 272 часть часть 2 и по статье 269 часть 3. Прокурором были представлены видео и аудио материалы в качестве доказательства. Относительно видео могу пояснить, что с данными видеозаписями во время следственных мероприятий я был ознакомлен в присутствии своего адвоката. И во время показа данной видеозаписи я сразу сказал, что на данной видеозаписи меня нет и не могло быть, так как я к территории резиденции не подходил. Все, что я делал, это наблюдал издалека за происходящим»,  — сказал Каранеев.

Серик Кекильбаев, выступая с последним словом, сказал, что не признает вину; во время Кантара он, по его словам, помогал полицейским.

Предприниматель и медработник по образованию Косай Маханбаев, говоря в ходе прений о днях январских протестов, беспорядков и их подавления, упомянул «профессионально подготовленных террористов», которые, по его словам, «прошли подготовку за рубежом» и стали «марионетками в руках людей, которые сейчас находят свои наказания в местах не столь отдаленных из-за попытки переворота, борьбы за власть, они имели мотив и возможность захвата власти насильственным путем, исказив исходный посыл мирных граждан по построению дружеского диалога и выражению свободы слова».

«Глава нашего государства принял трудное решение в единственно верном направлении по сохранению мира и согласия и разрешению угрозы государственного переворота. Я полностью поддерживаю его позицию. Считаю, что решение действующего президента о приведении сложившейся ситуации было стратегически верным», — сказал Маханбаев.

Приговор должны были огласить вчера, 10 июня, но время оглашения перенесли сначала с 10.30 на 12.30, затем на 14.30. В конце концов,  перенесли на сегодня.

Сообщили об этом только ближе к 18.00 – люди зря ждали весь день на жаре.

В ожидании приговора

10 июня около здания специализированного межрайонного суда по уголовным делам (СМУС) собралось около 40 человек – родственники обвиняемых, активисты и небольшое количество репортёров. Также к зданию суда подъехали сотрудники полиции, по словам некоторых активистов, среди силовиков видели бойцов СОБРа; мимо проехала пожарная машина.

Среди активистов, пришедших поддержать обвиняемых, возникла версия: оглашение приговора затянули, чтобы группа поддержки стала менее заметной.

Двое обвиняемых – бизнесмен Косай Маханбаев и парикмахер Нуртас Каранеев – в ожидании приговора дали комментарий «Республике». По их мнению, они стали обвиняемыми в этом деле из-за того, что после Кантара написали заявление о пытках и активно добивались надлежащего расследования по этому делу. Маханбаев даже пытался участвовать в выборах депутатов маслихата Алматы.

По их словам, они оба получили ранения 5 января 2022 года, перенесли операцию, а затем их похитили и пытали силовики. Факт задержания людей силовиками в больницах зафиксирован на этом видео.

«Нас избивали и хотели, чтобы мы признались в каких-то преступлениях, какую-то вину на себя взяли и оказались в числе тех людей, которых уполномоченные люди назвали 20 тысячами террористов. Я никаким террористом не являюсь, я обычный гражданин,законопослушный. Налоги платил и так далее», — вспоминает январские дни 2022 года Каранеев.

Маханбаев говорит, что изначально их с Каранеевым обвиняли по более легкой статье о массовых беспорядках:

«Тоже недоказуемо, не было ни единой доказательной базы, только их предположения».

После им добавили 269 статью часть 3,  обвинив их в нападении на государственные здания.

Маханбаев утверждает, что единственное свидетельство против него – это показания его бывшей жены.

«Она якобы узнает в том человеке, которого показал МСОГ (межведомственная следственная группа — ред.), человеке, который нападает на резиденцию,она узнает меня, что это Маханбаев Косай. Но по каким признакам [узнает] – этого нет. В то же время экспертиза говорит, что определить явно, Маханбаев это Косай или нет, невозможно».

Адвокат Толеген Берликожа, защищающий Косая Маханбаева и Нуртаса Каранеева, также говорит, что по видеозаписям, которые изучили на суде, нельзя определить, участвовали ли его подзащитные в атаке на резиденцию президента и акимат Алматы. Полностью его комментарий на видео ниже:

Адвокат Жалгас Сапархановой, которая защищает трёх других обвиняемых по делу, считает, что прокуратура не предоставила полных доказательств вины ее подзащитных:

«У них не было какого-либо оружия и сговора между собой. Они простые люди, работники фермерских хозяйств, многодетные отцы — у них не было таких намерений нападать на государственные здания. (…) Я убеждена, что они не виноваты».

Этот суд «мало чем отличается» от других судов по Кантару

Правозащитник из общественного фонда Международная правовая инициатива Ринат Рафхат говорит, что этот суд «мало чем отличается от других судов, связанных с Кантаром».

«Некоторых военных сделали потерпевшими, хотя один курсант пришел на суд и сказал, что он не потерпевший, он просто помогал своему другу, но они зарегистрировали и сделали его потерпевшим. Было много таких процессуальных нарушений и ошибок во время суда. Видео, предоставленное в виде доказательств,  — обвинение взяло только то, что им нужно было, остальные [кадры] вырезаны. На видео нет, как эти ребята пришли и ушли, есть только видео, как они на мирном митинге с митингующими рядом были и якобы стремятся в акимат пойти. Среди них были провокаторы в красных куртках, их лица видны ясно, но их не вызвали в суд», — сказал Рафхат «Республике».

По словам правозащитника, обвиняемым предъявили «предварительный сговор», хотя они либо не были знакомы  до 5 января, либо познакомились позже:

«У этих 11 человек [у каждого] своя судьба, они не знают друг друга, некоторые познакомились во время следствия в СИЗО,  а их берут и подгоняют под сговор». 

Приговор: реальные сроки, но меньше запрошенного прокурором

Сегодня приговор наконец-то был зачитан. Все 11 обвиняемых получили реальные сроки. Но они оказались меньше запрашиваемых.

Кекильбаев Серик Матаевич — получил 1 год и 9 месяцев лишения свободы (прокурор просил 11 лет лишения свободы),

Алпысбаев Турсынбай Бауржанович — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Жандарбеков Акжол Смайлович — 4 года (12 лет),

Каранеев Нуртас Сейтмұхаметович — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Мамыров Рысбек Жүнисбекович — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Маханбаев Косай Каримгалиевич — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Таубай Абидолла — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Алимбеков Арман Аширалиевич — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Байгисиев Нурсултан Субханович — 1 год и 9 месяцев (10 лет),

Бакиев Даурен Маратович — 1 год и 9 месяцев (10),

Орынгазы Серикбол Орынбаевич — 1 год и 9 месяцев (10 лет).

Сроки подсудимым были уменьшены в связи с применением Закона РК «Об амнистии». 

ИСТОЧНИК:

Интернет-издание «Республика»

Источник: bureau.kz

Если вы хотите поддержать Kokshetau.asia, то вы можете сделать перечисление на любую сумму