Домой КМБПЧ «На тракторе — в Акорду». Как судили обвиняемых в «призывах к захвату...

«На тракторе — в Акорду». Как судили обвиняемых в «призывах к захвату власти»

14
0

«На тракторе — в Акорду». Как судили обвиняемых в «призывах к захвату власти»

В Алматы вынесли приговор по делу о «пропаганде или призывах к насильственному захвату власти». Шестеро из семи обвиняемых получили реальные сроки. Их задержали осенью 2022 года в ходе «спецоперации» КНБ, проведённой незадолго до президентских выборов. Защита подсудимых считает обвинение бездоказательным.

«Признать виновными», — постановил алматинский специализированный межрайонный суд по уголовным делам, рассмотрев дело в отношении семерых обвиняемых в «попытках захвата власти».

Судья Бахытхан Бакирбаев 7 марта приговорил шестерых из них к тюремным срокам, одного — к условному наказанию.

45-летняя Багдагуль Андреева получила шесть лет лишения свободы;

41-летний Ержан Торекулов — шесть лет;

38-летний Олжас Кульжаханов — шесть лет;

64-летняя Сагынкуль Конар — пять лет;

37-летний Тенилик Нурланов — пять лет;

37-летний Акылжан Кийсымбаев — пять лет;

44-летний Айдос Илипбаев — три года и четыре месяца условно.

На прениях сторон в январе сторона обвинения запрашивала для подсудимых от 13 до 15 лет лишения свободы.

Айдос Илипбаев, как сообщалось, дал признательные показания на следствии. Шестеро других заявили, что не согласны с обвинениями.

«Мы думаем над подачей апелляции на приговор», — сообщила адвокат Кульжаханова Жанара Балгабаева Азаттыку после завершения суда, который проходил в онлайн-режиме.

Комитет национальной безопасности, проводивший расследование дела, вменил Андреевой и Конар «пропаганду или публичные призывы к насильственному захвату власти», «создание экстремистской группы и участие в её деятельности», «организацию массовых беспорядков». Торекулову, Кульжаханову, Нурланову и Кийсымбаеву предъявили дополнительно «незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств».

Илипбаева обвинили также в попытке «организации массовых беспорядков».

Это дело правозащитники назвали «тракторным». На процессе говорилось, что подсудимые собирались «въехать на танке в Акорду» (столичную резиденцию президента), намеревались устроить беспорядки с целью захвата власти и оказать вооружённое сопротивление представителям власти.

Правозащитники и наблюдавшие за процессом отмечают, что вина подсудимых не доказана материалами дела, а предъявленные доказательства не вызывают доверия.

На прениях 7 февраля адвокаты подсудимых заявили, что обвинения бездоказательны, и просили суд оправдать подзащитных.

«СИМПАТИЗИРОВАЛИ» АБЛЯЗОВУ

Представшие перед судом подверглись задержаниям почти полтора года назад.

17 ноября 2022 года комитет национальной безопасности отчитался о разоблачении группы, планировавшей «захват власти». В спецслужбе сообщили о задержании нескольких человек по подозрению в «планировании массовых беспорядков и захвата власти» 20 ноября, в день внеочередных президентских выборов.

КНБ также опубликовал видео, на котором несколько человек, собравшихся в небольшой комнате, обсуждают, как заявили в ведомстве, «установку снайперов, подготовку легковоспламеняющихся материалов и гусеничной техники», говорят о «создании временного правительства». Слова говорящих слышны неотчётливо.

КНБ сообщил, что с марта 2022-го вёл «разработку преступной группы, которая симпатизировала беглому банкиру Мухтару Аблязову и фактически придерживалась схожих с ним взглядов», в эту группу якобы входили «активисты запрещённых судом организаций ДВК и “Көше партиясы”, представители различных социальных групп из числа криминалитета и асоциальных лиц».

Движения «Демократический выбор Казахстана» и «Көше партиясы» признаны казахстанским судом «экстремистскими» и запрещены в стране, но в резолюциях Европейского парламенты указаны как «мирные оппозиционные объединения».

Живущий с 2009 года за границей оппозиционный политик, бывший банкир Мухтар Аблязов тогда назвал видео КНБ плохой и некачественной постановкой спецслужб, которые боятся массовых протестов, направленных на отстранение власти мирным путём, и хотят таким образом дискредитировать такие действия.

Родственники задержанных сообщили, что по адресам их проживания прошли обыски, у одного изъяли нож для разделки мяса и пневматическую винтовку.

Через два месяца Айдоса Илипбаева освободили из-под стражи и перевели под домашний арест. Сообщалось, что он «дал признательные показания».

Ещё через 10 месяцев дело из 38 томов поступило в суд. На первом заседании 13 сентября прокурор заявил, что вина подсудимых доказана материалами досудебного расследования. Но обвиняемые заявили, что не собирались изготавливать взрывные устройства и не держали в руках оружие, а стали «жертвами провокаций КНБ».

«ТРЕПАЧИ». СПЕЦОПЕРАЦИЯ КНБ

Старший следователь алматинского департамента КНБ Айбек Сайлаубай на процессе сказал, что разработка этой группы велась с марта 2022 года. По его словам, в группу были внедрены два человека под условными именами «Диана» и «Молекула».

— Группу назвали «Трепачи». Во время следствия мы называли между собой «Группа Андреевой». Для названия разработки используются разные названия, чтобы информация не утекла, — сказал следователь.

По версии следствия и обвинения, члены группы проводили встречи в Алматы и Алматинской области, обсуждали захват власти, распределение ролей. Андреева и Торекулов якобы искали спонсоров, подталкивали население к незаконным действиям через социальные сети, а Кульжаханов, Нурланов, Кийсымбаев и Илипбаев отвечали за организацию вооружённого сопротивления и снабжение оружием, говорится в обвинительном акте.

Следствие считает, что в группе обсуждали изготовление бутылкомёта для ёмкостей с коктейлями Молотова, её члены приобрели на рынке нужные компоненты и протестировали установку.

Но подсудимые заявили, что создавали не бутылкомёт, а картошкомёт. Устройство из пластиковых труб используют для отпугивания птиц на посевах или для развлекательной стрельбы кусками картофеля. Экспертиза пришла к выводу, что изъятое у подсудимых устройство, изготовленное кустарным способом, оружием не является.

Багдагуль Андреева и Ержан Торекулов познакомились во время Январских событий. На судебном процессе Торекулов назвал себя «невольным участником» тех событий, которые останутся в новейшей истории как худшая вспышка насилия. Массовые протесты в начале 2022 года из-за скачка цен на газ начались на западе страны, быстро перекинулись на другие регионы, демонстранты стали выдвигать требования политического характера; протесты переросли в нескольких городах в беспорядки, власти приказали силовикам открыть огонь, погибли по меньшей мере 238 человек.

— Я говорю «невольным», потому что нас после поминального обеда по Арону Атабеку закрыли на 15 суток без всякой вины. Потом 5 января вечером нас выпустили по неизвестным причинам. На улицах было много сожжённых машин, сгоревших зданий. Даже когда фашисты сдаются, с ними ведут переговоры. А во время Январских событий мы взяли в руки флаг, собрались на переговоры, но [по нам] начали стрелять. Умирали молодые, дети. От пуль. Я всё это видел, мучился, — сказал Торекулов в суде.

По его словам, после этого они с Багдагуль Андреевой думали, что будет, если повторятся такие события, решили поговорить с единомышленниками, обсудить вопросы.

— Мы не собирались устраивать повторение Январских событий Мы лишь думали, что будет, если такое случится вновь. Мы действительно сделали картошкомёт. Мы хотели остановить стрельбу, если откроют огонь по протестующим, как было во время Январских событий. Позже Кульжаханов сломал картошкомёт, потому что мы так решили, — говорила Андреева.

Кульжаханов сообщил, что зарабатывал на жизнь продажей фруктов, выращенных в предгорьях Алматы на арендованных участках яблоневых садов. Он сказал, что сделал это устройство не для того, чтобы стрелять по людям, а для отпугивания птиц в саду. Он подтверждает, что использовал картошкомёт вместе с Кийсымбаевым, но затем сломал его. Сторона обвинения настаивала, что в вагончике в саду, где жил Кульжаханов, нашли оружие и боеприпасы. Кульжаханов говорит, что они ему не принадлежат.

— Я не имею никакого отношения к оружию. Я не знаю, откуда оно там появилось. Они сами подкинули в пустой вагончик. Я тогда нашёл наёмную работу и делал ремонт у знакомых. Отец 15 ноября ходил в вагончик, забрал вещи, убрался там. 16 ноября пошёл снег. 17 ноября пришли с обыском, нашли покрытое снегом и льдом оружие, — сказал Кульжаханов в суде.

Он заявил, что не знаком близко с другими подсудимыми и никогда не выходил на митинги.

— Торекулова, Конар, Илипбаева я видел всего пару раз в жизни. И теперь говорят, что я состоял в группе с людьми, которых видел несколько раз. Нет слов. В обвинительном акте написано, что я участвовал в Январских событиях. Я даже ни на один митинг не выходил. Мой отец Сагат Кульжаханов — гражданский активист. Ему ранее угрожали: «У тебя четверо сыновей, не боишься, что одного посадят?» Как тут не поверить, прошёл год, я за решёткой, — сказал Кульжаханов.

«НЕ СТАЛ МОЛЧАТЬ ПОСЛЕ ЯНВАРЯ»

Акылжан Кийсымбаев заявил, что получил пулевое ранение ноги во время Январских событий, попал в больницу, откуда его забрали полицейские, не дав долечиться. Из-за отсутствия должного медицинского ухода и пыток в заключении, сказал Кийсымбаев, он передвигается, опираясь на трость.

После освобождения из СИЗО он писал заявление с требованием привлечь пытавших его к ответственности. Но дело о пытках было закрыто: Кийсымбаеву сообщили, что не установили подозреваемых.

— Я могу говорить, критиковать государство. Я ничего противозаконного не делал. Я говорил, потому что я страдал. Я видел то, что происходило в тюрьмах, как наши КНБ, прокуратура «ломали», прямо убивали, можно сказать, людей в тюрьме. Я сам это прошёл и выжил, и после этого я не стал молчать, когда я вышел. Вы говорите: «Давайте закон не нарушайте, не преступайте закон», я видел, как преступают закон там, в тюрьме. 19 дней, когда человека каждый день по четыре часа уводят и пытают, после этого выжить и выйти. Я не стал молчать.

На процессе некоторые подсудимые заявили, что в стенограмме видеозаписи, опубликованной КНБ, их слова были искажены, и потребовали признать стенограмму недействительной.

Самая старшая из подсудимых — 64-летняя Сагынкуль Конар, профессор Университета иностранных языков и деловой карьеры, кандидат философских наук и религиовед. Он заявила, что до следствия видела других подсудимых всего трижды.

— Чтобы подогнать под 179-ю и 272-ю статьи Уголовного кодекса, написали совсем другие слова в стенограмме видеозаписей встреч, которые сами организовали. То, что слышно, написали как неслышимое, сфальсифицировали, — убеждена она.

Адвокаты подсудимых говорят, что их подзащитных преследовали не за действия, а за разговоры и выражение своей позиции. Следователь не согласился с этим.

— Вы неправильно понимаете «захват власти». Это триггер. Например, вооружённые столкновения могут начаться, в такие моменты могут поджечь искру. В стенограмме говорится, что нужно, чтобы был триггер, чтобы все поднялись, — сказал следователь Сайлаубай.

Багдагуль Андреева просила суд признать недействительными показания двух свидетелей против неё. Она спрашивала, почему одну из свидетельниц, участвовавшую во встречах с другими подсудимыми, не привлекли к уголовной ответственности. Следователь сослался на заключение экспертизы, которая пришла к выводам, что свидетельница не призывала к захвату власти.

Адвокат Толеген Берликожа просил суд пригласить в суд для дачи показаний специалистов, которые проводили экспертизы стенограммы. Суд ходатайство отклонил.

Адвокат Жанара Балгабаева считает, что материалы дела не содержат доказательств вины подсудимых:

— Должностные лица, пытаясь найти, видимо, кантаровский след, сами имитировали преступную деятельность, создали эту группу «Трепачи». Они не стесняясь пишут о том, что раскручивали гражданских активистов. В орбиту этого правонарушения, имитации правонарушения, попадали почти все гражданские активисты. Среди них удалось остановиться на нескольких лицах. Никакой группы не было, все собиралось под вот эту идею. Дело сфабриковано на основании провокаций.

Осуждённые по этому делу включены казахстанскими правозащитниками в список политических заключённых. Официальная Астана отрицает наличие в стране политически мотивированных дел и политзаключённых.

ИСТОЧНИК:

Радио «Азаттык»

https://rus.azattyq.org/a/na-traktore-v-akordu-kak-sudili-obvinyaemyh-v-prizyvah-k-zahvatu-vlasti-/32854793.html

Источник: bureau.kz

Если вы хотите поддержать Kokshetau.asia, то вы можете сделать перечисление на любую сумму