Понедельник, 26 августа 2019 16:14

Зачем Ерболат Досаев плюет против ветра?

  • Whatsapp: whatsapp +77084442694 +77084442694
Оцените материал
(1 Голосовать)

Буквально на днях стукнет полгода с того момента, как главный банк страны «перешел под контроль» Ерболата Досаева. Этот пусть и маленький, но юбилей достоин быть отмеченным.

Хотя бы потому, что Ерболату Аскарбековичу удалось за столь короткий срок снискать себе славу «вредителя» национального масштаба, тем самым затмив итоги своей деятельности на всех предыдущих постах вместе взятых.

«Слабое звено» в команде Токаева

«Кощунство», «Надо Марченко возвращать, пусть подготовит профи! Деньги страны должны быть в надёжных руках», «Если зарплаты растут, то зачем кредиты более чем на миллиард простили?», «Сколько нужно заплатить и кому, чтобы такого неэффективного менеджера назначать из года в год на ответственные посты?!!!», «От него больше вреда, где бы он ни был».

Так в соцсетях казахстанцы комментируют инициативы и заявления нынешнего главы Нацбанка. Тут и планируемые ужесточения в работе обменных пунктов, и откровенные намеки на то, что в росте инфляции виновато повышение реальных доходов населения, и много чего еще.

И вроде бы ни в словах, ни в делах Ерболата Досаева нет ничего особенно крамольного. Рост реальных доходов казахстанцев регулярно показывают данные комитета по статистике Министерства национальной экономики, но никто от этого в раж не впадает. Обменники во многих странах мира работают по тем правилам игры, которые сейчас активно навязывает Нацбанк, и не сказать, что там процветает теневой рынок валютных операций. Но, тем не менее, все, что делает Ерболат Аскарбекович, воспринимается в штыки и рождает у многих казахстанцев ощущение, как минимум, некомпетентности главного банкира страны.

Хотя Досаев не раз доказывал, какой он профессионал, звучащие сегодня в его адрес негативные оценки выглядят весьма поверхностными. Во многом потому, что власть в целом утеряла доверие общества, и Ерболат Аскарбекович своим примером лишь иллюстрирует это. Накопившаяся протестность никуда не делась – просто из активной стадии она перешла в фазу заморозки. И зрелые (речь не о возрасте, а о способности мыслить трезво, просчитывать последствия своих шагов) государевы мужи, что называется, «секут поляну» и стараются лишний раз не раздражать общество как известная красная тряпка.

Ерболат Досаев, конечно, опытный политик, в систему госслужбы он попал буквально с пеленок (уже в возрасте 33-х лет получил должность министра). Однако на определение «зрелый» не тянет, поскольку годы жизни, проведенные на ответственных постах, не научили его главному – умению выстраивать линию поведения так, чтобы она выглядела адекватной не только в глазах себе подобных, но и простого населения. До сих пор, хотя ему пошел уже 50-й год, Досаев способен предстать в выгодном свете лишь исключительно перед «старшими товарищами». Что, собственно, и позволяет ему, даже погорев в пожарище жуткого скандала, регулярно воскресать на новых постах и опять браться за спички, разжигая очередной костер общественного недовольства.

Именно это мы сегодня и наблюдаем. Страна стоит на пороге нового электорального цикла, Касым-Жомарт Токаев идет на беспрецедентные шаги в попытках вернуть доверие граждан к власти – списывает долги, обеспечивает многодетные семьи жильем, созывает Национальный совет общественного доверия… А тут – оп-ля – председатель Нацбанка со своими «фокусами», которые в одну минуту девальвировали все то, чего власти добивались на протяжении нескольких месяцев. Тем более что с «реформами» Ерлан Аскарбекович мог бы и «потерпеть». Ну, начнут обменники работать в новом режиме не завтра, а послезавтра – мир-то от этого не перевернется.

Стиль «правления» Ерболата Досаева, как, собственно, и целесообразность его пребывания в президентской команде, безусловно, рождают вопросы. Но, похоже, пока он является в ней как слабым, так и незаменимым звеном, которому еще предстоит сыграть отведенную ему роль, причем именно в нынешней должности. Во всяком случае, на такие мысли наталкивает его биография.

Метод выжженной земли

Тот бэкграунд, который Ерболат Аскарбекович приобрел за время своего пребывания на государственной службе, больше смахивает на эпитафию. Правда, им самим, видимо, он воспринимается как панегирик, а посему ничуть не мешает ему уверенно двигаться вперед, невзирая на оставленную после себя выжженную землю.

Первый скандал, ударной волной от которого Досаева снесло с министерского кресла, разразился еще в середине «нулевых» годов, когда наш герой руководил Министерством здравоохранения. Руководил настолько скверно, что не раз вызывал возмущение и неподдельное удивление у первых лиц страны. «В чем дело? - спрашивал тогда Елбасы. - Все государство делает. Я тебя послал туда как менеджера, который может управлять этими потоками денег и поставить управление медициной на нормальный уровень. Результатов пока очень мало». Досаев только слушал критику в свой адрес, но выводов, похоже, не делал.

Об этом можно судить по последовавшему вскоре «наезду» на него депутатского корпуса. А обвиняли главу Минздрава парламентарии в нецелевом и неэффективном использовании более 250 миллионов тенге (по тем временам деньги о-го-го какие) и закупе непригодных вакцин. Помнится, Серик Абдрахманов, кивая в сторону Досаева, прямо заявил: «У нас в стране состав преступления находят, когда украдут одну овцу, мешок картошки или муки, или кирпич своруют со стройки. А когда кто-то ворочает миллионами, и они непонятно куда исчезают, там у нас состава преступления нет». Тем не менее, Досаеву снова давали шанс за шансом.

Терпение Акорды лопнуло, когда в ЮКО случилась трагедия: по вине медиков 149 малышей оказались лишенными права на полноценную жизнь – в больничных условиях их заразили ВИЧ-инфекцией. Ерболат Аскарбекович сразу же дал понять, что с него взятки гладки: «Да, с точки зрения координации, мониторинга ситуации мое упущение есть, и я постараюсь закрыть эти бреши в работе министерства. А управление ежедневной ситуацией на местах по закону является прерогативой местных органов. Зная реальное положение дел, они лучше, чем я, сидя в своем кабинете, могут принимать оперативные решения. Но если мы им отдали полномочия, то они должны понимать, за что отвечают». Однако как бы он ни пытался выйти сухим из воды, какие бы обещания ни раздавал пострадавшим от врачебной халатности семьям, ему это не помогло: с госслужбой пришлось расстаться на долгие годы.

Казалось, что карта Досаева бита раз и навсегда. Но не тут-то было. В 2012 году произошло его триумфальное возвращение. Он снова занял кресло министра, и теперь ему поручили заведовать экономическим развитием и торговлей (впоследствии ведомство было реорганизовано в министерство экономики и бюджетного планирования, а затем – национальной экономики). Столь высокое доверие, оказанное Ерболату Аскарбековичу, не могло не вызывать вопросов, поскольку, как считали многие, не имело под собой логического обоснования.

Годы, проведенные вне системы госслужбы, Досаев посвятил тому, что вместе с партнерами занимался бизнесом. И вроде это у него получалось неплохо. Во всяком случае, он входил в число обладателей состояния, превышающего 100 миллионов долларов. Следовательно, можно предположить, что тех, кто стоял за этим кадровым решением, привлек в Досаеве наработанный им опыт, который он мог бы адаптировать в сфере государственного управления. Но если учесть, какие «титаны» и за счет каких баснословных кредитов, выданных на невероятных условиях, поддерживали внешнее благополучие бизнес-империи Досаева и Каппарова, то эта версия выглядит маловероятной. Скорее, на тот момент «в обойме» просто не нашлось нужного «шального патрона», который смог бы провести в жизнь непопулярное, социально взрывоопасное решение, а затем снова быть отправленным в отставку с возможностью заколачивать уже не миллионы – миллиарды.

В пользу такого предположения говорит тот азарт, с которым Досаев взялся продвигать идею введения новых налогов для физических и юридических лиц, в том числе знаменитого «налога на роскошь», а также снижения до нулевой ставки акцизов для ряда производителей. Как и следовало ожидать, предлагаемые «новшества» были приняты в штыки и вызвали шумный общественный резонанс. Помнится, политолог Досым Сатпаев заявил о том, что Досаев, возможно, и хороший бизнесмен, но, чтобы стать хорошим министром, ему нужно понюхать пороху, поработать «в поле», узнать, как и чем живет страна, не из отчетов и докладов. Довольно критично в адрес Ерболата Аскарбековича высказывался и депутатский корпус, но опять же все мимо – как говорится, вот пуля пролетела, и ага. Раздававшееся со всех сторон возмущение ничуть не поколебало его позиций - Досаева «попросили остаться» на посту министра, вопреки, если следовать уже высказанному предположению, первоначальному сценарию.

Сойти с пьедестала его заставили прокатившиеся по стране так называемые «земельные митинги», вызванные неоднозначными поправками в Земельный кодекс, которые разработало ведомство Досаева. Елбасы объявил ему о неполном служебном соответствии, подчеркнув, что это последнее предупреждение. А вскоре Ерболат Аскарбекович добровольно ушел в отставку. Но ушел недалеко – к «смежникам», возглавив Национальный управляющий холдинг «Байтерек» (что было понятно, если учесть те проблемы, которые испытывал его бизнес, оставленный им на «гражданке»), а затем вновь вернулся в правительство. По законам жанра - опять «на коне», с победоносным флагом в руках, заняв пост вице-премьера. Впрочем, ему доверили курировать только вопросы культуры, спорта и туризма. А затем он был переброшен на новый фронт – в Национальный банк.

Мастер отвлекающих маневров

На новом месте Ерболат Досаев продолжает демонстрировать все те же методы управления, которые уже дважды доводили его до цугундера. Либо правду говорят, что бог троицу любит, либо именно на этот присущий ему «стиль» и делали ставку те, чьими стараниями он оказался в Нацбанке.

Эксперты, кстати, изначально скептически отнеслись к его назначению, говоря о том, что нового главу Нацбанка выбрали «из того, что было». Они прогнозировали, что Досаев не станет выходить за рамки того коридора, по которому двигался его предшественник Данияр Акишев, чья работа не раз подвергалась обструкции со стороны как общественности, так и депутатского корпуса. Однако эксперты, похоже, не учли, что «досаевское» и тут возьмет свое и что вроде бы банальная техническая рокировка приведет к неожиданным последствиям. Конечно, готовности запасаться мылом и гречкой, пока никто не выражал, но предчувствие грядущего апокалипсиса, судя по комментариям, ощутили многие.

Впрочем, есть ли в этом вина самого Ерболата Аскарбековича?

С формальной точки зрения, конечно же, нет. Его в это кресло посадили вовсе не для того, чтобы он играл роль валерьянки или другого успокоительного средства для особо впечатлительного населения, а затем, чтобы совершенствовать денежно-кредитную политику, заниматься оздоровлением банковского, финансового и реального секторов экономики, находить баланс между стабильностью цен и экономическим ростом. Именно об этом говорил в феврале нынешнего года, представляя нового главу Нацбанка, руководитель президентской администрации Асет Исекешев. И в этом плане к Досаеву пока не может быть никаких претензий. Хотя «параметры», за которые он призван отвечать, показывают норму только в статистических отчетах. Недавно на своей странице в «Фейсбуке» известный экономист Айдархан Кусаинов констатировал: «Судя по масштабам разворота наличных и безналичных сбережений населения в доллары, доверие к тенге подорвано… Недоверие, порождённое курсовой политикой регулятора, сегодня стало само по себе сильным проинфляционным фактором, потому что рождает дополнительный, уже исключительно психологический спрос, двигающий цены вверх». Как говорится, без комментариев.

С другой стороны, понятно, что у тех, кто принимал решение направить в Нацбанк именно Ерболата Досаева, была некая «сверхзадача» - из категории тех, суть которых озвучивать вслух считается моветоном. И свою «лебединую песню» на этом посту Ерболату Аскарбековичу еще предстоит спеть. Право слово, не ради же закручивания гаек применительно к обменникам и населению, желающему поменять валюту, его привлекли на должность главного банкира страны. Так что Ерболат Досаев еще «повоюет» - как бы нам всем от этого ни было тошно…

С этой точки зрения все «громкие» заявления и инициативы главы Нацбанка попадают прямо «в кассу», поскольку являют собой маневры, отвлекающие внимание как от того, чем на самом деле заняты Досаев и его команда, так и от того, что они не делают вовсе…

Асель Омирбек camonitor.kz.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Прочитано 441 раз