Четверг, 12 января 2017 11:40

РАСКОЛОТОЕ СЕРДЦЕ ИЛЬЯСА ЕСЕНБЕРЛИНА Избранное

  • Станьте первым комментатором!
Оцените материал
(1 Голосовать)

Огромный орел долго кружится в небе, затем сначала медленно, а потом быстрее и быстрее начинает спускаться вниз за бегущим волком, дистанция между ними неумолимо сокращается, тень птицы по земле настигает зверя. Вдруг волк на полном бегу поворачивается назад и кидается на орла, который от неожиданности и сильного толчка теряет ориентацию и упускает потенциальную жертву из своих когтей…, сообщает Резонанс.kz

Трудная судьба поэта

16 декабря уже прошлого года в Астане и 17 декабря в Алматы состоялся премьерный показ художественного фильма «Алмазный меч», рассказывающего о становлении Казахского ханства. Сценарий фильма «Казахское ханство. Алмазный меч» написан Смагулом Елеубаевым и Тимуром Жаксылыковым. За основу авторами была взята первая часть трилогии Ильяса ЕСЕНБЕРЛИНА «Кочевники» – «Алмазный меч». Сюжетная линия в картине берет начало с 1465 года, когда султаны Керей и Жанибек основывают новое государство – Казахское ханство.

…Город Атбасар Акмолинской области, начало 1920-х годов. Небольшая улица, старые домики. В тени одного из них застлана старая кошма, на которой расположилась группа маленьких ребятишек. Они, затаив дыхание, слушают симпатичного, смуглого мальчика лет восьми. Он с упоением рассказывает сказку про страшного айдахара (айдахар с казахского «дракон», - авт.), с которым бесстрашно вступает в битву могучий казахский батыр. Не успевает он отсечь одну голову айдахара, как на его месте вырастают две. На лицах маленьких слушателей отражается всевозможная гамма чувств: от радости и смеха до затаенной грусти и страха.

После сказки маленький сказочник принимается за эпос:

Қарақыпшақ Қобыланды -

Атасы мұның Тоқтарбай,

Халықтан асқан болды бай.

Искусный рассказчик – сирота Ильяс ЕСЕНБЕРЛИН. С маленьких лет он любил слушать сказки, легенды, эпосы; скоро и сам научился их рассказывать. Его сказки, легенды были очень интересные и бесконечные. Иногда Ильяс так искусно рассказывал соседским ребятишкам выдуманные рассказы о батырах, о далеких сражениях, трагической кончине вымышленных героев, что нередко у маленьких слушателей на глазах проступали слезы. Возможно, эти детские впечатления рассказчика и благодарная реакция слушателей надолго запали в его душу и были первыми «литературными» опытами.

У Ильяса был свой учитель – на него большое влияние оказало общение с акыном Какбаем, прекрасно певшим и игравшим на домбре и знавшим великое множество старинных преданий и жиров. Именно от Какбая услышал Ильяс об Асане Кайгы и Бухар-жырау, Едиге и Кобланды, о Кенесары – героях своих будущих романов. Этот малоизвестный акын сумел передать накопленный веками духовный заряд будущему писателю.

Ильяс ЕСЕНБЕРЛИН родился в 1915 году в городе Атбасар Акмолинской области. Его детство и юность прошли в трагические годы для казахского народа: революция, гражданская война, печально известные события 20-30 годов, когда почти все население пережило социальные потрясения, нищету, голод, гибель большого количества людей.

Жернова социальных потрясений не обошли и семью ЕСЕНБЕРЛИНА: после эпидемии черной оспы Ильяс в пятилетнем возрасте осиротел. После смерти матери на попечении отчима осталось четверо детей: старшая сестра Назым, Ильяс, младший Равнак и двоюродный брат Ахметкали, осиротевший сын старшего брата отца. Жили бедно, впроголодь.

Но скоро кончилось и такое детство – без родителей, но в отчем доме. Сестра вышла замуж, отчим женился, младшего Равнака отдали в дом дяди Жумабека, а девятилетний Ильяс без крыши над головой голодал, прятался и жил под мостом вместе с другими беспризорниками. Его, умирающего от голода и холода, подобрали во время коммунистического рейда и определили в детский дом. Это случилось 21 января 1924 года. Детдом находился в другом конце города, и братья встречались редко. Хорошо, что иногда Ильяса отпускали с ночевкой домой.

В детском доме нашлась отдушина для сиротской доли: Ильяс писал стихи для стенгазеты – это уже был настоящий литературный опыт. Нередко начинающий поэт сидел на крыльце детского дома, его взгляд был устремлен вдаль и мысли были далеко, будто перед его глазами оживали события из услышанных в детстве эпических сказаний. Воспитатели сразу обратили внимание на задумчивого и серьезного не по годам мальчика, который выделялся своим строптивым и целеустремленным характером. По неизвестным причинам через два года он покинул детдом и вернулся к отчиму и мачехе.

После окончания четвертого класса школы Ильяс уехал в Кзыл-Орду и стал учиться в опытно-показательной девятилетней школе на полном государственном обеспечении. В этой школе он проучился два года, и после седьмого класса устроился на работу заведующим общим отделом райисполкома в городе Карсакпае. Летом в Карсакпай пришла разнарядка на курсы по подготовке в Горно-металлургический институт в Алма-Ате, и Ильяс стал студентом горного факультета. Он очень быстро стал заметным человеком в институте. Достаточно сказать, что когда в 1937 году состоялся 1-ый Чрезвычайный съезд Советов Казахстана, принимавший первую конституцию Казахской ССР, студент ЕСЕНБЕРЛИН был избран делегатом этого съезда.

Участник войны.

В январе 1942 года во время атаки в одном из боев под Старой Руссой капитан И. ЕСЕНБЕРЛИН был тяжело ранен в правую ногу. Ранение оказалось настолько серьезным, что встал даже вопрос об ампутации ноги, но Ильяс не согласился. Почти год провел в госпитале в Костроме, в 1943 году комиссован по инвалидности. Тогда он возвращается в Казахстан.

В 1950 году против И. ЕСЕНБЕРЛИНА возбуждают надуманное уголовное дело, дают десять лет и отправляют на строительство Каракумского канала. После смерти СТАЛИНА в 1953 году И. ЕСЕНБЕРЛИНА освобождают, реабилитируют.

Как человек трудной судьбы, ЕСЕНБЕРЛИН долго шел к своему призванию –неистребимому желанию писать большие вещи на исторические темы. Это было такое страстное желание, которое было лишь временно приглушено трудными и вполне объяснимыми жизненными обстоятельствами.

Конечно, писать стихи Ильяс стал еще в юном возрасте. Но писать стихи свойственно многим молодым людям – скорее это можно назвать увлечением, чем призванием, которое проходило с возрастом. У Ильяса же это было не мимолетное увлечение – ряд его стихотворений положены на музыку, его песни звучали в нескольких фильмах, вышло несколько поэтических сборников, он писал и поэмы. ЕСЕНБЕРЛИН написал десятки сценариев для фильмов и спектаклей. Удачен был его опыт в драматургии – пьеса «Борьба в горах» долгое время шла в республиканском ТЮЗе. Но …это были лишь этапы пути к его уникальному призванию, к которому он шел долго и трудно.

Отчаяние писателя на фоне успеха и травли

Возможно, присущая ЕСЕНБЕРЛИНУ большая ответственность и глубокое уважение к писательству до поры до времени сдерживали его к переходу к большому литературному жанру – роману.

Сам писатель вспоминал: «Задумал трилогию «Кочевники» я еще в 1945 году. В 1960 году приступил к работе над тремя романами. Причина такой затяжной подготовки проста: исторический материал требует усидчивости и предельной пунктуальности автора». И его наработанный за десятилетия поэтический, сценарный, драматургический, редакторский опыт был основой феномена писателя ЕСЕНБЕРЛИНА, когда он в зрелом (можно сказать, пожилом) возрасте почти каждый год писал по одному роману!

Конечно, дело не в количестве романов (хотя оно тоже впечатляет), а в их тематике и мастерстве передачи ее. Первый крупный роман Ильяса ЕСЕНБЕРЛИНА «Хан Кене» (1969) имел эффект взорвавшейся бомбы: не успела выйти книга, как читатели вмиг ее разобрали.

Это был на самом деле уникальный случай, когда за один год автор стал не только известным писателем, но и надолго приковал к роману и себе всеобщее внимание. До ЕСЕНБЕРЛИНА считалось преступлением не то что написание подобной книги – даже упоминание данной темы. А для него как будто не было безжалостного наказания Ермухана БЕКМАХАНОВА за его исторический труд «Казахстан в 20-40-е годы ХIХ в.» об освободительной борьбе Кенесары КАСЫМОВА против царизма, за что историк был осужден в конце 1952 года.

Вначале многие казахские писатели не понимали, что ЕСЕНБЕРЛИН – крупный писатель. Не хотели принимать его даже за среднего писателя. А главное, не смогли простить за то, что он так быстро стал в народе автором, чьи исторические романы люди читали с любовью и трепетом.

Теперь имя ЕСЕНБЕРЛИНА стало притчей во языцах: его ведь не только хвалили, но везде ругали, ставили подножки, старались унизить, обивали пороги всевозможных высоких кабинетов и клеветали, как могли. Главное обвинение: его исторические романы – чуждые нам вещи, опасное произведение с ностальгией по проклятому прошлому. Требовали запрета.

У многих писателей не хватало смелости освоить столь глобальную эпическую тему казахской литературы – историческую. Причем Ильяс оказался не просто храбрым, но и удачливым первопроходцем.

Как тогда было принято в Казахстане, его титанический писательский труд не был оценен: с написанием романа «Хан Кене» началась настоящая травля писателя. Это были не кремлевские гонения за национализм и «восхваление ханской власти». Нет. Это были наши доморощенные критики в лице писателей во главе с Сабитом МУКАНОВЫМ и идеологическим отделом ЦК КП Казахстана. Смешно сказать, но их раздражало не только успех романов писателя, но и огромные тиражи. Если бы не заступничество партийного деятеля Асанбая АСКАРОВА – он своевременно встал на защиту чести и достоинства книги и автора, то исторической тематике в казахской литературе пришел бы конец.

В случае с ЕСЕНБЕРЛИНЫМ зримо проявилась пресловутая черта народа, которую клеймил в свое время АБАЙ, – зависть к неординарным личностям, нежелание оценить и поддержать талантливых, умных своих сыновей. К сожалению, эта черта жива и в наше время – за последние десятилетия у нас не появились Ауэзовы, Сатпаевы, Маргуланы, Есенберлины…

Несмотря ни на что, в 1971 и 1973 годах выходят два других романа «Заговоренный меч» и «Отчаяние», составившие историческую трилогию «Кочевники», охватывающую события в казахской степи с XV по середину XIX века: формирование казахского народа, сложные взаимоотношения с Джунгарией, Китаем, Хивой, Бухарой, Российской империей. После издания «Кочевников» в Казахстане, трилогия стала достоянием всесоюзной аудитории.

Потом были изданы еще романы «Прикрой своим щитом» (1974) – о первоцелинниках, «Золотые кони просыпаются» (1976), «Мангистауский фронт», «Завещание» (оба − 1978), «Дальние острова» (1983), «Праздник любви» и «Радость белых лебедей» (оба − 1984). В 1979-1983 гг. ЕСЕНБЕРЛИН пишет трилогию «Золотая Орда», состоящую из романов «Шестиглавый Айдахар», «Шесть голов Айдахара» и «Гибель Айдахара», повествующую об истоках казахской нации.

Книга из трех романов под общим названием «Лодка, переплывшая океан», в которой повествуется о нравах казахской интеллигенции, долго не издавалась и вышла, как и ряд других, только после смерти писателя.

«Этот поистине крупномасштабный писатель мог бы стать гордостью любого народа, а мы сообща внесли свой вклад в подрыв его здоровья и, в конечном итоге, к сокращению его жизни. Мы на самом деле его добили. И он, перенося инфаркт на ногах, умер от разрыва сердца, защищая свою «Золотую Орду» в Москве» (История травли Ильяса ЕСЕНБЕРЛИНА). Умер выдающийся художник слова 5 октября 1983 года от разрыва сердца. Как отмечали его близкие друзья, писатель «надорвался».

Феноменальный сплав писателя и историка

Надо ли говорить, что историческая наука в советское время была идеологизирована, политизирована и строго дозирована. Дело доходило до того, что некоторые исторические источники были или недоступны для изучения, или критиковались с современных позиций, или даже пересматривались. Профессиональные историки, особенно в национальных республиках, не могли выйти за строго очерченные рамки официальной науки. История казахской Степи ранее середины XVIII века была мало изучена; историки не могли в полной мере использовать казахские народные сказания, легенды, предания, в целом устные источники.

Орловский Александр Осипович. Битва казаков с киргизами (казахами). 1826 год

В то же время в обществе ощущалась огромная потребность в знании истории казахского народа, в том числе в более ранние периоды. Эту массовую потребность народа неожиданно в известной мере удовлетворил малоизвестный автор, в котором органично сочетались редкий талант писателя, исследователя, историка, знатока устного народного творчества.

Поэтому неудивительно, что писатель ЕСЕНБЕРЛИН опередил профессиональных историков Казахстана в целостной и объективной исторической картине казахской Степи, и его оценка многих исторических личностей и событий, несмотря на железную хватку советской идеологии, оказалась авторитетной. «Нельзя забывать, что именно И. ЕСЕНБЕРЛИНУ мы обязаны возвращением к нам славных имен выдающихся деятелей казахского народа. Например, в 1990 году депутаты города Балхаша не соглашались присвоить одной из центральных улиц имя Агыбай-батыра. Тогда председатель гор­совета открыл роман «Хан Кене», и вопрос тут же был решен положительно» (Ахмет ДЮСЕНБАЕВ).

Известно, что на Западе до недавнего времени было принято считать культуру, экономику, жизнь кочевников чуть ли не первобытным варварством. Ильяс ЕСЕНБЕРЛИН с помощью своих романов на основе многочисленных исторических источников сумел отчасти переломить такую оценку: ознакомившись с произведениями писателя, многие историки и писатели пересмотрели свои взгляды.

Богатейшее эпическое наследие казахов, искрометные изречения акынов древности оставили за собой зияющий провал – неестественную и от того страшную пустоту в прошлом воистину талантливого народа, которое творцы казарменного социализма обнесли стеной беспамятства. И чтобы разрушить эту стену и воспрянуть гордому духу наследников Золотой Орды, нужны были титаны духа, как Ильяс ЕСЕНБЕРЛИН, патриарх исторической памяти народа.

Недаром в его романах часто встречаются образы не только из устного народного творчества, но даже позабытые народом тотемные символы, древние традиции, охотничьи тайны.

Например, в романе «Отчаяние» есть описание тактики ведения степной войны: «Тактика волчией стаи, готовящейся к охоте на оленей, всегда присуща таким войнам, к которой готовился контайчи Сыбан Раптан… Одни должны были пугать свою жертву, другие – гнать ее в сторону приготовившейся засады, третьи – загнать до изнеможения, четвертые – впиться в горло…».

Трагическая «насмешка» истории состоит в том, что с образами волков исторически ассоциировались предки казахов – древние тюрки с их легендарной прародительницей Волчицей. Теперь же джунгары – волки, а их враги – овцы.

Парадоксально, но степные каганы своим могуществом были обязаны этим сильным, неутомимым, умным и бесстрашным хищникам. Прирожденные охотники, тюрки досконально изучили повадки вечных властителей животного мира Степи, в небольшой стае которых роли всех ее членов точно распределены.

Немногочисленная армия тюркских каганов с четкой иерархией и жесткой дисциплиной копировала социально очерченную волчью стаю с ее железной субординацией во главе с вожаком. За волчьи качества гвардию кагана называли «бури» (волки). Это не просто название, это образ жизни. Уподобление волкам моделировало мощный физический облик воинов, развивало в них выносливость, силу, бесстрашие, ибо тюрки – волки, враги – овцы.

«Поэт и горный инженер, И. ЕСЕНБЕРЛИН прозой стал заниматься довольно поздно, но за свою не очень долгую жизнь успел оставить 15 романов. Его книги переведены на 30 языков мира и вышли общим тиражом почти девять миллионов! По прогнозам литературных критиков, произведения И. ЕСЕНБЕРЛИНА будут переиздаваться снова и снова и никогда не утратят свою притягательную силу» (Ахмет ДЮСЕНБАЕВ).

Лучше всех раскрыл феномен романа «Хан Кене» (и других романов) сам автор: «Когда писатель долго занимается историческим исследованием далеких времен, то люди и события прошлого сами собой материализуются в его сознании. И он видит за всем этим только человека. Так произошло и со мной… Такую книгу невозможно писать, не пропуская боль и страдания своих литературных героев через свое сердце, свою душу, так как содержание книги не абстрактное, не выдуманные грезы писателя, а реальные люди и события».

В 2015 году в Казахстане скромно отметили столетие со дня рождения выдающегося писателя Ильяса ЕСЕНБЕРЛИНА. Его произведения вошли в золотой фонд казахской литературы и являются национальным достоянием. Однако произведения ЕСЕНБЕРЛИНА до сих пор не получили должной оценки, о жизни и творчестве писателя написано мало.

Он первым из казахстанских писателей обратился к опасной и сложной теме: художественному осмыслению истории кочевников, борьбы казахского народа за национальную независимость и обретение государственности. Ныне есть возможность оглянуться назад и оценить творчество писателя в контексте современного осмысления «народа в потоке истории». Об этом свидетельствует история создания художественного фильма «Алмазный меч» – мы все время будем оглядываться на произведения Ильяса ЕСЕНБЕРЛИНА.

Прочитано 49 раз

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика